WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

Относительно контекста федерализма. Мое мнение, что нужно создавать социальные институты развития культур и донесения международных знаний, не только в Москве, до самых низких слоев населения республик Кавказа, чтобы раскрывать потенциал. Такое есть в Карачаево-Черкесии, что карачаевцы с карачаевцами, кабардинцы с кабардинцами, есть такая проблематика. И вот эту проблематику нужно вывести на уровень государства и пропагандировать россиянам, пропагандировать любовь друг к другу. Удивительно даже на пресс-конференции В.В. Путина Асланбек Аслаханов задал ему вопрос о том, что нас расквартировывают по межнациональным квартирам. Ни от одного из руководителей нашего государства я не услышал ответа. Слышим только, что приезжают люди с Кавказа в разные города и чинят беспорядки. Грязи немало в любой национальности, но почему нужно об этом говорить, почему не подходить структурно и к тем лучшим ценностям, которые есть у каждого народа. И создать именно государственную политику в области единства народов и обратную связь – к любви к Кавказу, т.е. снять эти негативные моменты.

Джамалутдин Нажмутдинович Рамазанов19: В перерыве я спрашивал у вас, у кого вы были в Дагестане, где вы были. Судя по тому, что вы рассказали про Дагестан, у Экономист, разработчик инновационных проектов, уроженец Грозного.

Российская академия наук, научный сотрудник, Москва.

меня, в частности, сложилось такое мнение, что вы были не в Дагестане, вас повезли в другую республику или государство, может быть, к министрам, или главе администрации, или кому-то, кто вас повез по республике. Я работаю в Академии наук, в Москве. Ирина Викторовна сейчас рассказала, что глава района повел ее показать границы двух районов, и это уже говорит о том, какое у вас мнение о Дагестане. Вам просто надо было встретиться с простым народом, но вы не встретились, к сожалению.

Если вы хотите узнать ситуацию изнутри, нужно идти к простому человеку и никому не говорить, ни министру, ни главе администрации, что вы едете в Дагестан. Вас однозначно либо он, либо его родственник перехватит. Может быть, даже вам надо было пересечь границу Азербайджан пешеходным путем.

И почему вот только даргинский вопрос тут поднимается Что, других проблем нет в Дагестане Только кошары и овцы что ли Я не могу понять. Только сейчас я скажу, что нет в Дагестане земельного вопроса, там есть другие вопросы, о которых вы не говорите.

Ольга Борисовна Глезер20: Конечно, после этого выступления мне надо было бы поговорить о земельном вопросе, но, учитывая, что Ирина в этом понимает лучше, и еще здесь есть люди, которые понимают лучше меня, я буду говорить о том, что мне близко, и что, надеюсь, я понимаю. Буду говорить конспективно, коротко.

Среди факторов конфликтогенности, которые были здесь выделены, первые два касались населения. Все то, что говорилось потом, включало в себя эти два фактора исключительно косвенно, в то время как очевидно, что эти два фактора имеют самостоятельную ценность. И прежде всего, если они называются факторами конфликтогенности, то нужно определить: это ресурс, это потенциал, это барьер или препятствие для развития. Т.е., на самом деле, понятно, что это и потенциал, и барьер, и ресурс, и препятствие. Но вот точно так же, как было разложено по полочкам все остальное, так же нужно определиться и здесь: в чем потенциал, в чем препятствие.

Учитывая тот этап, на котором мы живем, работаем и будем находиться, этап, так сказать, модернизации общества, этап инновационного развития, видимо, все, что связано с демографией, не может не быть ресурсом, все, что связано с урбанизацией (а это был один из пунктов конфликтогенности), не может не быть ресурсом. Скажем, факторы второй природы, связанные с концентрацией, с человеческим капиталом, начинают играть, вернее, должны играть, значительно большую роль, чем факторы чисто природно-ресурсные, которыми Кавказ, безусловно, богат.

Так что, мне кажется, что обдумав эти два пункта, – я сейчас не буду предлагать свои решения и какие-то свои идеи, – можно прийти к дополнительным и новым решениям и серьезно продвинуть ваши предложения.

Заид Магомедович Абдулагатов21: Должен сказать, что земельные конфликты в Дагестане есть, и они не просто есть, а имеют тенденцию к росту. Я вам скажу, где именно, приведу несколько примеров.

200 га земли Карабудахкентского сельского района администрация города захватила и хочет присоединить к территории Махачкалы. Для чего это делается Думаю, чтобы продавать участки потом тем же местным жителям.

Другой пример. Прикутанные хозяйства, горные колхозы, совхозы имеют на равнине свои территории для ведения хозяйственной деятельности. На этих землях Институт географии и демографии РАН, старший научный сотрудник, Москва.

Заведующий отделом социологии Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН.

было запрещено капитальное строительство. Сейчас строительство идет полным ходом, Более того, эти земли активно продаются желающим. Естественно, местное население против.

Еще пример. Недавно три сельских района провели мощный протестный митинг, заявив, что готовы на все. В чем причина В том, что на земли, так называемые ГУПовские, государственных унитарных предприятий, приходят руководители, земельные участки дают кому хотят, в том числе и людям со стороны (бесплатно ли).

А местные сказали: «Мы не дадим свои земли, у нас традиционная культура, у нас традиционные представления о том, что свое и не свое». И нормы шариата, как здесь было правильно сказано, никакой роли в решении вопросов здесь не играют. А закон не работает под этого рядового человека, и эта конфликтная ситуация сохраняется.

Таких конфликтов в Дагестане много, конфликтогенным фактором являются территориальные вопросы, кадровые вопросы. Во многом это связано с идеологией либеральной демократии, которая определила, что прежде всего – приоритеты прав человека, а приоритеты прав этносов отодвинула назад. У нас, в многонациональной Республике Дагестан, всегда было пропорциональное представительство этносов во властных структурах. Приоритеты прав человека стали хорошим прикрытием нечистоплотным людям для того, чтобы ставить своих людей на хорошие должности.

Говорят, что они выбирают профессионалов, только странно, что в одном народе находятся профессионалы, в другом – нет. Такое у нас, к сожалению, тоже есть.

Одно небольшое замечание по поводу вашего выступления. Вы говорите, что надо отделить идеологию от содержания. Скажу вам, что в Дагестане религиозные конфликты возникают не только на экономической основе, не только на основе кадровых вопросов. Известно, что спор между салафитами и суфиями длится веками и имеет свои чисто конфессиональные аспекты. И об этом говорю не я, Об этом говорит А.М. Васильев, который написал очень хорошую книгу по истории ваххабизма, и в этом автор прав. Он пишет о том, что конфликт между ваххабитами и представителями традиционного суфийского ислама зачастую не имел никакого иного содержания, кроме как чисто конфессионального. К сожалению, такой характер эти конфликты имеют и в современных условиях. Наряду с этим в конфликтах в современном Дагестане имеет место и инструментальное использование религии.

Рамин Сакитдинович Мурадов22: Я хотя молодой, но не слышал, чтобы такие вопросы обсуждались. Если говорить о земельных конфликтах, они у нас, к сожалению, существуют, и 90% этих конфликтов земельные. Можно привести множество конкретных примеров, и то, что здесь все это обсуждается – это уже хорошо.

Денис Соколов: Я согласен с общим пафосом доклада. Мне кажется очень важным, что мы выстраиваем логику суждений как логику борьбы с терроризмом. Что терроризм является основной проблемой, с которой мы боремся на Северном Кавказе.

С моей точки зрения, это не так, терроризм является проблемой периферийной, это часть проблемы, следствие того, что там происходит. Получается, если мы, таким образом, ставим проблему, это то же самое, что бороться с этническими конфликтами в Ставрополье, присылая бригаду омоновцев из Сибири в Буденновск, и избивая всех, кто попадает под дубинку. Это, конечно, способ решить этнические проблемы, я понимаю, только к чему он приводит Он приводит к наращиванию, но я не буду распространяться. Мне кажется, что сама постановка терроризма в центр всей истории на Северном Кавказе не совсем однозначна.

Директор пресс-службы ДГУ, Дагестан.

Ирина Стародубровская: Я очень кратко прокомментирую три момента. Сначала, наверное, я бы ответила на вопрос Хабиба, точнее, используя вопрос Хабиба как повод.

На самом деле научиться жить в той реальности, которая реально есть, а не в той, в которой бы нам хотелось, это великое искусство. Очень сложно примириться с тем, что реальность такова, что в жизни все не так, как на самом деле. Мы, как мне кажется, все время на самом деле говорили о Кавказе в контексте федерализма. Потому что что отличает Кавказ от других регионов России Более традиционная система отношений, большая роль ислама, высокая конфликтогенность – это и отличает. Обо всех этих факторах мы уже говорили. Очень важно правильно понять, что простых решений нет, а риски очень высоки. Это просто объективная реальность, и с ней надо жить.

Вот скажите мне, в чьих интересах желание сделать большое, светлое и чистое, поддержание такого единства Честно говоря, я сейчас такого субъекта не вижу.

Очевидно, что идет не очень приятная игра на националистических чувствах, что эта игра идет не просто так для развлечения, а для получения электоральных преимуществ.

Думаю, что опять же мы все достаточно четко это понимаем. Это объективная реальность, это государство устроено таким образом.

Я хотела сказать Узеиру, что его предложения – скорее для Болотной площади или Проспекта Сахарова, чем для нас. На самом деле риски того, что распад страны начнется со взрыва на Кавказе, с моей точки зрения, при определенном развитии событий достаточно высоки. При падении цен на нефть, при неизбежном в этой ситуации резком сокращении потоков ресурсов, и без каких-либо попыток институциональных изменений, хотя бы в виде той позитивной повестки, которая может быть вброшена и, с моей точки зрения, должна быть вброшена. Если есть в этом смысле какие-то другие вопросы, кроме земельной реформы – пусть будут другие, у меня просто нет других идей. Я вижу, я считаю, что эти риски достаточно высоки. Что сейчас делать для того, чтобы каким-то образом снижать эти риски, это, я думаю, очень серьезный разговор, к которому мы пока только подходим. Может быть, действительно нам нужно было бы так организовать обсуждения в Пятигорске, если это удастся организовать, чтобы просто сесть и поговорить отдельно по этой теме более широким или более узким составом, с теми, кому это реально интересно. Но мне ситуация кажется достаточно серьезной, и риски достаточно серьезными.

И с этой точки зрения я, пожалуй, немного поспорила бы с Ольгой. У меня ощущение, что те факторы, о которых мы говорим: население и миграция, урбанизация, – все-таки нельзя трактовать однозначно. Они на этом этапе и ресурс, и риск. Мы знаем, по опыту многих развитых стран, где эти факторы привели к экономическому прорыву. Есть и опыт развивающихся стран, где идет абсолютно фантастическими темпами урбанизация, там вообще городское население растет бешеными темпами. В общем, социально-экономические последствия этого являются смешанными, поразному оцененными. Очевидно, что социальные риски, с этим связанные, как подтверждает опыт, очень высокие. То же самое рост населения. Это одновременно, скажем так, и ресурс и риск, и в какую сторону это пойдет – вот это очень серьезно.

И буквально последняя реплика по поводу идеи кадрового резерва. Все программы кадрового резерва, которые были до сих пор (мне, наверное, нужно было бы сказать об этом более четко), – это были региональные программы. Как региональные программы, мне эта вещь представляется достаточно бессмысленной.

Мне это представляется осмысленным в первую очередь как программа федеральная, президентская по нескольким причинам. Во-первых, потому что это позволит, скорее всего, обеспечить более высокое качество самих программ. Во-вторых, потому что межнациональный, и даже не столько межнациональный, а межсубъектный характер подобных программ мне кажется абсолютно принципиальным, если мы действительно говорим о неком культурном сдвиге. Это может быть только в условиях, когда команды собираются из разных северокавказских субъектов, и как мне представляется, вот то сообщество, о котором я говорила, как об одном из основных результатов, возможно только при таком построении программы. И если эта программа будет носить президентский характер, я имею в виду президента РФ, то в нашей институциональной структуре этих людей уже будет не так просто игнорировать на региональном уровне.

Им уже не просто будет сказать, что ты отучился, а теперь пошел вон. Это все-таки уже некий статус.

Я еще раз говорю, если есть лучшие решения, давайте обсуждать лучшие решения. К сожалению, ситуация такова, что очень сложно найти хоть какие-то решения, которые имеют смысл и не приведут к ухудшению ситуации.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.