WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Голландская программа ERUPT по закупке единиц снижения выбросов парниковых газов, www.senter.nl Юлкин М. Потерянный год//Российский Региональный Экологический Центр, научные и аналитические статьи, www.rusrec.ru.

Косариков А. Киото открывает бизнес//Нефть и капитал. – 2003 – №2. – С.60.

Киотский протокол устанавливает так называемые бюджеты выбросов для ряда промышленно развитых стран, а бюджет каждой страны рассчитывается умножением выбросов «базового года» (для большинства стран это 1990 г., но возможен и другой год для стран с переходной экономикой) на установленную цель ограничения выбросов, выраженную в процентах, и на пять лет действия первого периода обязательств 2008-гг.23:

Бюджет выбросов ПГ = (Выбросы базового года) х (Обязательство, %) х (5 лет) Уровень выбросов в 1990 г. в нашей стране был самым высоким в советской истории, поэтому выбор этого года в качестве базового вполне логичен. В соответствии с Киотским протоколом количественные обязательства по ограничению годовых выбросов парниковых газов на первый бюджетный период установлены для России в размере 100 % от выбросов в 1990 г. (у стран ЕС в целом – 92 %, у Японии – 94 %, у США предполагалось 93 %), т. е.

совокупный выброс России в период с 2008 по 2012 год не должен превышать пятикратный объем выбросов 1990 года.

В настоящее время выбросы ПГ в России ниже уровня 1990 г. на 30%: в 90-е годы наша промышленность пережила глубокий спад, поэтому сократились и выбросы углекислого газа. Поэтому у России появилась возможность продажи своих квот на эмиссию парниковых газов странам, увеличившим объем выбросов парниковых газов с 1990 г. К подобному сотрудничеству с Россией уже проявили интерес многие страны – ряд стран ЕС, Япония, Норвегия, Канада.

Количественные обязательства по ограничению выбросов ПГ на 2008-2012 гг. Россия выполнит, даже не прибегая к каким-либо специальным мерам. Это подтверждается прогнозами, представленными в Национальном докладе по проблемам изменения климата (2003), Третьем Национальном сообщении Российской Федерации по РКИК (2002), а также в публикациях Бюро экономического анализа, Института энергетических исследований РАН и др. Расчеты, основанные на данных «Энергетической стратегии России до 2020 г.», показывают, что выбросы от потребления энергоресурсов (их доля в суммарных выбросах %) до 2020 г. не достигнут уровня 1990 г. Даже в соответствии с пессимистическим сценарием максимальный рост выбросов к 2020 году составит 95 % от уровня 1990 г24.

Утверждения о том, что Киотский протокол может оказаться сдерживающим фактором для развития российской экономики, базируются на представлении о том, что ее рост будет сопровождаться пропорциональным увеличением выбросов парниковых газов.

Это возможно только при попытке организовать рост на базе морально устаревших технологий. Но такой рост невозможен в течение продолжительного времени – он не в состоянии создать для своего продолжения ни внутренних источников, ни факторов, привлекательных для внешнего инвестирования. Такая экономика не станет равноправной участницей мирового рынка, а вступление в ВТО окажется для нее источником одних лишь дополнительных неприятностей. Она будет обречена на дальнейшую стагнацию и прогрессирующее отставание не только от ведущих держав, но и от тех, кто всего лишь два десятилетия назад был далеко за ней25.

Затраты, связанные с выполнением Россией обязательств по Киотскому протоколу, по данным Минэкономразвития, не превзойдут 10 % от затрат на экологический мониторинг (0,03 % расходов госбюджета). Основные ожидаемые затраты связаны с созданием Условия второго периода обязательств (т.е. после 2012 года) будут решаться отдельно в ходе международных переговоров.

Данилов-Данильян В.И., Васильев С.В., Кураев С.Н. Киотский протокол: Обоснование целесообразности ратификации Российской Федерацией//Российский Региональный Экологический Центр, научные и аналитические статьи, www.rusrec.ru.

В.И.Данилов-Данильян. Киотский протокол: критика критики//Российский Региональный Экологический Центр, научные и аналитические статьи, www.rusrec.ru.

национальной системы мониторинга (инвентаризации) выбросов и поглощения парниковых газов. Однако разработка международных требований к инвентаризациям предполагает их принятие на совмещенных Конференциях Сторон РКИК и Совещаниях Сторон Протокола.

Поэтому практических различий в требованиях по инвентаризациям между Конвенцией и Киотским протоколом не будет, т.е. Россия, как Сторона Конвенции, все равно должна будет их выполнять26. Отчетность и регистрация выбросов внутри страны должны быть организованы силами предприятий, участвующих в управлении выбросами. Примеры такой деятельности уже существуют. РАО «ЕЭС России» (на его долю приходится около 30 % национальных выбросов CO2) и Архангельский ЦБК (занимает второе место в России по выпуску целлюлозно-бумажной продукции) успешно провели корпоративную инвентаризацию выбросов ПГ27.

Некоторые видят опасность Киотского протокола для российского ТЭКа, например, М.М.Циканов, заместитель министра экономического развития и торговли, отметил, что протокол принесет России только «политические выгоды». Но в долгосрочной перспективе может привести к сокращению внутреннего потребления угля и, следовательно, к закрытию шахт28. Другие же заявляют, что Киотский протокол открывает перед российскими нефтяными компаниями новые возможности для бизнеса, в том числе в сфере утилизации попутного газа29. Начальник управления экологии и энергосбережения ОАО «Газпром» (второе предприятие в стране по величине выбрсов парниковых газов после РАО «ЕЭС России») А.А.Соловьянов убежден, что вступление в силу Киотского протокола даст возможность «Газпрому» привлечь необходимые инвестиции на осуществление программы по модернизации оборудования30. Для выполнения Киотского протокола развитые страны будут еще больше заинтересованы в российском природном газе, который поможет ЕС избежать выбросов ПГ от сжигания угля и мазута31. «Изучение мировой практики показало, что не выявлено какой-либо прямой связи между введением экологических ограничений и темпами роста внутреннего валового продукта» - таково заявление заместителя Департамента Минэкономразвития РФ Всеволода Гаврилова32.

Таким образом, выполнение количественных обязательств по Киотскому протоколу не повлечет для России больших затрат или угрозы ее экономическому развитию. Большой резерв квоты с 1990 года позволяет нашей стране проводить необходимую политику по поддержанию экономического роста, а также выступать крупнейшим потенциальным продавцом этой квоты в рамках одного из механизмов протокола («торговля квотами на выбросы»). Однако, по мнению большинства экспертов, прямая переуступка гособязательств в массовом масштабе нецелесообразна (причины – резкое падение цен на сниженные выбросы на международном углеродном рынке из-за нарушения баланса спроса и предложения, необходимость резервирования избытка квот на второй период обязательств Киотского протокола; возможность использования РФ средств от продажи на иные цели, чем на меры по снижению выбросов и т.п.).

«Механизм чистого развития» может найти применение, в основном, в связи с инвестиционной деятельностью российских компаний в странах СНГ (кроме Украины и Беларуси), а также в таких развивающихся странах, как Монголия, Индия, Китай, Турция.

Киотский протокол: миссия выполнима. Бердин В.Х., Данилов-Данильян В.И., Кокорин А.О. и др. – М.:

РРЭЦ, WWF-Россия, Защита природы (США), 2004. – С.11.

Лопатин В. Н., Муравых А. И., Грицевич И. Г. Указ.соч. – С.21.

Листвянов В. Протоколы Киотских мудрецов//Электронное периодическое издание Беллона.Ру http://www.bellona.org/ru/international/ecopravo/36717.html Опасности климатических изменений и выгоды от участия России в Киотском протоколе. – С.37.

Листвянов В. Указ.соч.

Для сравнения: сжигание одной тонны нефтяного эквивалента природного газа приводит к эмиссии 2,3 т СО2, а угля – 3,9 т СО2.

Гаврилов В. Первые сделки по продаже квот в рамках Киотского протокола ожидаем во II квартале 2005 года// ЭКОС-информ. – 2005. – №1. – С.8.

Гораздо больше перспектив по снижению эмиссий и получению сопутствующих выгод имеет другая особенность нашей страны – это огромный нереализованный потенциал энергосбережения, который оценивается в 40 % от всего энергопотребления, или, примерно, 400 миллионов тонн условного топлива в год. Это сравнимо с объемом всей экспортируемой из России нефти или выработкой ста крупных ТЭЦ. Почти треть этих потерь приходится на жилищно-коммунальный сектор33. Снижение энергопотребления во всех секторах экономики и жизнедеятельности за счет внедрения новых технологий возможно реализовать через второй механизм Киотского протокола – «проекты совместного осуществления». К тому же, цена за каждую тонну сокращенных выбросов по таким проектам гораздо выше цены за тонну при торговле квотами на выбросы: от 10-12 долларов против 3-5 долларов34.

Предложения по таким проектам уже поступили от Дании, Голландии, Германии, Австрии35.

Целью энергетической политики России до 2020 года остается максимально эффективное использование природных топливно-энергетических ресурсов и потенциала энергетического сектора для роста экономики и повышения качества жизни населения страны. Стратегическими ориентирами долгосрочной государственной энергетической политики заявлены энергетическая и экологическая безопасность. Согласно Энергетической стратегии России на период до 2020 г.36, основными факторами, сдерживающими развитие энергетического комплекса, являются:

высокая степень износа основных фондов (более 50 %). Ввод в действие новых производственных мощностей во всех отраслях ТЭК сократился за девяностые годы от 2-х до 6-ти раз. Наблюдается высокая аварийность оборудования, обусловленная низкой производственной дисциплиной персонала, недостатками управления, а также старением основных фондов. В связи с этим возрастает возможность возникновения аварийных ситуаций в энергетическом секторе;

сохраняющийся в отраслях комплекса (кроме нефтяной) дефицит инвестиционных ресурсов и их нерациональное использование. При высоком инвестиционном потенциале отраслей ТЭК, приток в них внешних инвестиций составляет менее 13 % от общего объема финансирования капитальных вложений. При этом 95 % указанных инвестиций приходится на нефтяную отрасль. В газовой промышленности и в электроэнергетике не создано условий для необходимого инвестиционного задела, в результате чего эти отрасли могут стать тормозом начавшегося экономического роста;

отставание производственного потенциала ТЭК от мирового научно-технического уровня. Доля добычи нефти за счет современных методов воздействия на пласт и доля продукции нефтепереработки, получаемой по процессам, повышающим качество продукции, низка. Энергетическое оборудование, используемое в газовой и электроэнергетической отраслях, неэкономично. В стране практически отсутствуют прогрессивные парогазовые установки, установки по очистке отходящих газов, крайне мало используются возобновляемые источники энергии, оборудование угольной промышленности устарело и технически отстало, недостаточно используется потенциал атомной энергетики;

сохраняющаяся высокая нагрузка на окружающую среду от топливно-энергетической деятельности. Несмотря на произошедшее за последнее десятилетие снижение добычи и производства топливно-энергетических ресурсов, отрицательное влияние ТЭК на окружающую среду остается высоким;

Миклуха Ю. Госдума теряет тепло// Сайт Страна www.strana.ru/stories/03/09/26/3405/240564.html Гаврилов В. Указ. соч. – С.8.

Ишков А. Совместные проекты для России выгоднее рыночной торговли квотами на выброс СО2 в рамках Киотского протокола// Интерфакс www.interfax.ru/r/B/exclusive/297.htmlmenu=A&id_issue= Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. М.: Министерство энергетики, 2003// www.mte.gov.ru/docs/32/103.html высокая зависимость нефтегазового сектора и, как следствие, доходов государства, от состояния и конъюнктуры мирового энергетического рынка. Наблюдается неблагоприятная тенденция к дальнейшему повышению доли нефтяного сырья в структуре российского экспорта, вместе с тем, недостаточно используется потенциал экспорта других энергоресурсов, в частности электроэнергии. Это свидетельствует о продолжающемся сужении экспортной специализации страны и отражает в достаточной степени отсталую структуру всей экономики России;

отсутствие развитого и стабильного законодательства, учитывающего в полной мере специфику функционирования предприятий ТЭК.

Одной из важнейших проблем является наличие в энергосистемах изношенного, выработавшего свой ресурс оборудования, доля которого уже превысила 15 % всех мощностей, и отсутствие возможности его восстановления вводит электроэнергетику в зону повышенного риска, технологических отказов, аварий и, как следствие, – снижения надежности электроснабжения.

Перспективы развития теплоэнергетики, согласно Энергетической стратегии, связаны с возможностью радикального изменения условий топливообеспечения тепловых электростанций, ужесточение экологических требований, преодоление к 2010 г. тенденции превышения темпов нарастания объемов оборудования электростанций, выработавших свой парковый ресурс, над темпами вывода его из работы и обновления, что требует скорейшего внедрения достижений НТП и новых технологий в электроэнергетике.

Около 50 % объектов коммунального теплоснабжения и инженерных сетей требуют замены, не менее 15 % находятся в аварийном состоянии. На каждые 100 км тепловых сетей ежегодно регистрируется в среднем 70 повреждений. Потери в тепловых сетях достигают %. Помимо потерь тепла, с утечками теплоносителя ежегодно теряется более кубокилометра воды, 82 % общей протяженности тепловых сетей требуют капитального ремонта или полной замены37.

По имеющимся оценкам, технический потенциал использования возобновимых источников энергии (ВИЭ)38 в России составляет порядка 4,6 млрд. т условного топлива в год, то есть в пять раз превышает объем потребления всех топливно-энергетических ресурсов России, а экономический потенциал определен в 270 млн. т у.т. в год, что немногим более 25 % от годового внутрироссийского потребления39. В настоящее время экономический потенциал ВИЭ существенно увеличился в связи с подорожанием традиционного топлива и удешевлением оборудования возобновляемой энергетики за прошедшие годы.

В Энергетической стратегии поставлена цель – двукратное снижение удельной энергоемкости ВВП с соответствующим ростом энергоэффективности экономики. При этом доля потребляемых энергоресурсов (энергоемкость) в распределенном ВВП снизится с 22 % в 2000 г. до 13-15 % в 2020 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.