WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

Согласно позиции Франции, предлагалось разработать устав компании европейского типа – национального общества, действующего на основе специального унифицированного правового акта. Общее акционерное право того или иного государства должно применяться к такой компании лишь субсидиарно. Подход Комиссии ЕС состоял в том, чтобы создавалась компания, целиком подчиняющаяся праву Общего рынка и являющаяся его субъектом.

Группа экспертов проф. П.Сандерса разработала проект устава такой компании, который дважды (30 июля 1970 года и 13 мая 1975 года) вносился в Совет в качестве предложения регламента. Данный проект в значительной мере копировал акционерный закон ФРГ, в том числе вопросы участия работников в наблюдательном совете и регламентации групп компаний. Промежуточным компромиссным вариантом стало принятие Регламента 2137/85 от 25 июля 1985 года, который ввел «европейское объединение с общей экономической целью» OJ 32 L334/30.

OJ 19898 L/386/32.

Время, затрачиваемое на завершение процедуры, зависит от многих факторов: чем более сложна и противоречива данная мера, тем больше времени потребуется на ее реализацию. Кроме того, прогресс в данной сфере может также зависеть от того, насколько влиятельный еврочиновник, скажем, Президент Еврокомиссии, стремится к тому, чтобы данная мера была принята в период его работы на данном посту.

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ (European Economic Interest Grouping – EEIG) как более простую и гибкую организационноправовую форму кооперации и централизации производства и капитала.34 Предполагалось, что EEIG создает новый инструмент для бизнеса, основываемого гражданами, по крайней мере, двух различных государств- членов ЕС. Создание подобного бизнеса не должно ставить своей первичной целью получения прибыли, а работодатели не могут нанимать более 50 работников. Когда это постановление существовало еще в форме предложения, то представлялось, что одной из главных целей использования такого рода институтов будет НИОКР, но в настоящее время оно используется для решения широкого круга задач (см.

Anderson, 1990, p.9).В частности, преимуществом EEIG стала «налоговая прозрачность», т.е.

налогообложение прибыли только после ее распределения между участниками.

EEIG не вправе заниматься хозяйственной деятельностью, отличной от предмета деятельности ее участников. Оно не имеет собственного уставного капитала, а его участники несут неограниченную солидарную ответственность по его долгам. В соответствии с национальным законодательством, к примеру, Германии и Италии, EEIG не может быть юридическим лицом.

Регламент не затронул целый ряд принципиальных вопросов: внутренняя структура органов управления, правоспособность, ликвидация, банкротство, последствия применения неограниченной солидарной ответственности и др. Соответственно, пробелы должны быть заполнены национальными нормами. Это означает, что, несмотря на прямое действие Регламента, различия EEIG в разных странах ЕС оказываются существенными.

Моделью для этого «объединения» стал одноименный институт французского права (подробно см. Jamin, Lacour, 1993), существующий с 1967 года. Предусмотренные в торговом праве Франции «объединения, основанные на экономических интересах» позволяют даже конкурирующим предприятиям экономить значительные средства (при совместных закупках сырья или НИОКР), однако прямую прибыль они приносят значительно реже. Следует заметить также, что введение в законодательство о компаниях Франции положения об акционерных обществах упрощенного типа (1992 год), по оценкам, должно привести к заметному сокращению рассматриваемых объединений (обществ, групп).

В 1991 году Комиссия ЕЭС опубликовала предложение по выработке Регламента и Директивы, которые вместе известны как Устав Европейской Компании (European Company Statute - ECS) 35. Предполагалось, что принятие этих документов позволит создавать бизнесорганизации, которые подпадают отчасти по действие европейского законодательства, представленного в Уставе, а отчасти - под действие законодательства того государства- члена ЕС, где оно будет зарегистрировано. Это создаст для бизнеса новые варианты при том, что данное предложение не требует ни превращения всех компаний в “европейские”, ни изменений в национальном законодательстве в корпоративной сфере. Таким образом открывается дополнительная возможность для бизнеса изначально стать “европейской компанией”.

OJ 28 L199/1. Некоторые исследователи рассматривают эту форму не как компромисс, а как альтернативу, и определяют ее как наднациональный «общеевропейский институт», полученный в результате «скрещивания» малой компании, товарищества (неограниченная солидарная ответственность участников, отсутствие статуса юридического лица), некоммерческого партнерства, кооператива и ассоциации юридических лиц (ограниченная правоспособность, т.е. возможность только той деятельности, которая прямо связана с деятельностью участников). Соответственно, EEIG не входит в сферу регулирования акционерного права, однако представляет интерес как первый опыт наднационального правового института на микроуровне.

OJ 1991 C176/1 and COM (91) 174.

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ Только в 2001 году эти документы были приняты: Регламент Совета 2001/2157/EC от октября 2001 года об Уставе для Европейской Компании (Statute for a European Company) и Директива Совета 2001/86/EC о дополнении Устава для Европейской Компании с учетом вовлечения работников.36 Оба документа вступают в силу одновременно через 3 года после формального принятия.

Почти 30-летняя задержка с принятием данных документов официально объясняется процедурными вопросами (необходимость Регламента Совета, который принимается на основе консенсуса среди всех стран-членов ЕС). Среди серьезных содержательных проблем при согласовании подходов отмечается необходимость поиска компромисса по вопросу об участии работников. Страны с сильными традициями участия работников были озабочены тем, чтобы не допустить обхода национальных требований (норм) участия работников с помощью Европейской Компании. Напротив, страны, для которых такое участие не является характерным, опасались, что Европейская Компания может навязать дополнительные обязательства по участию работников.

Устав Европейское Компании официально интерпретируется как новый правовой инструмент, основанный на праве ЕС и дающий возможность создания Европейской Компании (или – в латинской версии – “Societas Europeae” – SE). Регламент имеет прямое действие в странах-членах ЕС, Директива будет реализована в рамках национального права.

SE должна быть учреждена на территории Сообщества в виде Европейской публичной компании с ограниченной ответственностью. Предусматриваются 4 способа образования Европейской Компании:

слияние (merger) двух и более существующих публичных компаний (public limited companies) из по крайней мере двух различных стран ЕС;

создание холдинговой компании, учреждаемой публичными или частными компаниями из по крайней мере двух различных стран ЕС;

создание дочерней компании (subsidiary) компаниями из по крайней мере двух различных стран ЕС;

преобразование публичной компании, которая по крайней мере в течение двух лет имела дочернюю компанию в другой стране-члене ЕС.

Среди SE могут быть не только публичные, но также частные компании и компании среднего размера. Требование к минимальному капиталу составляет 120 000 Евро. Если акции SE котируются, в данной части действуют регулирование для публичных компаний, созданных в рамках национального законодательства. Устав не содержит никаких ограничений ни в отношении коммерческого характера деятельности такой компании, ни по числу занятых в ней.

Среди преимуществ данного правового института выделяются следующие:

компании, создаваемые в более чем одной стране ЕС, смогут сливаться и действовать на основе единого набора правил, единой правовой структуры, унифицированных менеджмента и системы отчетности;

OJ 2001 L294/1 and OJ 2001 294/Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ исчезает необходимость создавать высокозатратную (с точки зрения финансов и административных и юридических усилий) сеть дочерних компаний, функционирующих в рамках национальных правовых систем 37;

в рамках данного института обеспечивается легкое и быстрое реструктурирование бизнеса для извлечения наибольших преимуществ единого внутреннего рынка.

В этой связи существенно, что Устав допускает возможность простого перевода места регистрации головного административного оффиса из одной страны ЕС в другую без необходимости ликвидации. Тем не менее регистрация SE будет осуществляться на национальном уровне, но с публикацией сообщения в официальном издании ЕС.

В число органов управления (ст. 38-60 Устава) совет директоров (наблюдательный совет) может входить или не входить, однако национальное законодательство по месту регистрации центрального офиса SE может предписать определенную систему органов управления (одно- или двухзвенную). Согласно ст. 38, SE должна включать (a) общее собрание акционеров и (b) или наблюдательный орган и управляющий орган (two-tier system) или административный орган (one-tier system) в зависимости от конкретного устава компании.

Таким образом, дискуссия о структуре компании, ставшая одним из камней преткновения при обсуждении Пятой Директивы, видимо завершилась с принятием компромиссного варианта, фактически фиксирующего разнообразие национальных моделей.

Аналогичное вывод можно сделать применительно к вопросу об участии работников.

Европейские Компании будут обязаны следовать определенной системе вовлечения работников в процесс принятия ряда решений. Если достижение взаимоудовлетворяющего соглашения посредством переговоров невозможно, вступают в силу стандартные принципы (приложение Директивы). Данные принципы обязывают менеджеров SE представлять регулярные отчеты, на основе которых должны происходить регулярные консультации и информирование органа, представляющего интересы работников компании. В некоторых случаях (создание SE при слиянии, как холдинг или совместное предприятие) 25 % или большинство работников вправе до создания SE участвовать в решениях компании.

По оценкам, до сих пор программа гармонизации не смогла создать «общеевропейские перспективы» для компаний. Это объясняется тем, что направляемая Директивами гармонизация неспособна достичь такого результата, так как ее реализация предусматривает встраивание ее в национальное законодательство. Напротив, Устав Европейской Компании, введенный в действие Регламентом, дает шанс достичь гармонизации в том смысле, что у всех стран появилась возможность установить одинаковую базовую структуру компании.

Тем не менее, поскольку законодательные системы стран-членов ЕС в значительной степени сами заполнят «пробелы» в Уставе (как и в случае с EEIG), существует риск получить различных типов «Европейских Компаний».

Компании, действующие в нескольких странах ЕС, не обязаны принимать статус Европейской Компании, однако стимулом должна стать экономия издержек.

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ 2.4. Слияния и поглощения 2.4.1. Термины и модели: некоторые страновые различия Проблема гармонизации законодательства стран ЕС в данной области также в значительной степени связана с различиями в национальных моделях корпоративного управления (см.

главу 1, а также Беленькая, 2001), в деловой практике и с особенностями национального законодательства.

В странах англосаксонской модели корпоративного управления слияния и поглощения — традиционный механизм корпоративного контроля. Этому способствует развитой (возможно, даже гипертрофированный по сравнению с реальным сектором экономики) фондовый рынок, распыленность акционерного капитала, культурные традиции («предприятие — всего лишь пакет акций для собственника»). В 80–90-е годы наблюдался особенно резкий рост операций по слияниям и поглощениям. Так, только в период 1995– 2000 годов в США произошло слияние 26 тыс. компаний на сумму около 5 трлн. долл. В то же время качественно изменился характер подобных сделок. Если раньше слияния и поглощения осуществлялись в основном в интересах стратегического развития бизнеса и с согласия обеих сторон, то волны 80–90-х годов приносят новую тенденцию. Глобализация финансовых рынков и новые стандарты информационной прозрачности приводят к появлению нового вида участников рынка — «захватчиков» (raiders), цель которых — агрессивная скупка недооцененных компаний с целью краткосрочного повышения ее рыночной стоимости и последующей перепродажи.

Многие исследователи считают рынок поглощений единственным механизмом защиты акционеров от произвола менеджеров. Отмечается, что этот метод наиболее эффективен тогда, когда необходимо “сломить” сопротивление консервативного совета директоров, незаинтересованного в рационализации (раздроблении) компании, особенно если речь идет о высокодиверсифицированной компании (Coffee, 1988). В обширной теоретической литературе подробно анализируется также взаимосвязь поглощений с “частной” (особенной) выгодой крупных акционеров и повышением экономической эффективности после перехода контроля к новому собственнику.

Вместе с тем эффективность этого метода для последующего улучшения корпоративного управления все больше подвергается критике. В частности, отмечается тот факт, что опасность поглощения толкает менеджеров только к реализации краткосрочных проектов изза опасений снижения курсовой стоимости акций. Конфликт между краткосрочными и долгосрочными целями бизнеса приводит к тому, что компаниям приходится заботиться прежде всего о повышении курса своих акций, повышении текущих (квартальных) прибылей («тирания квартальных отчетов»). «Давление биржи» как реакция на событие становится важнее самого события. Дело Enron в том числе связано с такой ситуацией. Другие критики полагают, что поглощения служат лишь интересам акционеров и не учитывают интересы всех “соучастников”. Наконец, всегда существует (и доказан эмпирически) риск дестабилизации деятельности как компании-покупателя, так и поглощенной компании (см.

Грей, Хэнсон, 1994).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.