WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Проблемы реализации государственной политики по сохранению сельскохозяйственных угодий в сфере сельского хозяйства Скачок от централизовано планируемой экономики и монополии государственной собственности на землю к частной собственности требует от государства формирования новой политики в отношении сельскохозяйственных угодий как ценнейшего и основного производственного ресурса в сельском хозяйстве. Почему именно в отношении сельскохозяйственных угодий Да потому, что приватизация земли в России в основном коснулась только сельскохозяйственных угодий в землях сельскохозяйственного назначения. Все остальные земли – все или почти все – все еще остаются в государственной собственности.

Если основная часть сельскохозяйственных угодий стала частной, то поменялась ли государственная политика в отношении этой земли Различает ли государство разных собственников, разные по качеству земли Ведь у частника свои интересы – частные, а земля все-таки товар, но фиктивный товар. Товар – это по классическому определению продукт, произведенный для продажи. А земля продается, но не произведена для продажи.

Как сказано в ст. 9 Конституции Российской Федерации, «земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.». В ст. 36 сделано пояснение, что собственник вправе свободно реализовывать свои права, «если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.». Из текста Конституции видно, что в отношении земли наряду с интересами собственника действуют и другие – интересы населяющих Россию народов. Эти интересы и должны быть положены в основу государственной политики в отношении одной из частей земельных ресурсов – сельскохозяйственных угодий. Так что основа для формулирования общественного интереса, а затем, на его базе, государственной политики, как совокупности целей по достижению общественного интереса, задач и механизмов, есть.

Частный интерес в отношении сельскохозяйственной земли издревле ограничен общественным интересом. Например, земля не могла быть разделена между наследниками, чтобы сохранить площадь, на которой одной семье еще можно было бы прокормиться и получить доход для других целей, а вот для нескольких семей этой земли было бы уже недостаточно. Позднее возникли другие ограничения. И сейчас в капиталистических странах с исторически сложившейся частной собственностью на землю и высоким уровнем экономического развития государство очень сильно влияет на действия земельного собственника. Это кажется логичным и необходимым. Способы и глубина ограничения частного интереса разные в разных странах. Есть жесткая политика, когда земли разделены на классы, и лучшие из них никогда не могут быть приведены в состояние, при котором невозможно их сельскохозяйственное использование. Такова ситуация в Японии. Есть смешанная политика, когда используются не такие жесткие меры, например, в США. Но даже там, где много сельскохозяйственных угодий (часть из них консервируется), где полно продуктов питания своего производства (они идут потоком на экспорт), сохранение сельскохозяйственных угодий в сфере сельскохозяйственного производства является не только темой для общественной дискуссии и научного исследования, но и направлением активной государственной политики.

Что вызывает общественный интерес в отношении сельскохозяйственных угодий Во-первых, сохранение производственного ресурса для внутреннего производства. Это не означает, что сейчас нужно на каждом поле производить продукцию, если выгоднее ее привезти из-за рубежа. Но это означает, что, в случае, когда цены на импортные продукты будут стремиться вверх или качество этих продуктов будет непригодным для сохранения здоровья граждан, в стране будут вовлекаться в производство законсервированные сельскохозяйственные угодья, а в селе все еще будут жить люди, способные это сделать. Население мира растет, следовательно, производство на экспорт может быть выгодным бизнесом для сельского населения. Для этого также нужно сохранять угодья.

Во-вторых, свои граждане хотят есть не просто мясо, просто зелень или просто овощи. Когда у населения страны будет расти доход, оно захочет есть свежие и хорошие продукты, созревшие на ветке, а не в коробке. Или пить молоко, которое было надоено день назад. Все это хочется есть и пить без химикатов, которые предотвращают порчу продукта при длительных перевозках или стимулируют созревание в коробке. В конце концов, речь идет о долгосрочном сохранении здоровья населения страны. Да и кто подсчитал, что сельхозпроизводителю выгоднее поливать каждый день свою продукцию химикатами от порчи и для созревания, везти ее за сотни и тысячи километров, чем производить рядом с потребителем, на расстоянии, обеспечивающем экологическую безопасность продукта Налог на землю возле города может быть и больше, но если производство продуктов будет далеко, то затраты на транспортировку и хранение могут быть значительно выше.

В-третьих, сельское хозяйство – это не только отрасль, это образ жизни большой части российского населения, место его занятости. Если ликвидировать поля и фермы, не улучшать условия труда в оставшемся селе, не делать его привлекательным, то нужно разрабатывать модели двухэтажных вагонов электричек, строить дороги, чтобы все больше и быстрее каждый день перевозить бывшее сельское население на работу в задыхающиеся от пробок, разбухающие от невозможности всех вместить города. А вместе с ними и тех, кто раньше занимался обслуживанием сельского хозяйства. Если в поле не будет тракторов, то не нужны мастерские, пункты продажи техники, молочные заводы. А это все места работы местного населения. То есть, в общественных интересах сохранение мест занятости в селе, в бизнесе, с ним связанном, в том числе и недалеко от города, повышение равномерности размещения трудовых ресурсов, ограничение роста городов.

В-четвертых, сохранение сельских ландшафтов тоже является общественным интересом. Гражданам страны приятно ехать не вдоль заборов разбросанных тут и там поселков, а среди полей.

В-пятых, даже в некоторых капиталистических странах сохранение открытого пространства без труб, череды поселков, многочисленных дорог, свалок, очистных сооружений является одной из целей государственной политики в отношении сельскохозяйственных земель.

А как у нас сейчас обстоит дело с учетом общественных интересов в отношении сельскохозяйственных угодий Внешне все вроде бы в порядке: в Конституции РФ они прописаны, в Земельном Кодексе РФ говорится, что сельскохозяйственные угодья «имеют приоритет в использовании и подлежат особой охране». Есть Федеральный закон от 21.12.2004 г. № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», который содержит много ограничений всякого рода на использование. Согласно этому Закону, перевод сельскохозяйственных угодий из одной категории в другую совершается в исключительных случаях. Такое решение принимает глава субъекта Российской Федерации для того, чтобы затруднить уничтожение невосполнимого природного ресурса. Для того чтобы крестьяне не продавали свою землю застройщикам, введена их обязанность предложить свой участок бывшего колхозного поля субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию. Это дает возможность государственным служащим в последнюю минуту схватить ускользающий ресурс и сохранить его для того, чтобы и в дальнейшем на нем выращивать свежую зелень, корм для коровы, сохранить красивый ландшафт и, наконец, улучшить жизнь граждан своей территории.

Однако все эти ограничения и ловушки для ускользающего ресурса оказались легко преодолимы. Вполне возможно перевести любое поле в земли населенных пунктов, не глядя на его уникальную почвенную ценность. Введен такой критерий: перевести в другую категорию участок нельзя, если его кадастровая стоимость на 50% и более превышает среднюю по району. Вот только незадача в том, что оценка кадастровой стоимости сделана у нас по землям налогоплательщиков – сельскохозяйственных организаций, фермеров, а не по отдельным полям. Если бы и была оценка по полям, то в районе вряд ли найдется два поля, различающиеся по стоимости на 50% и более. По мнению сотрудника бывшей Роснедвижимости, это возможно в очень ограниченном числе случаев.

Сейчас переводить сельхозугодья можно без всякого плана развития территории.

Можно и при плане, в котором участок сельхозугодий не входит в границы населенного пункта. В Законе № 172-ФЗ сказано, что можно изменять категорию для реализации социально значимых проектов. А малоэтажное жилье разве не проект Кто будет разбираться в том, что жилье для малообеспеченных, которое укладывается в политику государства повышения условий жизни, является социальным проектом, а поселок дорогих особняков, которые не являются местом постоянного проживания их владельцев, – нет Можно переводить участок земель сельскохозяйственного назначения в земли поселений через процедуру его включения в черту населенного пункта. Это возможно, даже если поле в нескольких километрах от населенного пункта, т.е. не имеет и не может иметь с ним общей границы. Возможно даже не переводить, а поменять на смутных юридических основаниях вид разрешенного использования, оставить землю в категории сельскохозяйственного назначения и строить на поле дачные дома. А чем они отличаются от недачных домов, если в них возможна регистрация проживания и отсутствуют ограничения на размеры дома Как оказалось – все можно.

Общественная дискуссия о порочности, недопустимости такого положения даже не ведется. Очередной раз продлили положение Федерального закона от 29.12.2004 г. № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного Кодекса Российской Федерации», по которому в любой момент любое лицо вправе обратиться с предложением о включении его участка в черту населенного пункта.

Существует процедура принятия решения о включении, в соответствии с которой вполне демократично предусмотрено проведение слушаний. Однако в ней цинично опущен вопрос о том, что делать, если жители территории выскажутся против.

Такая мелочь даже не рассматривается. Было отменено положение Земельного Кодекса Российской Федерации о том, что при изменении категории земель нужно уплатить в районный бюджет сумму, компенсирующую потери сельскохозяйственного производства. Теперь бюджет района ничего не получит.

Москва, как и любой другой город, обрастает разбросанными поселками без учета нагрузки на местную социальную и дорожную инфраструктуру, которая создавалась по плану, но без учета внепланово появившихся поселков. Такая же картина наблюдается возле любого красивого места. Сколько земель изъято из сельскохозяйственного производства, насколько они были ценны, насколько серьезен ущерб для страны в долгосрочной перспективе от потери невосполнимого производственного ресурса, точно не знает никто Возможность в любом месте выхватить любой кусок земли и построить дома или продать участок под застройку спровоцировала резкий рост интереса к сельскохозяйственным угодьям «владельцев заводов, газет, пароходов». Это привело к массовому захвату или скупке сельскохозяйственных угодий у собственников, которые получили их в ходе приватизации. Сельскохозяйственные организации, фермеры уже и не думают приобрести участок для сельского хозяйства не очень далеко от города, чтобы дешево довезти свою продукцию до рынка: им просто не купить этот участок, впрочем, как и на рынок не сунуться. В результате и городским жителям от этого будет хуже – продукция будет дорогой, так как везти ее до посредника или посреднику нужно издалека.

В этих новых условиях государство и не подумало о своей обязанности сформулировать общественный интерес к сельскохозяйственным угодьям и пытаться его реализовывать через свою политику. Вроде как есть только разумный государственный интерес и нет частных. А частный значительно сильнее неопределенного государственного. Да и государственный интерес – например, сохранение сельскохозяйственных угодий – сами же чиновники могут и не поддерживать. В Московской области активный вывод сельскохозяйственных угодий начался под циничные речи подмосковных начальников об экономической нецелесообразности ведения сельского хозяйства в 60-ти километровой зоне от Москвы. Да и зачем нам свежее молоко и зелень с каплями росы! Не экономическое это мышление! Современные речи в поддержку частного интереса легко объяснимы, поскольку решения подмосковных чиновников, которые необходимы на тернистом пути девелопера, имеют свою цену: их легко можно увидеть, задав поиск в интернете «услуги по изменению вида разрешенного использования или переводу участков из земель сельскохозяйственного назначения в земли населенных пунктов». Сразу виден размах: сельскохозяйственные угодья попадают девелоперам в десятках, сотнях, тысячах гектаров, а услуги по переводу – по содействию в получении необходимых для этого подписей должностных лиц – измеряются в сотнях (для изменения вида разрешенного использования) и тысячах (при изменении категории земель) долларов за сотку. А таких соток в гектаре сто… Можно прикинуть доходность бизнеса по покупке сельскохозяйственных угодий, на которых ранее было разрешено ведение сельскохозяйственного производства, и их продаже уже с разрешением строить дачи на сельскохозяйственных угодьях на примере Московской области – рентабельность этой операции постепенно повышалась, приближаясь к 1000%(!).

За Московскую область можно было бы порадоваться, что она так много получила в свой бюджет. Если бы не два «но».

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.