WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

Исследования Ирины Стародубровской и Дениса Соколова недостаточны. Причины и следствия конфликтов в них слишком поверхностны – людям приезжим, может быть, они так представляются. Они правильные и выводы тоже правильные, но они недостаточны для того, чтобы принять решение по ним для приостановления такого хода развития событий. Мы должны выработать идеологическую основу светской жизни, светского общества для того, чтобы федерализм со всеми своими демократическими, культурными, экономическими связями закреплялся и закрепился, и принципы соблюдались. Подобные исследования должны быть, но причины конфликтной ситуации имеют более глубокие корни, они имеют связи с революцией, гражданской войной. Это связано с ненаучностью административно-территориального деления, в частности в республике Дагестан. Там просто пришли, показали: здесь будет Бабаюртовский район, здесь где-то будет Кизлярский, здесь – Лакский район. Чтобы в ту сторону хребта или в эту сторону не переходить, лучше давайте по вершине проведем, разделив народы. Но очень многие районы у нас этнически чистые, им мешает религиозная составляющая, мешает отсталость культуры, мешает очень много других факторов, которые на сегодняшний день накопились. Причины такой конфликтной ситуации и бесперспективности очень глубоки, поэтому необходимо к реформе правильно подойти и провести ее в рамках существующих федеральных, республиканских законов. Вы не отметили здесь, что в начале 1990-х коррупционная составляющая была очень велика, поэтому в то время реформу не провели. Она на бумаге прошла. Реформа административно-территориального деления тоже не прошла.

Сегодня другая ситуация, другое общество, другие связи, другие возможности, другие подходы, поэтому в этих вопросах очень много предстоит делать, и эти исследования Кандидат географических наук, начальник Управления развития производственной сферы экономики Министерства экономики Республики Дагестан.

должны быть расширены и углублены для того, чтобы по ним могли быть приняты нормальные, корректные, нужные решения. Кроме всего этого, не нужно скрывать или сглаживать моменты религиозного и этнического характера правильные, законные, справедливые решения никогда к конфликтам не приведут, в том числе в Дагестане.

Ирина Стародубровская: Спасибо большое.

Хабиб Магомедов14: У меня один короткий вопрос, потом вопрос Алексея. Один короткий вопрос.

Алексей Крыловский: Ремарка следующая – в плане того, что прозвучало.

Исследования надо внедрять. Ирина Викторовна выдвинула несколько тезисов, например, социальные лифты, кадровый резерв. Это уже нашло свое отражение в стратегии развития Дагестана и находит отражение в стратегии Северной ОсетииАлании, Чеченской республики, т.е. конкретная работа сообщества. Формулируются меры и они внедряются. Почему я это говорю Потому что мы занимаемся этим процессом. Поэтому давайте формулировать меры и находить механизмы их применения, и тогда мы сможем с вами двигаться вперед, и тогда мы будем следующий шаг подкреплять исследованиями и опять шагать. Спасибо.

Денис Соколов: У меня короткий ответ Ибрагиму, даже не ответ, а реплика по поводу того, что в Северный Кавказ не вкладывают, потому что там стреляют. В Северный Кавказ не вкладывают, потому что оттуда сложно вернуть деньги. Обычно туда, где стреляют, в принципе можно вкладывать, если можно вернуть деньги. В горнолыжный кластер, как и любые инвестиции, средства не пойдут в регион, пока не будет гарантий возврата инвестиций. А это, извините за банальность, и независимый суд, которым – ни в шариатском формате, ни в каком другом – там просто не пахнет.

Ирина Стародубровская: Если можно, у меня тоже пара реплик. У нас выявились две совершенно разные логики обсуждения проблемы туристического кластера. Одна логика состоит в том, что: смотрите, все хорошо, есть прекрасные природные богатства, строим к ним инфраструктуру, здесь такие люди гостеприимные, что вообще еще надо Эта логика исходит из ресурсного подхода. Вторая логика институциональная: общество устроено так и работает по таким правилам игры или по отсутствию правил игры, что подобные вложения могут привести к очень тяжелым последствиям. Мне близка вторая логика. Я думаю, что вся тяжелая и не до конца понятная история с Приэльбрусьем это очень хорошо показывает. Да, к туризму возник интерес, туризм поднялся в цене, ясно, что это то место, куда будут вкладывать. Не секрет, что земля скупалась во время всей этой истории, во время КТО по дешевке. Но ведь все взрослые люди, всем все понятно: очевидно, что в этих условиях крупные вложения всегда будут провоцировать насилие – в этой конкретной институциональной ситуации, при этих великолепных природных ресурсах, при этих гостеприимных людях крупные вложения будут провоцировать насилие. И второй момент. Меня Узеир немного удивил, когда начал говорить про Францию. Я ждала, что его следующая фраза будет: у нас-то люди хотели заниматься туризмом и занимались, там не хотели, у Главный специалист Комиссии при Президенте РД по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельности на территории республики, Дагестан.

нас хотели. Там что, пустыня была На Марсе строим курорт Курорты строим там, где есть два исторически сложившиеся центра туристической деятельности, есть Домбай и есть Приэльбрусье, худо-бедно развивались, являлись действительно реальными центрами экономического роста. Очень серьезные барьеры были для развития. Давайте снимать барьеры развития там, где люди хотят, могут, доказали, есть бренды. Нет, начинаем с чистого листа, начинаем в тех местах, где ни людей, не брендов, ни желания, ни предпринимателей, которые уже доказали, что они на это способны.

Очевидно, что даже если проект будет успешным, на этих центрах можно будет поставить крест. Не хватит на всех туристов. Поэтому мне кажется, что проблема есть, и она очень серьезная. Пожалуйста, Хабиб.

Хабиб Магомедов: Очень много досужих и недосужих рассуждений по поводу менеджмента КСК в регионах. Такие рассуждения, что пришла команда молодых, толковых управленцев, так сказать десант менеджеров, которые занимаются реализацией этого проекта. Скажите, пожалуйста, сколько среди этих людей, принимающих и реализующих решения, жителей и выходцев с этого региона Вот, допустим, Кабардино-Балкария, Дагестан, Карачаево-Черкесия. Или это вы строите Вы извините, конечно, я не хочу вас обидеть, просто такая позиция существует, что это строительство подводной лодки в степях Украины, или Робинзон Крузо строил у себя на острове в горах лодку, но не смог ее притащить к берегу.

Алексей Крыловский: Ответ на вопрос. Я – руководитель компании АВ, у нас трудится 95% выходцев с Северного Кавказа. Мы частная команда, которая 13 лет является лидером рынка. Есть еще 2 государственные структуры, «Курорты Северного Кавказа» и «Корпорация развития Северного Кавказа», на 95% сформированные из внешних специалистов. Поэтому мы и свою внутреннюю идеологию, и федеральную практику строим на выходцах с Кавказа, собирая элиту Кавказа у себя.

Хабиб Магомедов: В Дагестане кто занимается Алексей Крыловский: КСК.

Хабиб Магомедов: А на Матласе конкретно (Алексей Крыловский) Бурундуков.

Михаил Михайлович Чернышов15: Было приятно услышать две логики развития событий в сфере туризма. Хотел бы рассказать о третьей логике. И начну с небольшой притчи. Я в течение 10 лет проработал в Дагестанском государственном университете, в том числе и в 90-е годы. И вот однажды из ДГУ увольнялся главный бухгалтер, и когда его спросили о причине ухода, то он выдал такую интересную житейскую мудрость. Он сказал: «Знаешь, и раньше воровали. Но раньше это хотя бы прятали. А сейчас воруют и не прячут. Я так работать не могу». Эта мысль старого мудрого еврея, на мой взгляд, полностью определяет логику событий, связанных с туризмом.

Заместитель председателя экономического совета при Президенте РД, Дагестан.

Первый вопрос заключается в том, какова емкость рынка и сколько нужно горнолыжников, чтобы купить проект «КСК» Грубая оценка дает 10–15 млн в год. В России горными лыжами занимаются, по разным оценкам, от 30 до 120 тыс. человек.

Где существуют оставшиеся горнолыжники, прилетят ли они с Марса или с другой планеты, непонятно. Ответ на вопрос о емкости рынка сразу ставит под сомнение перспективы КСК.

Теперь про туризм в Дагестане. Попробуем оценить, сколько нужно туристов, чтобы туризм давал долю валового продукта такую же, как, например, в Испании Для этого в Дагестан нужно ежегодно ввозить более 6 млн туристов. Возможно ли это В советское время, в пик туристической активности 1990 г. было 350 тысяч туристов, т.е.

мы видим, разница между фактическим и желаемым колоссальная. Поэтому, если вы загоните на узкую полосу побережья Каспия несколько миллионов человек в сезон, то оттуда, мягко говоря, сбегут и те, кто уже проживает. Они просто не поместятся.

Не буду говорить о КСК, я не видел их бизнес-плана. А в качестве иллюстрации третьей логики, расскажу об одном интересном проекте, который года три назад был в Дагестане и даже получил премию в одном Всероссийском конкурсе субъектов туристического рынка как лучший инвестиционный проект. Не каждый день дагестанский проект получает «бриллиантовую звезду» и меня заинтересовали детали.

Долго искал составляющие, нашел. Пятизвездочная гостиница, 1100 мест, многомиллионные вложения – более 330 млн долларов, стоимость на 1 туристическое место – около 300 тыс. долларов. Это в 3–5 раз выше, чем на аналогичную пятизвездочную гостиницу в других странах. В Турции стоимость 1 турместа пятизвездочного отеля обходится в 30–40 тыс. долларов, в Египте – от 34 до 100 тыс., в Испании – 45–55 тыс., в Болгарии – около 20 тыс. долларов. Т.е. в Болгарии, Турции, Испании можно построить в несколько раз дешевле, чем в Дагестане.

Исходя из параметров окупаемости, пробую рассчитать, сколько стоит отдых в этом замечательном отеле. Получается, что при самой благоприятной для гостиницы ситуации (если она будет загружена на 75% в год, т.е. в несезон будет работать почти так же, как и в сезон, что практически невозможно) там можно переночевать минимум за 1600 долларов за сутки. Скажем так, гостиница не для бедных туристов.

В чем фокус Для этого нужно взглянуть на структуру инвестиций в проект: 15 % – вложения собственников, большей частью это не «живые деньги», а выделенная государством земля, расходы на подготовку и продвижение проекта; 85% – кредит под федеральные гарантии. В результате, взглянув на проект с этой стороны, можно увидеть, что проект очень простой. Вкладываешь 1,5 рубля, а реально значительно меньше, занимаешь 8,5 рубля и на стадии строительства окупаешь все затраты и всю планируемую прибыль. То есть лучшими в туриндустрии признаются проекты, которые окупаются для инициатора уже на стадии строительства. Они и не должны окупаться на стадии эксплуатации. При этом никто ничего и не скрывает.

Теперь мы начинаем задавать вопросы о том, что происходит с объектами, которые построили в кредит, но они никогда не окупаются Или, мягко говоря, там не все построили, потому что, когда нужно отбивать деньги, то цемент забывают положить, одного корпуса нет, другого. И здесь вспоминается опыт периода двух чеченских войн: разрушенные объекты, якобы, восстанавливали, а когда нужно было списать деньги, там все вновь «разрушали» в ходе новых боевых действий. И мы начинаем думать о том, что будет с такими туристическими объектами потом, после того как деньги придут и будут освоены И ответ наводит на мысль о том, что корни конфликта могут иметь, мягко говоря, конкретные бизнес-интересы. И тогда сценарий конфликта, может быть, гораздо более губителен, чем просто отток населения из зоны строительства туристических объектов. Отток, конечно, тоже будет, но, может, это и благо для этого населения.

Поэтому третья логика «туризма не для туристов», на мой взгляд, также имеет право на существование.

Ибрагим Яганов: Что касается туризма, если Александр Борисович едет в гости к Узеиру, тот сам будет спать на полу, но свою кровать при необходимости ему уступит, но если он поедет на турбазу, он будет вынужден платить. Поэтому здесь сравнение просто некорректно. Далее. Спасение тонущего – это всегда дело рук самих утопающих. Здесь полностью нас проигнорировали и нас пытаются спасти симпатичные менеджеры из Москвы, которые редко у нас бывают. И это создает абсурдную ситуацию, потому что они совершенно не ориентируются в пространстве, не знают, кто там живет, и кроме денег, которые будут там освоены, они ничего другого не видят, и это очень для нас опасно. Процитирую В.С. Черномырдина: мы всегда хотим как лучше, а получается как всегда. В 50 км от города Нальчика, который является одним из центров туризма и курортов, строят завод чистых полимеров. Я не сомневаюсь, что эти полимеры чистые, но само производство очень грязное. И мы с этим ничего не можем сделать по той причине, что мнение живущего там населения – это то мнение, которым интересуются в последнюю очередь. А этот завод к нам перенесли из Ставропольского края, потому что там учли мнение местного населения.

У нас этого нет, к сожалению. В результате всего этого, я чуть-чуть обнадежу Узеира, вчера московские эти менеджеры меня уверили в том, что проект Безенги сильно отстает и, по всей вероятности, его просто не будет. Может быть, это нас спасет. А что касается вливания денег, пока не наведут порядок в регионе, пока будет бандитизм, пока не решат вопрос с криминалом и в первую очередь с коррупцией, эти деньги туда просто нельзя вливать, потому что это обернется катастрофой для местного населения.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.