WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Она отличается от той жизни, которую ведет одинокий индивид, прежде всего своей особенной интенсивностью. Чувства, рождающиеся и развивающиеся в группах, обладают энергией, которой не достигают чисто индивидуальные чувства. У человека, испытывающего их, возникает впечатление, что он находится во власти сил, которые ему не принадлежат, управляют им, и вся среда, в которую он погружен, представляется ему населенной силами подобного рода. Он чувствует себя как бы перенесенным в мир, отличный от того, в котором протекает его частная жизнь. Существование в нем не только более интенсивно, оно отличается более качественно. Увлекаемый группой, индивид забывает о себе, о своих собственных интересах, целиком отдаваясь общим целям. Полюс его поведения смещается и переносится вовне его самого. В то же время возникающие таким образом силы, именно потому, что они носят теоретический характер, нелегко поддаются манипулированию, приспособлению к строго определенным целям. Они нуждаются в распространении ради распространения, без пользы и без цели, проявляясь то в деструктивном и глупом насилии, то в героическом безрассудстве. Это деятельность в каком-то смысле чрезмерная, весьма избыточная. По всем этим причинам она противостоит нашему повседневному существованию как высшее противостоит низшему, идеал – реальности [14].

С. И. Самыгин и др. дают следующее определение религии: «Под религией мы понимаем комплекс верований и практических действий, посредством которых люди сообщаются или пытаются сообщатся с реальностью, лежащей за пределами обыденного опыта. Обычно эти верования и действия фокусируются вокруг Предельного, или Абсолюта, фигурирующего в представлениях верующих как Божество» [31, с. 70].

Различные подходы к определению религии представлены в книге В.

И. Гараджа «Социология религии» [7].

Наряду с возрастанием в современном обществе требований к самостоятельности, гибкости, подвижности и ответственности отдельной личности, сохраняется и будет сохраняться социальный, т. е. групповой, характер психики человека, что выражается в фундаментальной потребности человека в присоединении к группе со стабильной системой ориентации (ориентировочная потребность и потребность в социальном структурировании времени и пространства). Своеобразным свидетельством этого и служит широкое распространение деструктивных культов как патологической формы данного процесса [28]. С. И. Самыгин отмечает, что такая ситуация в сознании индивида предстает как множество возможностей, между которыми он может выбирать [31].

Однако, при такого рода рассмотрении, ускользает вопрос об индивидуальной религиозности человека, как о личностном духовном переживании, о его духовной потребности. Рассматривая верующего человека только в контексте социальных групповых отношений мы рискуем оставить «за бортом» важнейший аспект индивидуального личностного поиска.

В свете выше указанного, необходимо рассмотреть вопрос религиозности с философской точки зрения. Ибо именно здесь мы можем увидеть онтологический характер религиозных переживаний, обратится к описанию веры в максимально широком смысле. Вероятно, именно эта «широкость» рассмотрения поможет нам «присмотреться» к индивиду.

Невозможно не связать нынешнюю религиозную ситуацию с общим социальным состоянием в обществе. По мнению М. Бубера «истинный характер эпохи достовернее всего усматривается в преобладающем в ней типе взаимоотношений между религией и действительностью» [5 с.346].

Мартин Бубер говорит о том, что есть два – и только два – образа (или типа) веры. Конечно, существует великое множество содержаний веры, но собственно вера известна нам лишь в двух основных формах. Обе они проявляются в нашей повседневной жизни. Одна форма веры выражается в том, что я доверяю кому-либо, пусть даже у меня нет «достаточного основания» доверять этому человеку. Другая форма веры обнаруживается в том, что я, тоже без достаточного основания, признаю истинность чего-либо. В обоих случаях невозможность обоснования указывает не на недостаток моих интеллектуальных способностей, а на существенную особенность моего отношения к человеку, которому я доверяю, или к содержанию, которое я признаю истинным [5]. Религиозная вера представляет собой один из этих двух образов веры, проявляющихся в сфере безусловного. Это значит, что отношение веры здесь – уже не отношение к кому-то или чему-то по сути своей обусловленному, а безусловному лишь для меня, но отношение к тому, что само по себе, безусловно.

Максимально духовную нагрузку понятие религиозности приобретает в трудах русских философов.

По мнению Н.А. Бердяева, Россия была страной загадочной, страной, в которой таилась страстная мечта о религиозном преображении жизни. Вероятно и каждый русский человек, как носитель российской культуры несет в себе то же религиозное содержание. «Культура связана с культом, она из религиозного культа развивается, она есть результат дифференциации культа, разворачивания его содержания в разные стороны» [4, с. 76]. Бердяев говорит, что воля к культуре (духовному) всегда захлестывалась у нас волей к жизни, и эта воля имела две направленности: к социальному преображению жизни, и к религиозному преображению жизни, к явлению чуда в судьбе человеческого общества.

С.Л Франк связывает понятие религии с «единственным человеческим делом: искать и найти смысл жизни» [33, с. 163]. Он характеризует сущностную черту религиозного опыта как «имманентный опыт трансендентальной реальности [33, с. 251]. Вера не дается «даром»; вера требует от человека некоего усилия воли, определяемого нравственным решением искать то, что имеет высшую ценность.

Внутренняя преемственность в определении религии обнаруживается в рассуждениях русского философа А. Ф. Лосева: «...под религией мы понимаем субстанциональное самоутверждение личности в вечном бытии». [цит. по 30, c. 24].

И в наше время в русской философии вера рассматривается с акцентом на ценности, потребности, поиски смысла. «У нас до сих пор сохраняется потребность в религиозном «восполнении» жизни» [18 с. 313], и если она не отпала под действием развивающихся и все объясняющих науки и техники, следовательно, имеются какие-то особые общественные потребности, удовлетворить которые способна только религия.

Исследуя истоки русской религиозности, русский философ А.И. Введенский говорил еще в 20-е годы о необходимости изучения причин и выяснения дальнейшей судьбы веры [24]. Причем причин не первобытных, а действующих теперь. И он говорит, что это возможно лишь путем перехода из теории познания в область психологии, именно в психологию Веры в Бога.

В психологии религия – процесс интеграции как сознания, так и бессознательного, это процесс самопознания, способ достижения индивидуации (К. Юнг), самоактуализации (Э. Фромм), самореализации (А. Маслоу), функциональной автономии (Г. Оллпорт), творческой самостоятельности (А. Адлер).

Таким образом, при определении веры и религии возникает больше вопросов, чем ответов. Это связано и с наличием множества подходов к рассмотрению этой проблемы и с разным личным отношением большинства авторов к теме божественного и как следствие различными методами изучения.

Однозначно можно сказать лишь одно: вопрос веры и религии во все времена и ныне остается весьма интересным, и в той же мере проблематичным для представителей всех «околочеловеческих» наук.

В то время как философы мыслят эти понятия, социологи дают определения и классификации, психологи рассматривают с позиций своих школ и направлений, индивид остается наедине со всеми своими духовными потребностями, поисками и стремлениями. Особенно это касается тех представителей человечества, которые максимально часто попадают в ситуацию, когда вынуждены оставаться сами с собой, перед лицом реальных и воображаемых трудностей.

Страх, подавленность, одиночество, отчаяние, формирующиеся в условиях мореплавания, создают для религии благоприятные предпосылки.

Когда человек остается с самим собой, замыкается в человеческом, то он создает себе идолов, без которых он не может возвышаться. Бердяев говорит, что без духовности нельзя нести жертвы и совершать подвига [4].

Особо важной задачей в рамках данной работы становится проблема выбора терминологии. Что же мы наблюдаем у современных моряков: религиозность, религиозные представления, религиозный поиск или стремление к группированию. Большинство авторов, как было показано выше, указывают на наличие религиозных потребностей, врожденных, либо приобретенных.

Если эти потребности осознаются, то под влиянием сформировавшихся ценностей и установок личности они становятся крепким фундаментом для особого поведения человека, конечной целью которого является духовная самореализация. Термин религиозности здесь не вполне уместен, так как религиозность является скорее социологической характеристикой личности верующего, указывающей на интенсивность и качество религиозной практики. Понятие религиозных представлений намного уже и религиозности и религиозной направленности, так как ими может обладать даже абсолютный атеист.

Термин религиозной направленности наиболее полно способен передать интенциональность личностного развития и охарактеризовать весь континуум от духовных потребностей до целей и смыслов жизни человека. Именно поэтому, на наш взгляд наиболее подходящим здесь является понятие религиозной направленности.

Религиозная направленность в виде религиозных (духовных) ценностей и установок личности формируется на основе религиозных потребностей личности под влиянием социальных факторов.

В профессиональной деятельности моряков религиозные потребности, появляющиеся в семье, на основе традиций русского народа, осознаются под влиянием постоянно действующих стрессовых факторов и способны выступать в роли долговременных мотивационных установок. Система сложившихся духовных ценностей и установок моряков оказывает непосредственное влияние на их профессиональную деятельность. Выводы.

В основе любой личности лежат потребности и мотивы, на основании которых формируются цели и задачи, планы и установки. Схематично структуру потребностей и мотивов, а также их взаимосвязь с целями можно представлять по-разному (например, пирамида А. Маслоу). Наиболее информативным нам кажется векторное представление, причем, началом вектора является потребность, а концом -- цель, абсолютную длину вектора наполняют и организуют мотивы, установки, ценности, желания и интересы личности.

Наиболее значимой характеристикой вектора в пространстве является его направление, в переносе на упомянутую терминологию, характеризующую свойства личности, это не что иное, как направленность личности. Единая направленность личности, упоминаемая многими авторами видится нам как суммарная векторная характеристика. На самом же деле направленностей у человека может быть много, при несомненном доминировании одной. Количество направленностей и их качество зависят от развитости личности, от ее зрелости, т.е. от множественности целей и задач, которые ставит пред собой личность. Чем многостороннее развита личность, тем более разноплановы ее цели, тем шире спектр направленностей характеризующих ее, тем более заполненным является единое пространство личности. Несомненно, это векторное поле сродни понятию образа мира, который формируется под непосредственным влиянием профессии.

Если за основу брать достаточно банальное деление потребностей на материальные и духовные, и вернуться к основному объекту нашего исследования – морякам, то можно с большой долей вероятности утверждать следующее. Материальные потребности практически полностью совпадают с профессиональными потребностями у моряков, т.е. могут быть описаны с помощью такой характеристики личности как профессиональная направленность. Учитывая особые условия труда моряков, описанные выше, мы можем сказать, что профессиональная направленность моряков является ведущей направленностью личности. Но как было указанно ранее духовные потребности, стремление к саморазвитию и самосовершенствованию, желание понять мир и постичь смысл жизни, занимают важное место в структуре личности моряка, и формируются под влиянием особых условий труда. Учитывая изученный исторический материал, эмпирические исследования, а также собственные наблюдения, мы беремся утверждать, что духовные потребности, а вслед за ними и ценности, убеждения и цели моряков, в большой мере представлены в виде религиозного пласта. Данную характеристику мы определяем как религиозную направленность (интенцию), которая является свойством личности, приобретенным и сформировавшимся в результате воспитания и развития, в том числе и профессионального.

Таким образом, у представителей морской специальности профессиональная и религиозная направленности являются важнейшими и взаимовлияющими характеристиками в структуре личности.

3. Религиозная направленность моряков как следствие профессиональной деятельности Целью проведенного теоретического и эмпирического исследования являлось непосредственное выявление феномена религиозной направленности у моряков торгового флота, формирующейся в результате профессиональной деятельности, описание ее основных характеристик и специфики. В рамках исследования религиозной направленности были поставлены следующие задачи:

1. выявление и описание религиозных интересов моряков;

2. исследование причинно-мотивационных характеристик религиозной направленности моряков и их специфики;

3. изучение идеальных и целевых спецификаций религиозной направленности моряков;

4. выявление сенситивного периода профессионального становления для формирования специфического отношения к религии у моряков.

Дополнительной задачей исследования стало описание специфичности отношения к приметам и ритуалам у морских специалистов.

Исходя из поставленных задач, исследование проводилось поэтапно.

3.1. Религиозная компонента в сознании моряков.

Эмпирическое выявление религиозной компоненты у моряков проводилось нами с помощью индивидуальных бесед и интервью. Объектом нашего исследования были курсанты судомеханического факультета 1 и 6 курсов, а также капитаны и судовые механики со стажем работы. Исследование проводилось методом открытого анкетирования. Время проведения: октябрь 2001 года.

Выборка состояла из 60 человек, из них 20 человек - курсанты курса, 20 человек - курсанты 6 курса, 20 человек - специалистов морских профессий со стажем работы. Средний возраст курсантов 1-го курса - лет, курсантов 6-го курса - 22 года, морских специалистов - 41год.

Результаты проведенных исследований мы сочли возможным привести в виде обобщающей таблицы:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.