WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Сингулярное определение конкуренции как таковое совершенно недо­ статочно для того, чтобы получить представление о концепции конкурен­ ции в неоавстрийской школе и тем более показать и объяснить отношение неоавстрийцев к конкурентной политике вообще и к антимонопольному регулированию в частности. Вот почему для более полного понимания сути неоавстрийского подхода представленное выше сингулярное опре­ деление конкуренции как процесса в последующих разделах будет до­ полнено дескриптивным, раскрывающим связи с другими ключевыми аналитическими конструкциями, используемыми в рамках неоавстрийской исследовательской традиции. Только так мы сможем показать объясняю­ щие возможности данного подхода В завершение данного раздела отметим, что сингулярное определение конкуренции в рамках неоавстрийского подхода содержит в неявном виде ряд аспектов, задающих программу дальнейшего изложения: как связан дан­ ный процесс со знанием и неосведомленностью, рациональностью выбора и неявным знанием, равновесием (неравновесием) и монополией, функцией предпринимателя и результатом ее выполнения. Наконец, каким образом представленное понимание конкуренции обусловливает комплекс норматив­ ных выводов относительно политики в сфере защиты конкуренции.

2. Конкуренция в контексте индивидуального выбора Конкуренция, неосведомленность и знание Фундаментальность роли знания в австрийской теории объясняет значе­ ние статей, опубликованных Хайеком в 937 3 и 9 5 годах, которые были посвящены экономическим аспектам использования знания в обществе.

Данный вопрос в более широком контексте рассмотрен Хайеком и в его Нобелевской лекции 97 года 5.

Значение знания заключается в том, что его приращение (через получе­ ние информации) и последующее использование позволяет адаптироваться действующим лицам — а в конечном счете их совокупности и экономике в целом — к непрерывно изменяющимся обстоятельствам, к возможнос­ Весьма примечательное совпадение: публикация данной статьи в один и тот же год со статьей Рональда Коуза «Природа фирмы» с чем­то похожей судьбой — забвение на долгие годы с последующим активным если и не использованием, то цитированием.

Hayek F. Economics and Knowledge // Economica. 937. Vol.. P. 33—5 ; Hayek F. The Use of Knowledge in Society // American Economic review. 9 5. Vol. 20. P. 23 —259.

Hayek F. The Pretence of Knowledge. The Sveriges Riksbank Prize in Economic Sciences in Memory of Alfred Nobel: Prize Lecture / Lecture to the memory of Alfred Nobel. 97. December.

Андрей ШАститко тям использования ограниченных ресурсов, что представляет собой важ­ ное свойство рыночного процесса. Чем лучше используется экономически значимое знание, тем лучше могут быть согласованы частные планы и со­ ответственно действия экономических агентов, а значит, тем лучше будут результаты функционирования и развития экономики.

Знание, по Хайеку, для каждого экономического агента не является пол­ ным, что соответствует положению о неосведомленности действующих лиц.

Оборотной стороной проблемы использования знания в обществе является высокий методологический статус понятия неосведомленности.

Неосведомленность означает незнание принимающим решения лицом таких обстоятельств места и времени, таких возможностей, которые име­ ют значение с точки зрения достижения его целей, даже если человек стремится рационально (обдуманно) принимать решения. Применение данной пары понятий принципиально важно, поскольку конкуренция — процесс движения от неосведомленности к знанию о новых возможностях использования известных ресурсов, новых ресурсов, позволяющих созда­ вать новую стоимость. Процесс получение такого знания — важнейший компонент конкуренции.

Соответственно изменение границы между знанием и неосведомленностью для действующих лиц — важнейший спутник конкуренции. В экономической теории информации, основанной на сохранении оптимизационной логики индивидуального выбора, также присутствует разграничение между знанием и незнанием. Однако здесь, в отличие от неоавстрийцев, ресурсы, которые используются для приобретения знания о возможностях получения эконо­ мической прибыли, обладают альтернативной стоимостью 6, что связано с ожидаемыми результатами решения проблемы неинформированности, когда процесс получения информации аналогичен другим видам процес­ са производства и никогда не связан с неожиданностями («сюрпризами»).

Строго говоря, открытие как смысловое ядро конкурентного процесса в нео­ австрийской теории является чем­то средним между результатами систе­ матического поиска, когда экономический агент добывает недостающую информацию, о природе которой он осведомлен, и свалившейся с неба при­ былью (windfall), получение которой не потребовало проявления свойств, характерных для предпринимателя 7.

Аналогична проблема с моделями несовершенной информации. Например, доверитель (принципал) может не знать, каковы значимые для него харак­ теристики данного конкретного исполнителя (агента), хотя у него, согласно стандартным моделям управления поведением исполнителя, есть информа­ ция о том, исполнители каких видов представлены на данном рынке в прин­ ципе. Если проводить параллели с неоавстрийским подходом, то, следуя его логике, доверитель не обладает даже этой информацией, не говоря уже о характеристиках отдельного исполнителя.

Применительно к товарным рынкам наличие неосведомленности фак­ тически означает, что существуют возможности извлечения экономической прибыли, которые до поры до времени остаются незамеченными со стороны участников экономических обменов. Соответственно отсутствие неосведом­ ленности (то есть полная осведомленность) означает невозможность обна­ ружения и ранжирования альтернатив с точки зрения их привлекательности Стиглер Дж. Экономическая теория информации // Теория фирмы. СПб.: Лениздат, 995.

Kirzner I. M. Entrepreneurial Discovery and the Competitive Market Process: An Austrian Approach. P. 72.

112 конкуренция и антимонопольная политика в неоавстрийской теории для лица, принимающего решения. Таким образом, в условиях полной осве­ домленности участников обмена конкуренция оказывается невозможной.

Понятие неосведомленности о наличествующих, но скрытых (не вос­ принимаемых, но выявляемых в результате действий предпринимателя как ожидаемый, но не специфицированный ex ante результат) возможностях дополняется понятием неосведомленности во времени, которая выража­ ется в первую очередь в незнании тех последствий, к которым приведут собственные действия лица, принимающего решения в контексте действий множества других людей. Сказанное не означает, что вообще ничего не­ возможно предсказать. Речь идет лишь о существовании непредсказуемого, которое значимо для действующих лиц. С этой точки зрения неосведом­ ленность тесно связана с результатами конкуренции — непредвиденными и неожиданными как для самих участников конкуренции, так и для на­ блюдателей. Здесь важно подчеркнуть, что сама по себе непредсказуемость будущего (в части невозможности спецификации тех или иных событий) может быть вполне ожидаемой и очевидной для действующих лиц. Модель поиска, в которой определяется оптимальное количество ресурсов, исполь­ зуемых для получения информации и соответственно знания, к описывае­ мой ситуации неприменима по причине непредсказуемости ex ante отдачи от инвестирования в информацию и знание. Однако это еще не все… На первый взгляд кажется, что постановка вопроса о неосведомленно­ сти неоавстрийского индивида хорошо описывается в терминах неопреде­ ленности условий индивидуального выбора — соответствующие концепции являются одной из наиболее развитых в экономической теории (пусть даже в терминах неопределенности по Найту, а не риска, когда известны объек­ тивные вероятности) 8. Однако на самом деле неосведомленность не сводится не только к неопределенности в традиционном неоклассическом понимании, но даже к параметрической неопределенности (которую Фрэнк Найт считал истинной неопределенностью), поскольку неосведомленность предполага­ ет, что элементарные события не специфицированы и соответственно не представляется возможным установить ценность инвестиций в получение достоверной информации. А это — характеристика структурной неопреде­ ленности 9, в рамках которой лицо, принимающее решение, видит и соот­ ветственно способно специфицировать только часть вероятных исходов, тогда как остальные попадают в разряд стратегических неожиданностей.

Сам действующий субъект может осознавать, что в будущем вероятны со­ бытия, о которых он не знает, но которые способны оказать значительное влияние (как позитивное, так и негативное) на достижение его целей. Вот почему характеристики индивидуального поведения включают не только ра­ циональность, неосведомленность, но и обучение (в том числе через накопле­ ние опыта). Последнее имеет принципиальное значение для адаптируемости к изменяющимся и в значительной мере непредсказуемым обстоятельствам.

Конкуренция — процесс, посредством которого смещается граница между неосведомленностью и знанием, но это смещение происходит неодномо­ ментно и опосредуется действиями отдельных лиц, принимающих эконо­ мические решения.

См., например, обзорную статью: Шумейкер П. Модель ожидаемой полезности: разновид­ ности, подходы, результаты, пределы возможностей // THESIS. 99. Вып. 5. С. 29—80.

Шаститко А. Е. Новая институциональная экономическая теория; Шаститко А. Е.

Модели человека в экономической теории: Учебное пособие. М.: Инфра­М, 2006; Langlois R. N.

Rationality, Institutions and Explanation // Economics as a Process. Essays in the New Institutional Economics / R. N. Langlois (ed.). Cambridge, 990. P. 225—255.

Андрей ШАститко Конкуренция и рациональность Рациональность — фундаментальное понятие в экономической теории, суть определения которого сводится к установлению соответствия между целями действующего лица и средствами их достижения, которые допус­ кают различные варианты их использования. Несмотря на сравнительную тривиальность определения, с использованием данного понятия связано множество методологических проблем. Достаточно отметить многообразие видов рациональности, в том числе разграничение ее на функциональную и инструментальную; полную, переменную и ограниченную; процедурную и субстантивную и т. п.Традиционные представления о рациональности выбора в рамках нео­ классического подхода основаны на применяемой в экономической теории оптимизационной (максимизационной) технике, в рамках которой налич­ ные свойства рационального выбора не имеют принципиального значения.

В этом плане рациональность оказывается инструментальной. Таким обра­ зом, возникает возможность рассматривать конкуренцию как условия и ре­ зультат в связке с инструментальной рациональностью, исключая конку­ ренцию как процесс. Иными словами инструментальность рациональности если не исключает, то делает излишними попытки раскрыть «процессную» природу конкуренции.

Рациональность человека не может рассматриваться в терминах максими­ зации и оптимизации, поскольку то, что является неотъемлемым элементом оптимизационной задачи — цены, количества, а также другие значимые ас­ пекты выбора (время, качественные характеристики товаров и т. п.), — фор­ мируются в ходе функционирования рынка. В связи со сказанным важно отметить, что для понимания природы конкуренции в рамках неоавстрий­ ского подхода недостаточно сменить предпосылку о полной рациональности на допущение об ограниченной рациональности. Принципиальное значение имеет такая характеристика действующего на рынке субъекта, как неосве­ домленность о различных обстоятельствах, которые имеют значение с точки зрения достижения им своих целей. Причем неосведомленность человека также может быть результатом рационального выбора (что в определенном смысле коррелирует с подходом в рамках экономической теории информа­ ции к определению оптимальных затрат на получение информации).

Между тем соотношение между конкуренцией и рациональностью как степенью продуманности варианта выбора далеко не так тривиально, как это выглядит в контексте моделей конкуренции, являющихся элементами прикладной теории цены. Действительно, если конкуренция слабая, то участ­ ники принимают решения не на пределе возможного (что в определенном смысле соответствует концепции Х­неэффективности Лейбенстайна2 ). Это связано с тем, что сам процесс принятия решения не является бесплатным и требует не только времени, но и достаточно серьезного эмоционального напряжения. Соответственно чем менее негативными являются ожидаемые последствия экономии на обдумывании, тем слабее стимулы рационализи­ ровать, то есть выявить и сопоставить альтернативы.

Автономов В. С. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа, 998; Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS. 993. Т., № 3; Шаститко А. Е. Модели человека в экономической теории.

Лейбенстайн Х. Аллокативная эффективность в сравнении с Х­эффективностью // Вехи экономической мысли. Т. 2. СПб.: Экономическая школа, 2000. С. 77—505.

114 конкуренция и антимонопольная политика в неоавстрийской теории Однако интенсивность конкуренции могут ограничивать существующие возможности для обдумывания как дискреционного процесса, что, в свою очередь, ведет к замещению обдуманного принятия решений интуитивным, которое, если использовать сравнительный анализ когнитивных систем, предложенный Давидом Канеманом, не только обладает возможностями концептуального представления и кодификации (как обдумывание), но и может осуществляться быстрее, параллельно, а во многих случаях вооб­ ще без приложения специальных усилий22. Это — возможный прямой эф­ фект конкуренции. Однако вероятен и противоположный эффект, который связан с расширением возможностей обдумывания на основе разработки и применения специальных технологий, алгоритмов принятия решений (что в определенной мере соответствует такой конструкции, как «процедурная рациональность», в соответствии с которой алгоритмизированное принятие решений и соответствующие им действия замещают дискреционные.

Вместе с тем с точки зрения результата решения (индивидуальный выбор) действительно оказываются более рациональными, даже если в их принятии имеется большая доля интуиции. В этом плане рациональность оказывается синонимом эффективности (или оптимальности). Однако возможны ситуа­ ции, когда конкуренция ограничена и обдумывание вообще не используется или используется недостаточно не потому, что нет времени на обдумывание, а потому, что нет стимулов выявлять и сопоставлять доступные по ресур­ сам альтернативы, а стимулов нет потому, что те, кто должен затрачивать усилия, не рассчитывают получить за это устраивающее их вознаграждение.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.