WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
Еще более усиливается это в условиях, когда сами ренты не зависят от экономики республик Северного Кавказа, а получаются извне. То есть, в общем, более-менее все равно, что происходит внутри, так сказать нет проблемы, что убиваешь курицу, которая несет золотые яйца, потому что курица, которая несет золотые яйца, находится совершенно в другом месте. И это еще один аргумент.

Далее. Государство, которое основано на получении ренты, тоже может быть построено по-разному, оно может быть построено так, что рента извлекается по определенным правилам, и все более или менее эти правила понимают. Есть государства, в которых эти правила не работают, в которых системы регулирования не действуют. Судя по всему, по крайней мере, часть северокавказских республик относится именно к этому типу. Формально действуют законы РФ, реально же они не обеспечивают защиты личности, собственности, исполнения контрактов, причем там они это не обеспечивают в большей мере, чем на других территориях. Альтернативные системы регулирования, в частности система регулирования, основанная на шариате, которую в тех республиках, где высока степень религиозности, пытаются использовать, тоже действуют не очень хорошо. Там, где отдельные сообщества достаточно едины, не расколоты изнутри, там более или менее действуют. Как только ее пытаются реализовать между сообществами, тут же интересы начинают действовать вопреки ей.

В последнее время нам рассказывали множество историй о том, что договариваются о том, что земли не могут быть заняты, потому что на это не дается разрешения в мечети.

И общины друг с другом договариваются о том, что разрешения нет, а дальше земли совершенно спокойно занимаются и про это все забывают. Складывающаяся ситуация, когда разные системы регулирования конкурируют между собой, и при этом ни одна не действует достаточно эффективно, очевидно, порождает очень серьезные конфликты.

Мы знаем истории, когда в одном и том же месте каждый следующий глава, приходя, пытался переделить землю по другим правилам. Приходит один глава – делит землю по предкам, приходит другой глава – начинает делить землю по хозяйствам, соответственно это порождает очень серьезные конфликты.

Практически одновременно с разложением системы государственного регулирования происходит разложение системы регулирования традиционного общества. И за счет внутреннего подрыва этой системы, и за счет миграции, о которой я уже говорила, и за счет деградации некоторых сообществ, потому что это тоже фактор, который в некоторых регионах действует, когда сообщества не способны поддерживать внутренние правила. Это разложение традиционной системы регулирования порождает совершенно фантастические по своей абсурдности ситуации.

Я не буду подробно рассказывать, чтобы не тянуть время, только приведу один пример, в который честно я сама, если бы я не слышала, не поверила бы. Имам одной мечети Махачкалы рассказал нам, что к нему пришли две лесбиянки и попросили заключить брак по мусульманскому обряду. Честно говоря, было ощущение, что человек до сих пор находится в шоке от этой ситуации. Но это надо понять, какой хаос должен быть у людей в голове, чтобы таким образом поставить уважаемого человека в очень неудобное положение.

Следующее. Очень важным фактором, который, с моей точки зрения, сейчас приобретает центральную роль, можно назвать замкнутый круг насилия. Этот фактор имеет две стороны, одна из них достаточно широко обсуждается в литературе. Я прочту цитату из Георгия Дерлугьяна: «Люди не становятся убийцами в одночасье. Для этого требуется эмоциональная брутализация, мотивированная страхом за себя, местью за своих и дегуманизацией образа противника, к которому перестают применяться человеческие нормы». Понятно: убивают своих, в ответ убивают людей с противоположной стороны, цикл начинает закручиваться, чем дальше этот цикл идет, тем сложнее из него выйти. Это вполне традиционная трактовка замкнутого круга насилия.

Есть еще один фактор, который очень серьезно поддерживает замкнутость этого круга. На него, наверное, всерьез в первый раз обратил внимание Денис Соколов, и называется он конфликт как актив. Когда конфликт развивается достаточно долго, вокруг него возникает все больше и больше интересов, которые заинтересованы в поддержании этого конфликта. Совершенно очевидно, что и статус, и финансирование как силовых структур, с одной стороны, так и боевых подразделений, с другой стороны, во многом зависят от продолжения конфликта и от интенсивности этого конфликта. Совершенно очевидно, что любой конфликт требует поставки вооружения, поставки каких-то других ресурсов, и вокруг этих поставок складываются бизнесинтересы, их реализация зависит от продолжения конфликта. И сами стороны конфликта используют друг друга в рамках конфликта достаточно активно. Наверное, один из самых страшных в мире конфликтов, связанных с гражданской войной и терроризмом, это ситуация в Шри-Ланке, где уже 30 лет идет совершенно чудовищная борьба со стороны организации, которая называется Тигры освобождения ТамилИлама. Они используют террористов-смертников, наверное, еще более активно, чем исламские группы, хотя эта группа к религии не имеет никакого отношения. Это национально-освободительное движение с левацкими лозунгами, средний возраст террористов-смертников 15 лет, там подбираются дети, причем и мальчики, и девочки.

Я читала довольно подробную историю, как государство пыталось с ними примириться, каждая следующая власть начинала переговоры. Вдруг в последний момент каждый раз почему-то эти переговоры срывались, и 30 лет так получалось.

Очевидно, там были огромные интересы вокруг этой организации, целая бизнесимперия, где наркотики, где перевозки оружия. Но пока шли переговоры, государство под шумок использовало эту организацию для того, чтобы добиться вывода из ШриЛанки индийского контингента войск, который, я не помню сейчас почему, туда зашел.

В общем, они друг в друге вполне находили взаимные интересы. И это очень страшная тенденция, которая связана с замкнутым кругом насилия, которая, к сожалению, становится тем серьезнее, чем дольше продолжается конфликт.

И, наконец, последний фактор. Мы его, так или иначе, тоже упоминали. Он напрямую связан и с разложением традиционного общества и со многими другими направлениями. Это глобализация. Собственно, любая территория сейчас живет не сама по себе, она живет в мире, и на этот глобальный мир она должна как-то реагировать. Она получает из этого глобального мира некие представления о стандартах потребления и вообще о правилах жизни, она занимает в этом мире некую позицию: либо достаточно продвинутую, тогда она к нему относится хорошо, либо достаточно отсталую, и тогда идеи антиглобализма находят там очень благоприятную почву, она дает дополнительные возможности. Потому что, например, образование можно получать не на этой территории, но и на каких-то других, причем гораздо лучшего качества. Но она приводит и к негативным последствиям, потому что распространение тех же радикальных идеологий и втянутость в те же международные террористические сети – это все последствия глобализации.

Вот все шесть основных групп факторов, которые нам удалось выделить и которые, с нашей точки зрения, обусловливают высокую конфликтность ситуации на Северном Кавказе. При этом я хочу обратить ваше внимание на следующий слайд.

Типы конфликтов :

- земельные - связанные с перекрытостью вертикальных лифтов, ограниченностью доступа к ренте - связанные с распадом систем регулирования, конкуренцией юрисдикций и распыленностью потенциала насилия (по-разному в разных республиках) В земельных конфликтах все более ощущается «рентная» составляющая Слайд 2.

В общем, у нас получается не так много типов конфликтов: земельные конфликты, конфликты, связанные с перекрытием вертикальных лифтов, которые ограничивают доступ к ренте, и, наконец, конфликты, которые частично пересекаются с первыми двумя, а частично существуют отдельно – это конфликты, связанные с конкуренцией различных систем регулирования, различных юрисдикций в условиях, когда нет государственной монополии на насилие, в условиях, когда потенциал насилия распределен между разными и достаточно многочисленными группами.

Причем есть очень интересный момент в отношении земельных конфликтов.

Может быть, он был всегда, я его заметила только в последнее время. Все больше и больше земельные конфликты трактуются как конфликты социальные. Речь идет о том, что противоположная сторона конфликта – как обычные люди – страдает не меньше, а выигрывают в основном власть предержащие. Мы как-то обсуждали возможные направления урегулирования земельного конфликта, и нам сказали:

«Хорошо, с Мухамедами на другой стороне вы договоритесь, а кто будет договариваться с Мухамедом Мухамедовичем, который как бы все это регулирует» Это интересная вещь, думаю, я о ней еще позже скажу.

Я думаю, такая классификация конфликтов должна вызвать серьезные вопросы: а где, собственно, наши традиционные конфликты, к которым мы привыкли А где, собственно, конфликты этнические, конфликты внутриконфессиональные, религиозные, они-то какое ко всему этому имеют отношение Конкурирующие идеологии 1.Националистическая 2. Религиозная Нельзя смешивать идеологию и насильственные действия (ваххабизм)! Факторы конкурентоспособности идеологий :

-социальный идеал -глобальный идеологический фон -межпоколенческий конфликт Слайд 3.

Я думаю, очень важно не смешивать те факторы, которые лежат в основе конфликта и которые составляют его материальную базу, и ту идеологию, которую по тем или иным причинам выбирают стороны. Когда мы говорим о конфликтах национальных или этнических или конфликтах конфессиональных, мы говорим не о сути конфликта. Мы говорим о тех формах, которые принимает конфликт в определенных исторических условиях, мы говорим о тех идеологиях, которые стороны конфликта выбирают. Потому что всегда есть несколько конкурирующих идеологий:

до распада советской системы левацкая идеология в мире была очень конкурентоспособной. Ясно, что страна, которая претендовала на роль сверхдержавы, была ориентиром для развивающихся стран, которые выбирали идеологию левых сил.

Тоже масса беспорядков на эту тему, масса всяких вооруженных конфликтов и терроризм, и так далее, другая идеологическая оболочка, так сказать, другое модное платье. После распада советской системы – резкое снижение популярности данного типа конфликта. Поэтому, мне кажется принципиально важным, когда мы говорим о конфликте, не смешивать суть конфликта с той идеологией, которая собственно используется этими силами. В чем, с моей точки зрения, принципиальная порочность использование того же термина «ваххабизм», я уже не говорю о принятии законов о ваххабизме. Кто такой ваххабит Это сторонник определенной идеологии, определенного религиозного направления, или это террорист и экстремист Мы в одном термине сливаем вещи абсолютно нестыкуемые, тем самым, у нас есть возможность приравнять человека, придерживающегося определенных религиозных взглядов, к человеку, который совершает террористический акт. Я бы вообще предложила в экспертном сообществе просто договориться просто этот термин перестать использовать, потому что совсем неправильно. Я сейчас немного поговорю дальше, какие термины тут могли бы быть. Так сказать более адекватными.

Немножко хочу поговорить про религиозную идеологию, потому что она сейчас очень острый вопрос. Сразу говорю, что я начала заниматься этими вопросами недавно, я думаю, что здесь есть люди, которые знают об этом больше. Поэтому все, что я сейчас буду об этом говорить, это мои впечатления, это даже не выводы, это даже не обоснования, а просто несколько зарисовок, несколько впечатлений, которыми я хотела бы поделиться.

Момент первый – по интервью (они были немногочисленны, как вы понимаете, это та выборка, которую трудно охватывать) с теми людьми, которые, по общему мнению, относятся к салафитам или ваххабитам. К мирному их крылу, естественно.

Первое, что мне бросилось в глаза: эти люди, их взгляды не совпадают с тем набором традиционных салафитских идей, которые обычно излагаются в учебниках. Эти люди не настаивают на том, что четыре мазхаба в исламе не должны использоваться, что от них нужно отказываться. Заид Абдулагатов об этом писал в своей книжке, мы столкнулись с тем же самым. Очень серьезный вопрос, он и в мире обсуждается очень активно, – уголовное наказание. По шариату нужно за воровство рубить руку, всех людей, с которыми я встречалась из этого направления, я всегда спрашивала:

«Скажите, будете руку рубить» Я приведу только один ответ, который произвел на меня просто неизгладимое впечатление. «Ну, может, не руку, может, палец, но тогда не рубить, а отпиливать, чтобы запомнили». Этот ответ вызывает много ассоциаций, я хочу обратить внимание только на одно. Человек не настаивает на безусловном исполнении того типа наказаний, который предусмотрен шариатом. У него свое представление о том, как надо наказывать за воровство, но это совсем не дословное исполнение того, что предусмотрено в исламе. Я думаю, что этот вопрос требует гораздо более серьезного исследования. Мне даже в одном интервью сказали, я об этом стала человека спрашивать: «Это все неважно, важно, что они против компромисса и против лицемерия. Все остальное неважно».

В то же время, факторы, связанные с протестом против существующей практики государственного управления, артикулируются гораздо более серьезно, гораздо более фундировано, и с этой точки зрения аргументация серьезно не отличается от той демократической аргументации, которую мы можем слышать на Болотной или на проспекте Сахарова. Причем, это и против федеральной структуры, против вертикали власти, и против региональных систем управления, т.е. этот протестный потенциал, во всяком случае, выглядит гораздо более сильным, чем его религиозная оболочка.

Мы получаем очень сложный конгломерат, когда, с одной стороны, эти взгляды выражают тоску по традиционному обществу, где все было понятно, упорядочено, а теперь оно разлагается, непонятно что начинается. С другой стороны, это по сути своей демократический протест против государственной власти и государственного управления, и одновременно с этим это религиозный, во многом фундаменталистский идеал, связанный с авторитарной системой власти, связанный с достаточно архаичными системами организации и так далее. При этом этот идеал достаточно конкурентоспособен, потому что в условиях, когда государство, созданное людьми, функционирует очень плохо, идея о том, что правила функционирования государства могут быть даны от Бога, вызывают достаточно серьезную поддержку.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.