WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 24 |

Однопартийная система доминировала во всех общественных институтах, включая законодательную и судебную власть. Права собственности, особенно в аграрном секторе, оставались наме ренно размытыми, что представляло собой одно из проявлений всеобъемлющего контроля партии над страной. Один из партий ных функционеров однажды обронил знаменитое высказывание о том, что «наши коллективные хозяйства предназначены для произ водства голосов, а не еды». Газеты жили за счет не того, о чем они сообщали, а того, что они не сообщали. Телевидение же, которым владели две семьи партийных функционеров, стало в буквальном смысле «министерством правды». PRI оправдывало свое моно польное положение в обществе его нестабильностью и присваива ло себе мантию символа национального единства (ее значки и знамена были тех же цветов, что и мексиканский флаг, что было официально запрещено другим партиям). Кроме того, в отличие от других партий с диктаторскими замашками, она предпочитала не подвергать своих политических оппонентов репрессиям, а коопти ровать их в свои ряды. Она прибегала к насилию только в самых крайних случаях. Первый эпизод случился только в конце 1960 х – начале 1970 х гг., а второй – в начале 1990 х гг. Политическая по лиция режима никогда не была столь могущественна или всепро никающа, как КГБ или Секуритат, но оставалась важным инстру ментом политического контроля. PRI использовала стратегию ма ятника, то «левея», то «правея» каждые 6 лет, с каждым последую щим президентом. Тем самым она давала стимул различным кор поратистским и идеологическим группам оставаться под одной крышей8. Однако главным фактором, который позволял PRI оста ваться у власти, стал ее практически ничем не ограниченный дос туп к госбюджету.

Коренное отличие мексиканской политической системы 20 в. от других авторитарных режимов кроется в смене президентов. Не Meyer L. La nomenklatura // Reforma. 26 October 2000. P. 15A.

См., например: Rivanuva R.G. Que es el PRI El gran mito mexicano. Mexico City:

Editorial Tradicion, 1974.

смотря на то что PRI – это партия, выстроенная вокруг президента, сами президенты менялись каждые шесть лет согласно Конститу ции страны. Однако президент обладал влиянием, достаточным, чтобы обеспечить выбор своего преемника, и различными средст вами обеспечивал сохранение своего влияния, как это было, на пример, в случае с президентом Карденасом, вплоть до смерти.

PRI не стремилась экспортировать свою модель правления в дру гие страны, но известно, что в таких столь разных государствах, как, в частности, Доминиканская Республика, Панама, Малайзия, Индонезия и Заир, президенты с разной степенью успеха действи тельно пытались копировать опыт PRI.

Кроме того, успеху PRI способствовало и «добровольное рабст во»9. На первом этапе своего существования в глазах населения партия обрела определенную степень легитимности. В то время традиционная оппозиция PRI сгруппировалась вокруг праволибе ральной Partido Accion Nacional (PAN), основанной в 1939 г. интел лигенцией и католиками, предпринимателями и другими общест венными группами, которых PRI не удалось приручить и которыми она оказалась не в состоянии манипулировать. PAN была основана в ответ на государственность и коллективизм, проповедуемые Карденасом. Она декларировала приверженность идеям экономи ческой свободы, демократии и децентрализации властных полно мочий10. Однако PAN довольствовалась ролью пассивной и перма нентной оппозиции, ее главным достижением стало то, что она до жила до 1980 х гг.

Экономическую политику страны на первом этапе после рево люции отличали две важные особенности: вплоть до 1971 г. режим проводил взвешенную макроэкономическую политику, схожую с той, что реализовывало правительство Г. Гусака в Чехословакии того времени. В отличие от других латиноамериканских стран, Мексика практически не сталкивалась с проблемой инфляции, внешнего долга и дефицита, и ее экономика росла быстрыми тем Автором этого термина стала Изабель Туррент. См.: Turrent I. Libertad y servidumbre voluntaria // Reforma. 4 June 2000. 24A.

О PAN см.: Shirk D. Democratization and Party Building: The Growing Pains of Mexico’s National Action Party. Ph.D. dissertation. University of California at San Diego, 2000.

пами на фоне политической стабильности. Однако на микроэконо мическом уровне страна представляла собой классический образ чик «диктаторской экономики», где важнейшие финансовые и де ловые интересы должны были быть использованы для поддержки правящей партии. Права собственности были по прежнему размы ты, экономика оставалась автаркической, а рядовой гражданин должен был платить по счетам возникших к тому времени олигар хов.

Вслед за Т. Заславской уместнее всего назвать такую форму организации общества «пирамидой», где диктатор зависит от глав корпоратистских структур, а не напрямую от избирателей и, сле довательно, должен подпитывать эти интересы и секторы из обще ственных фондов. Следовательно, возможности реформировать существовавшую структуру у президента были ограничены, а пар тия не могла справиться с коррупцией, поскольку в этом случае она бы пожрала самое себя. Единственное, что функционеры PRI могли делать, – это тщательно фиксировать коррупцию в своих ря дах, чтобы использовать ее как средство шантажа и гарантий пре данности ее членов. Так, например, когда бывший председатель PRI П. М. Ледо в 1998 г. порвал с партией, в газетах появился длин ный список его преступлений (интересно, что эта кампания не на несла существенного вреда его репутации).

Этап 2: 1971 – середина 1980 х гг. Режим вынужден покупать свою легитимность Этот этап начался с правления президента Л. Эчеверрия (1970– 1976), бывшего шефа политической полиции при прежнем режиме и ярого сторонника государственности и популизма. Он усилил репрессии против оппонентов его режима, а экономика страны тем временем вошла в период длительной депрессии. В этих усло виях режиму пришлось начать покупать легитимность. Политику Эчеверрия продолжил им самим выбранный преемник – весьма противоречивая фигура – бывший министр финансов страны Х. Л. Портильо (1976–1982)11.

Не имея должного финансового образования, Лопес Портильо по сути использо вал Министерство финансов для финансирования государственной политики Эче веррии. См: Hornedo E. Lopez Portillo en Hacienda: Critica de su actuacion. Mexico City: G. de Anda, editor, 1976.

Почему страна перешла от первого этапа ко второму Возмож но, в соответствии с теорией, которую М. Левин и другие исследо ватели предложили в отношении СССР12. В стране появился новый средний класс, запросы и ожидания которого выходили за рамки возможностей существующего режима, созданного, в сущности, для управления другой страной. Ранее пассивное, население стало проявлять недовольство, во главе его встали тысячи безработных выпускников университетов, студенты увлеклись коммунистиче скими идеями, появились независимые профсоюзы и т. д.

Кульминацией этих процессов стали кровавые репрессии 1968 г.

(осуществленные Эчеверрией, в ту пору министром внутренних дел), после которых PRI под его руководством активно попыталась кооптировать риторику левого толка и заложила основы дирижист ской стратегии развития страны со всеми сопутствующими расто чительными расходами13.

Этот период стал эпохой стагнации страны, и она не оправилась от нее до сих пор. Вслед за Н. Злобиным отметим типичный фено мен эры «брежневизма»: природа собственно самого однопартий ного режима совсем необязательно стала причиной экономиче ских неурядиц. Проблемы возникли тогда, когда режим начал те рять легитимность и оказался вынужден покупать ее. Вот лишь не сколько примеров из области экономической политики правитель ства Мексики той поры:

• количество госпредприятий выросло с 200 в 1970 г. до 1200 в 1982 г.;

• их доля в ВВП страны в 1983 г. превысила 17 %;

• в период правления Эчеверрии «в целях ускорения экономиче ского роста» государственные расходы выросли с 25 до 38 % ВВП, что вызвало серьезный дефицит бюджета;

• объем трансфертов и субсидий составил 8,4 % ВВП, или 24 % общего объема государственных расходов;

Lewin M. The Gorbachev Phenomenon: A Historical Interpretation. Berkeley: University of California Press, 1991.

О последствиях правления Эчеверрии см.: De Anda Gustavo. Hacia donde lleva Echeverria a Mexico. Mexico City: G. de Anda, editor, 1973; De Anda G. La herencia de Echeverria. Mexico City: G. de Anda, editor, 1976; Fredo Arias de la Canal. La deuda exterior, Hemos sido vendidos. Mexico City: G. de Anda, editor, 1977.

• в период 1970–1975 гг. внешний долг страны утроился;

• в 1982 г. президент Лопес Портильо вопреки Конституции страны национализировал банковский сектор14.

Как это обычно бывает в подобных ситуациях, государственни чество в действительности не смогло помочь беднейшим слоям населения и серьезно ударило, практически стерло с лица земли средний класс, который вырос в предыдущие десятилетия соблю дения макроэкономической дисциплины. Единственной группой, выигравшей от перемен, стали те корпорации, чьи интересы под держивала PRI. Так, авиакомпания Aeronaves de Mexico – блестя щий образец такого рода «корпоратизма» и налоговых преферен ций: правительство затратило 2 млрд долл., чтобы выкупить ее, при том что менее 4 % жителей страны в то время пользовалось услугами авиатранспорта. На эти деньги можно было построить 240 больниц15.

В конце 1970 х годов в Мексике нашли нефть. Это событие бло кировало возможность соблюдения правительством страны даже видимости фискальной дисциплины. Президент Портильо даже предсказывал, что основной проблемой Мексики вскоре станет «куда девать излишки благосостояния». Бездумные расходы и практика заимствований за рубежом продолжились. В то время как нефтяные доходы страны составили около 48 млрд долл., страна заняла на внешних рынках почти 40 млрд долл., которые, по мне нию экспертов, «просто испарились»16. Вместо экономического роста и роста занятости страна получила в 1982 г. финансовый кризис. В своей последней речи в качестве президента Портильо поклялся «как лев защищать песо», а несколькими днями позже был вынужден девальвировать национальную валюту и конфиско вать долларовые счета населения и предприятий. Неудивительно, что он стал объектом всеобщего презрения и насмешек, и даже члены PRI не почтили присутствием недавно состоявшиеся его по хороны.

См.: Pazos L. La estatizacion de la banca, Hacia un capitalismo de estado. Mexico City:

Editorial Diana, 1982.

Цитируется по: Rogozinski J. High Price for Change: Privatization in Mexico. Washington, DC: Inter American Development Bank, 1998. P. 44.

См.: Pazos L. Hacia donde va Salinas. Mexico City: Editorial Diana, 1989. P. 19.

Этап 3: середина 1980 х гг. – 2000 г.

На этом этапе правительство страны пошло по пути макроэко номических реформ, чтобы взять ситуацию под контроль и одно временно найти новый источник своей легитимности как компе тентных экономических менеджеров. Однако парадоксальным об разом это привело к смене режима.

Даже делая робкие шаги в сфере макроэкономической стаби лизации, президент М. де ла Мадрид (1982–1988) в своей инаугу рационной речи защищал сложившуюся систему президентской власти, размытость и двусмысленность прав собственности, су ществование государственных монополий. Что до частного секто ра, то президент упомянул его лишь в контексте необходимости его выживания17. Но даже такие робкие попытки привели к расколу в правящей партии, в результате чего левые и государственники в союзе с компартией в 1988 г. сформировали объединение, ныне известное как Партия демократической революции (PRD). В том же году кандидат от PRD – сын легендарного президента Карденаса К. Карденас, возможно, даже стал бы победителем президентских выборов, но массовые манипуляции с бюллетенями позволили стать президентом выпускнику Гарварда и личному назначенцу де ла Мадрида К. С. де Гортари.

Президент Салинас оказался радикальнее своего предшест венника и начал проведение шоковой терапии в сфере макроэко номики и приватизацию госпредприятий. Это были меры, прямо противоположные «политике партии», и Салинас даже спровоци ровал конфликт между членами PAN – приверженцами идеи демо кратии как главного приоритета и теми, кто считал приоритетом экономические реформы, пусть даже и проводимые столь нелю бимым ими президентом. Интересно, что проигравший Салинасу на выборах 1998 г. и возглавивший движение гражданского сопро тивления кандидат от PAN вскоре после выборов скончался при весьма загадочных обстоятельствах. В конце концов, PAN после долгих дебатов приняла решение, отзвук которого ощущается и сегодня. Партия вступила в сделку с Салинасом, обменяв под держку реформ, направленных на разгосударствление экономики, в Конгрессе (где у PRI уже больше не было подавляющего боль De la Madrid H.M. Cien tesis sobre Mexico. Mexico City: Editorial Grijalbo, 1982.

шинства мест, позволяющего принять любые поправки к Конститу ции страны) на первую в своей истории победу на губернаторских выборах в северном штате Нижняя Калифорния в 1989 г.

Каковы же были элементы и первые результаты мексиканской модели «диктаторской шоковой терапии» • Было закрыто почти 1000 госпредприятий.

• Дерегулирование сферы торговли было дополнено присоеди нением к соглашениям о свободной торговле, таким, как NAFTA.

• К 1992 г. объем субсидий и трансфертов из бюджета централь ного правительства снизился до 2,5 % ВВП и 15 % бюджета.

• Резко снизился уровень бюджетного дефицита.

• Отмеченное выше привело к обузданию инфляции.

Видимый эффект от реформ был незначителен, а PRI так надея лась использовать его как новый источник своей легитимности18.

Так, например, с 1989 по 1994 г. средние темпы роста подушевого ВВП составили всего лишь 1,4 %. Экономисты все еще обсуждают причины этого явления, но это, возможно, произошло потому, что PRI хотела «и на елку влезть, и штаны оставить в целости».

Взращенная PRI система по прежнему была неподъемной но шей для экономики страны, поскольку оставляла в силе то, что можно было бы назвать «налогом, взимаемым диктатурой». На микроэкономическом уровне PRI по прежнему представляла «эко номику диктатуры», основанную на жестком контроле, процедурах, на отсутствии возможностей для предпринимательской инициати вы, монополизме и коррупции, т. е. со всеми теми механизмами, которые партия создавала, чтобы осчастливить свою олигархию и номенклатуру. В табл. 1 приведены лишь отдельные примеры «диктаторского налога».

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.