WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 |

Аренда пая в окончательном виде закона не переводится автоматически в трастовый договор, но аренда пая на индивидуальной основе фактически отменена. Если до настоящего времени владелец земельного пая мог сдать его в аренду индивидуально, а уж консолидация полученных в аренду паев в одном земельном массиве было задачей арендатора, то сейчас это бремя переложено на владельцев паев. Иначе говоря, ранее арендатор, который хотел бы взять для обработки массив угодий, мог заключить с каждым владельцем пая индивидуальные договоры и затем потребовать выдел соответствующего участка (или нескольких крупных участков). При этом арендную плату получал каждый собственник пая индивидуально (теоретически, эта плата могла быть разной, хотя на практике такое встречалось редко). По новому закону владельцы паев должны предварительно договориться о совместной сдаче в аренду общего участка, выделить его из землепользования хозяйства и только затем сдать его в аренду от лица всего коллектива. Получателем арендной платы становится весь коллектив.

В чем разница Прежде всего, при коллективной аренде неизбежно возрастет ее стоимость, то есть стоимость доступа к земле для аутсайдеров: договоренность с каждым индивидуальным собственником пая при прочих равных условиях ведет к более низкой цене, чем договоренность с коллективом. А это, в свою очередь, означает снижение производительных инвестиций в сельское хозяйство со стороны: внешние для аграрного сектора инвесторы будут вынуждены платить больше за доступ к земле и, соответственно, у них будет оставаться меньше средств для инвестиций в производство. Кроме того, скорее всего такая коллективная аренда будет осуществляться под контролем менеджеров сельхозпредприятий, а это еще больше укрепит их власть по распоряжению не принадлежащей им землей.

Другое последствие – это снижение функции социального буфера, выполняемого до сих пор механизмом аренды пая. Во многих случаях пай даже не сдавался в аренду, а передавался на условиях ренты с пожизненным содержанием. Этот механизм давал, хотя и незначительную, но все же помощь престарелым жителям сельской местности, в значительной мере лишенных основных социальных гарантий. Такая передача на условиях ренты новых законом не предусмотрена, а при коллективной аренде доходы каждого арендатора могут быть существенно ниже, чем при индивидуальной аренде (несмотря на то, что общая арендная плата для арендатора будет, скорее всего, выше).

По совокупности всех этих причин данная норма закона будет стимулировать владельцев паев вносить их в уставные капиталы своих родительских сельхозпредприятий: все остальные формы слишком сложны и слишком неэффективны. А это именно тот процесс, с которым реформаторы боролись все годы реформ, и о чем тайно мечтала аграрная оппозиция: земля передается в собственность сельхозпредприятий.

Таким образом, принятие закона об обороте сельхозземель обществу дало, вопервых, четкий сигнал о долгосрочности стратегии развития частной земельной собственности в сельском хозяйстве, во-вторых, дана правовая база для земельного оборота.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2002 году тенденции и перспективы К революционным изменениям в аграрном секторе этот закон не приведет, что и не подразумевалось принятием такого нормативного акта. В то же время закон приведет в определенному сокращению инвестиционного потока в аграрном секторе. Также закон снижает степень социальной защищенности сельских жителей (прежде всего престарелого населения).

Опрос, проведенный в 3 областях страны (Ивановской, Нижегородской и Ростовской), в конце 2002 г. показал, что основная часть сельхозпроизводителей не осознала радикальное изменение земельного режима в отношении земельных долей: большинство респондентов все также планирует арендовать индивидуальные земельные доли.

Скорее всего, негативные стороны нового закона будут снивелированы их слабой реализацией на практике, как это уже случалось не раз за последнее десятилетие.

В политическом аспекте принятие закона в его настоящем виде знаменует также и перераспределение баланса сил на федеральном уровне власти: правительство настояло на своем варианте вопреки мнению различных и многочисленных общественных групп.

Финансовые программы в аграрном секторе В июне 2002 г. правительство своим постановлением утвердило Правила компенсации части процентов по трехлетним кредитам, выданным сельхозпроизводителям российскими банками для приобретения сельскохозяйственной техники и оборудования. Субсидия составляет до 2/3 ставки рефинансирования ЦБ и выплачивается ежемесячно. Это решение правительства знаменует собой следующий шаг в отходе от прежней, крайне неэффективной системы поддержки кредита в сельскохозяйственной отрасли, которая сложилась с начала реформ.

До 2000 г. краткосрочный кредит аграрному сектору выдавался, так или иначе, за счет бюджетных ресурсов. Вначале этот кредит распределяли чиновники, затем коммерческие банки, но содержание операций было почти неизменным. Кроме того, с г. широко распространилась практика государственного товарного кредитования. Нам неоднократно приходилось писать о неэффективности этих систем кредитования, мы отстаивали систему субсидирования процентной ставки по кредитам, полученным в коммерческих кредитных учреждениях. В 2000 г. впервые на такой эксперимент пошла Нижегородская область, в том же году к началу уборочной кампании приняла подобное решение и федеральная власть – пока в порядке эксперимента. В 2001 г. система субсидирования процентной ставки по частным кредитам уже была принята в полном масштабе на федеральном уровне, а также почти все области приняли аналогичные собственные программы поддержки кредита в АПК. Результаты не замедлили сказаться в первый же год. В 2002 г. по этой программе в сельское хозяйство было привлечено почти 23 млрд руб., что превышает расходы федерального бюджета на АПК в прошедшем году и выше объема 2001 г. почти на четверть в реальном исчислении.

Однако четвертый год роста в аграрном секторе позволяет решать сельхозпроизводителям уже следующую задачу – восстановления и реструктуризации производственного аппарата, технического перевооружения своего производства. До настоящего времени единственным механизмом поддержки среднесрочных инвестиций в сельском хозяйстве был механизм государственного лизинга, опять же развиваемого и на федеральном, и на региональном уровнях. Нам также неоднократно приходилось писать о Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru недостатках системы государственного лизинга, который не только приводит к удорожанию средств для сельского хозяйства, но и создает монополию в лизинговой сфере, блокируя тем самым развитие конкурентной и эффективной системы лизинговых компаний в АПК.

Ограниченность системы государственного лизинга стала постепенно становиться очевидной. В ряде регионов от нее либо совсем отходят, либо дополняют другими системами. Так, в 2001 г. в Чувашии в дополнение к лизингу принята программа субсидирования среднесрочного кредита для закупки сельхозтехники, в Пермской области отказались от лизинга в пользу компенсации затрат на закупку техники. Наконец, и федеральное правительство сделало этот шаг: приняло программу субсидирования среднесрочных (3-летних) частных кредитов для АПК. Эта программа, помимо своих собственных несомненных достоинств, компенсирует негативные последствия создания государственной монополии «Росагролизинг» и явного провала лизинговой программы, по крайней мере, в 2001–2002 гг. При вводе этой программы мы прогнозировали, что субсидирование процентной ставки по среднесрочным кредитам станет более привлекательным для производителей, чем государственный лизинг. Так это и произошло: на октябрь 2002 г. первая программа позволила привлечь в сектор более млрд руб., тогда как по лизингу поставки составили менее 4,8 млрд руб.

В конце 2002 г. было принято решение о субсидировании процентов и по 5летним займам, что еще более расширяет возможности среднесрочного кредитования сельхозпроизводителей.

Следующим шагом в этом направлении, на наш взгляд, должен стать отказ от системы федерального лизинга в его настоящем виде и расширение субсидий на 5–7летние кредиты и на лизинговые проценты по частным лизинговым контрактам.

Проблема финансового оздоровления сельского хозяйства не сходит с повестки дня в России с 1994 г. – с первой централизованной реструктуризации (а фактически – списания) долгов сельхозпредприятий. За эти годы вносились разные законопроекты, так или иначе ориентированные на финансовое оздоровление в сельском хозяйстве.

Наконец, в весеннюю сессию 2002 г. Госдума такой закон приняла. В начале 2003 г.

принят пакет правительственных решений в реализацию этого закона.

Прежде всего хотелось бы обсудить не столько детали самого закона, сколько собственно соответствие названия закона его содержанию. Уже первая статья закона устанавливает, что его предметом является реструктуризация долгов сельхозпроизводителей. Но в этом случае название закона намного шире, чем то, что регулируется самим документом. Финансовое состояние аграрного сектора обусловлено огромным количеством внешних для сельхозпредприятий факторов, которые не элиминируются только реструктуризацией долгов и реорганизацией предприятий.

В стране огромное количество маргинальных предприятий. Чуть более 40% финансово здоровых предприятий дают почти 75% всего валового продукта отрасли. Рентабельность 300 лучших сельхозпредприятий страны по основным продуктам в 3–раза выше, чем во всех остальных предприятиях. Если будут закрыты наиболее несостоятельные в финансовом отношении предприятия, то эффективность остальных только еще более повысится. Так, например, до сих пор дотируются семена зерновых для северных территорий, поскольку там нужно дать людям источники доходов. Поэтому они сеют бесплатные семена, получают урожай с гектара меньше, чем посеяли семян, но при бесплатных семенах и субсидированном горючем вполне конкурируют на рынке РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2002 году тенденции и перспективы с зерном из основных зернопроизводящих регионов, сбивают тем самым производителям цены и, соответственно, рентабельность. Тем не менее повсеместно по стране стоит задача сохранения всех сельхозпредприятий, банкротства все еще редки, а уж банкротства с ликвидацией предприятия почти невероятны. Могут возразить, что же делать с людьми на этих территориях В мире есть решение этого вопроса. Европа только с 1960 г. сократила сельскохозяйственную занятость в 4 раза. В России же пока предпочитают решать эту проблему за счет сильных хозяйств: необходимо осознать, что поддержание занятости в хозяйствах-банкротах идет, прежде всего, за счет прибыли высокоэффективных хозяйств, а затем уже за счет налогоплательщика (бюджетные субсидии) и потребителей энергоносителей из других отраслей (перекрестные субсидии и реструктуризация долгов естественным монополиям).

Таким образом, одна из важнейших проблем финансового здоровья сельского хозяйства – избыточность сельскохозяйственного населения, отсутствие механизма банкротства сельхозпредприятий и отсутствие сильной политики сельского развития, направленной на формирование альтернативной сельской занятости. Ни о чем в этом роде в принятом законе не упоминается. Более того, принятый Госдумой в ту же сессию новый закон о банкротстве проблему сельскохозяйственного банкротства (у которого много собственных проблем, требующих законодательного решения) также не рассматривает.

Другая проблема финансового состояния сельского хозяйства – динамика цен на основные виды сельскохозяйственной продукции. Это обширная проблема, и мы не претендуем раскрыть ее здесь полностью. Однако кампания по реструктуризации долгов сельскому хозяйству столкнулась именно с ценами. Хозяйства, вошедшие в программу реструктуризации осенью–зимой 2001 г., уже весной следующего года в значительной своей массе не могли выполнить своих текущих обязательств: из-за ограниченности вывоза зерна внутренние цены на зерно были очень низки, из-за несогласованной тарифной политики в СНГ упали цены на молоко. В результате предприятия не имели той выручки, на которую рассчитывали при подписании соглашения о реструктуризации. И в данном конкретном случае хозяйства несут финансовую ответственность за просчеты аграрной политики.

Хозяйства страны остро нуждаются в инвестициях, но государство принимает закон об обороте земли, который, как было показано выше, приведет только к сокращению только что наметившегося роста этих инвестиций. Опять же проблема финансовой состоятельности лежит за пределами компетенции аграрного менеджмента.

Можно привести еще много примеров нерациональной аграрной политики, снижающей эффективность сельхозпроизводства, но остановимся на перечисленных. Наша задача показать, что финансовое оздоровление в сельском хозяйстве не сводимо только к проблеме реструктуризации накопленных долгов. Такое узкое ее рассмотрение приводит к воспроизводству этой проблемы: сначала реструктурируем долги, затем делаем отсрочку фактическим списанием, потом опять накапливаем долги, и т.д. С 1994 г.

пройдено уже несколько таких циклов.

Принятый закон сводится именно к порядку реструктуризации долгов аграрному сектору. Механизм фактически тот же, что и в кампании 2001 г. Единственно, что вносится новое, – это попытка включить в реструктуризацию так называемые естественные монополии, или, проще говоря, РАО «ЕЭС России» и «Газпром». Помимо долгов бюджетам и внебюджетным фондам сельское хозяйство накопило долги и штрафы по Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru ним именно этим двум организациям. В предыдущей кампании реструктуризации не удалось привлечь этих гигантов к пересмотру долгов, законодатель почему-то счел, что законом это сделать удастся. Нам представляется это маловероятным: никакой закон не может заставить кредитора пойти на списание долгов, если он не видит в этом для себя выгод.

Но даже если крупные кредиторы договорятся о реструктуризации долгов сельхозпроизводителей, то это поставит последних в еще худшее положение: открываются возможности для мелких кредиторов получить компенсацию своих долгов в ходе конкурсного производства, что станет стимулом для них по обращению в арбитражные суды. Таким образом, вместо немногочисленных, вполне известных, крупных и довольно прогнозируемых кредиторов сельское хозяйство в ходе «финансового оздоровления» оказывается перед лицом большого количества мелких, слабо прогнозируемых кредиторов.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.