WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
1 www.iet.ru С. ШИШКИН доктор экономических наук зам. руководителя направления ИЭПП Дилеммы реформы здравоохранения Вопросы экономики, 1998, №3, сс. 90-108 Современная политико-экономическая ситуация в сфере здравоохранения характеризуется тремя главными проблемными узлами.

1. Дисбаланс между размерами государственного финансирования здравоохранения и гарантиями предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи.

2. Несогласованность действий и коллизии во взаимоотношениях субъектов государственного финансирования здравоохранения, порожденные децентрализацией управления и переходом к системе обязательного медицинского страхования.

3. Внедрение институтов рыночной экономики в систему здравоохранения не повлекло за собой конкурентного поведения страховых организаций и медицинских учреждений.

При поиске путей решения этих проблем встают непростые дилеммы.

Дилемма восстановления баланса между государственными гарантиями и их финансовым обеспечением Вследствие затянувшегося экономического кризиса и сокращения в реальном выражении доходов государственного бюджета размеры финансирования здравоохранения не соответствуют потребностям в ресурсном обеспечении бесплатной медицинской помощи населению, гарантированной государством. За период 1992-1996 гг. доходы консолидированного государственного бюджета сократились примерно на 35%, расходы - на 33%. Финансирование здравоохранения за счет бюджета и страховых взносов уменьшилось в реальном выражении на 25%. Но закрепленные в законодательстве государственные гарантии не пересматривались.

В советском государстве права граждан на получение бесплатной медицинской помощи были в весьма общем виде сформулированы в конституции. При этом перечень видов услуг, которые вправе был получить каждый гражданин, законом не определялся. Фактически это означало право граждан на бесплатное получение помощи в доступных для них медицинских учреждениях; но для лиц с разным социальным статусом, для жителей разных территорий были доступны разные по составу и качеству оказываемой медицинской помощи лечебнопрофилактические учреждения. В действующей Конституции России сохранен прежний подход к формулированию прав граждан на бесплатную медицинскую помощь.

Неспецифицированность государственных гарантий является характерной особенностью патерналистского отношения государства к предоставлению социальных услуг. Установление прав граждан на бесплатную медицинскую помощь обусловливается идеологическими представлениями и политическими факторами и не опосредуется экономическими соизмерениями. Это и влечет расплывчатость формулируемых прав и соответствующих обязательств государства.

Введение в России системы обязательного медицинского страхования (ОМС) призвано было изменить такое положение. Закон "О медицинском страховании граждан Российской Федерации", принятый в 1991 г., предусматривает, что объем и условия оказания гражданам медицинской помощи в рамках ОМС устанавливаются в базовой и территориальных программах ОМС. Однако в базовой программе, утвержденной правительством в 1992 г., гарантии гражданам сформулированы в весьма общем виде и не конкретизированы в объемных и финансовых показателях. Тарифы взносов на ОМС работающего населения, равные 3,6% от фонда заработной платы, были установлены в 1993 г. без увязки с потребностями в ресурсном обеспечении медицинской помощи, которая должна предоставляться застрахованным. Размеры платежей из бюджета на ОМС неработающего населения вообще не были определены законодательно.

Если обязательства государства оказываются неспецифицированными, то с политикоэкономической точки зрения это означает обязательства, как минимум, финансировать существующую сеть государственных и муниципальных лечебно-профилактических учреждений так, чтобы они могли продолжать оказывать те бесплатные медицинские услуги населению, структура которых исторически сложилась. Но тогда дисбаланс между обязательствами государства в сфере здравоохранения и их финансовым обеспечением порождается и автоматически увеличивается с сокращением финансирования здравоохранения по сравнению с величиной, необходимой для обеспечения нормальных условий деятельности сложившейся сети лечебно-профилактических учреждений.

По расчетам Министерства здравоохранения России, в 1996 г. затраты на финансирование лечебно-профилактической помощи населению в соответствии с базовой программой ОМС должны были равняться примерно 3,5% ВВП. Это требуемые затраты, если не менять существующую структуру предоставления бесплатной медицинской помощи населению (существующие виды медицинской помощи и сложившееся соотношение объемов лечения в стационарах и в амбулаторных условиях). Между тем общий объем финансирования здравоохранения государством составил в 1996 г. 3,1% ВВП (в т.ч. 2,5% ВВП финансирование здравоохранения: из бюджета; 0,6% ВВП - взносы предприятий на ОМС).

Проблема несоответствия размеров финансирования здравоохранения и комплекса услуг, предоставление которых гарантируется населению, существует во всех постсоциалистических странах, даже в тех, где не было столь драматического и длительного сокращения производства, как в России. Например, в Эстонии указанная проблема возникла из-за более высоких темпов роста цен на коммунальные услуги по сравнению с темпами роста взносов на обязательное медицинское страхование. В Болгарии, Польше, Румынии проблема несбалансированности имеющихся средств и гарантий государства в области здравоохранения стояла даже более остро, чем в России, так как в этих государствах не только медицинская помощь, но и лекарства предоставлялись населению бесплатно.

Сохранение дисбаланса между государственными обязательствами и реальными финансовыми потоками оказывает разрушительное влияние на всю систему здравоохранения.

В ситуации, когда финансирование в реальном выражении уменьшается, средства "размазываются" по существующим медицинским учреждениям и направляются в первую очередь на оплату труда и коммунальных услуг. Такая политика финансирования здравоохранения типична для государств, бюджетные возможности которых сокращаются.

Когда денег не хватает на приобретение медикаментов и необходимых материалов, больницы требуют, чтобы пациенты покупали сами все нужное для операции, не говоря уже о дополнительной оплате труда врачей. А поликлиники, например, предлагают больным, нуждающимся в рентгенографическом обследовании, самим приносить пленку, и т.п. Такую же картину можно было наблюдать и в других постсоциалистических странах. В Польше в 1992 г. госпитали и больницы были вынуждены просить предполагаемых пациентов о "добровольных" пожертвованиях.

В решении проблемы дисбаланса между обязательствами государства и их финансовым обеспечением есть два возможных пути:

1) пересмотреть обязательства государства;

2) добиться перераспределения общественных ресурсов в пользу здравоохранения и/или обеспечить более эффективное использование имеющегося ресурсного потенциала.

Естественный путь в ситуации недофинансирования - пересмотреть обязательства государства по предоставлению бесплатных медицинских услуг населению. Это означает сократить перечень видов бесплатной медицинской помощи, сконцентрироваться на более результативных и экономически эффективных, четко сформулировать этот перечень, сбалансировав его с имеющимися ресурсами. Одновременно возможно введение доплат населения за оказываемую медицинскую помощь, как в форме доплат за каждое посещение врача, за каждый день пребывания в больнице и т.п., так и в форме обязательных взносов самих граждан на медицинское страхование в дополнение к взносам работодателей.

Некоторые страны Восточной и Центральной Европы вступили на путь установления доплат населения за предоставляемую медицинскую помощь. В Эстонии взимается оплата в размере 5 эстонских крон (40 центов США) за каждое посещение врача. В Польше и Румынии вместо бесплатного предоставления лекарств ввели систему категорий платности лекарств. В Латвии в 1995 г. правительство приняло решение об установлении частичной оплаты больными медицинских услуг - до 25% от их стоимости. Медицинская помощь детям и инвалидам, а также срочная медицинская помощь остаются бесплатными. В Чехии, в 1997 г. правительство высказалось за введение для населения платы за больничное обслуживание в размере 80 крон (2,3 долл. США) за день пребывания в госпитале и оплаты скорой помощи - 50 крон за вызов.

В Румынии планируется, что госпитали будут получать доплату от населения, размеры которой будут ежегодно устанавливаться при принятии закона о бюджете.

В Грузии с 1995 г. вообще отменили право на бесплатное здравоохранение из-за недостатка средств. Впрочем, этот шаг закрепил давно сложившиеся реалии. Почти все медицинские учреждения были переведены на самофинансирование и обслуживают население на платной основе. За государством осталось финансирование программы медицинской помощи малоимущим, социально незащищенным слоям населения, а также услуг родильных домов и лечения детей.

Путь сокращения перечня бесплатной медицинской помощи был и остается для российского государства весьма опасным с политической точки зрения. В 1993 - 1996 гг. нельзя было предпринимать шаги, которые резко меняли условия пользования медицинской помощью, резко ухудшали или осложняли доступ к ней значительных групп людей. Такие изменения могли вызвать обострение социальной напряженности и были бы использованы оппозицией в борьбе за власть. Безопаснее было официально не пересматривать государственные гарантии, а размазывать имеющиеся средства и "не замечать", что реальные возможности получения бесплатной медицинской помощи и ее качество сокращаются, а система лечебных учреждений, за исключением элитарных, постепенно деградирует. Медленное, постепенное ухудшение доступности и качества услуг воспринимается населением более спокойно и не вычленяется из общей тенденции снижения уровня жизни. Не случайно, что проблемы здравоохранения не акцентировались в предвыборной борьбе в 1995-1996 гг.

Даже и сейчас, при наличии финансовой стабилизации и признаков скорого начала экономического роста, внесение изменений в Конституцию весьма проблематично. Уже сама постановка вопроса Правительством о пересмотре конституционных гарантий будет использована оппозицией для обострения политической ситуации.

Следует отметить, что с юридической точки зрения представляется возможным осуществить частичный пересмотр состава бесплатных медицинских услуг, не внося изменений в Конституцию. Можно попытаться дать новую трактовку понятия медицинская помощь, исключив из нее, в частности питание пациентов, предоставление гостиничных услуг (смена белья и т.п.), оставив в качестве содержания этого понятия лишь собственно лечение, консультирование, диагностику и т.п.

Но у такого пути есть много недостатков. Во-первых, казуистические возможности иного толкования конституционной нормы не устраняют неизбежности серьезных политических издержек перевода части услуг в разряд платных, даже если это не затрагивает низкодоходные слои населения.

Во-вторых, для низкодоходных слоев населения эти услуги должны сохраниться бесплатными, а при введении платности только для части пациентов возникают проблемы с организацией взимания платы и возмещения расходов медицинских учреждений. Внедрение такой системы связано со значительными административными издержками и может повлечь злоупотребления и проволочки для пациентов, что в значительно большей мере увеличило бы социальную напряженность, чем необходимость платить за услуги.

В-третьих, такой ограниченный пересмотр государственных обязательств даст незначительную экономию государственных расходов. По оценкам Минздрава РФ, если сделать питание и предоставление постельного белья в стационарах платным для всех работающих граждан, то это позволило бы сэкономить 2% от общей суммы средств, необходимых для финансирования государством здравоохранения. Экономия не слишком значительная, чтобы из-за этого идти на непопулярные шаги.

Формой скрытого пересмотра государственных обязательств могло бы стать рационирование потребления медицинской помощи: формирование листа ожидания по неэкстренным видам медицинской помощи, подобно тому, как это сделано в Великобритании. Желающие сократить срок ожидания консультации у специалиста, оперативного вмешательства и т.д.

могут получить соответствующие услуги за плату. Но для введения такого порядка нужна высокая степень "прозрачности" деятельности лечебно-профилактических учреждений и наличие эффективного государственного и общественного контроля за правильностью рационирования медицинской помощи, сроками нахождения на листе ожидания и т.п. В наших условиях для создания всего этого потребуются время и значительные затраты.

Поспешное же введение предлагаемого порядка ослабит ответственность лечебнопрофилактических учреждений и страховых компаний перед пациентами и усилит вымогательство у них денег медицинским персоналом.

Рассмотрим теперь второй возможный путь ликвидации дисбаланса государственных обязательств и их финансирования - увеличение расходов государства на здравоохранение и повышение эффективности использования имеющихся ресурсов.

Рассчитывать на серьезное перераспределение общественных ресурсов в пользу здравоохранения в обозримый период не приходится. В других секторах экономики, финансируемых государством, проблемы, порожденные бюджетным кризисом, имеют не меньшую остроту.

Реальным фактором повышения эффективности использования ресурсов и соответственно сокращения потребности в государственном финансировании являются структурные изменения в системе здравоохранения. Можно выделить два главных направления таких изменений.

Первое - перераспределение средств в пользу более эффективных и менее дорогостоящих форм медицинской помощи. В нашей стране в структуре медицинских услуг преобладает стационарная помощь: затраты на нее составляют 65% от общего объема государственного финансирования здравоохранения, в то время как в странах с развитой рыночной экономикой эта доля равняется 35-50%. Эффективность использования ресурсов в сфере здравоохранения может быть повышена путем их частичного перемещения в амбулаторно-поликлинический сектор и развития стационарозамещающих технологий лечения.

Второе направление структурных изменений - ликвидация ведомственной медицины, консолидация бюджетных затрат на здравоохранение. Содержание ведомственной медицины составляет значительную нагрузку на бюджет. В федеральном бюджете на 1997 г., утвержденном Государственной Думой, доля Министерства здравоохранения составляла лишь 66,5% расходов по статье "здравоохранение", доля Управления делами Президента, включая финансирование Медицинского Центра, равнялась 10,4%; доля других органов федеральной власти и федеральных учреждений - 23,1%.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.