WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

Было бы иллюзией полагать, что в условиях развитой рыночной экономики - вне зависимости от разных страновых моделей - решены все проблемы корпоративного управления. Формирование конкретной модели - это перманентный процесс концептуальных и узких предметных дискуссий, выявления новых и новых правонарушений, адекватного совершенствования механизмов внутреннего и внешнего контроля корпорации, правовой Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ базы и защиты инвесторов. Реалии экономического развития также вносят свои модификации в практику корпоративного управления. Следует отметить, что ни одна из этих моделей не является совершенной. Как германская, так и японская модели критикуются за то, что они “слишком закрыты и выгораживают менеджеров” (Грэй, Хэнсон, 1994). В Германии банки, эксклюзивно оперирующие на фондовом рынке и владеющие пакетами акций корпораций, все больше подвергаются критике за то, что такое владение наносит вред интересам вкладчиков банков. В то же время имеется и очевидный конфликт: (а) между интересами банка как кредитной организации и как стратегического инвестора; (б) между интересами банка как стратегического инвестора и интересами мелких акционеров-финансовых инвесторов. Преобладание предъявительских акций является препятствием для эффективной реализации акционерами (особенно иностранными) своих прав.

Японская система аффилиированных акционеров по сути дискредитирует права “независимых” акционеров. Дополнительные проблемы для портфельных инвесторов в Японии также вызывают практика проведения всех собраний акционеров в одно время, негативное отношение к инициативе (предложениям) акционеров.

Для англо-американской модели на уровне теории принято считать, что рассредоточение собственности ведет к пассивности акционеров (это особенно характерно для крупных компаний, где больше акционеров, владение и управление четко разделены и выше расходы на коллективные действия). Рынок поглощений, рассматриваемый в американской модели как важнейшее средство корпоративного контроля, критикуется за потенциальную дестабилизацию ситуации в затрагиваемых компаниях. Традиционная критика американской модели фокусируется на пассивности аутсайдеров в советах директоров. Предполагается, что эта тенденция должна получить дальнейшее развитие. Другая характерная для США тенденция - сосредоточение дел корпорации в руках минимального числа лиц, т.е.

управляющих.

Существует при этом целый ряд вопросов практического и правового характера, которые как были, так и остаются предметом дискуссий в данной области. Приведем только некоторые из них:

как степень концентрации собственности (контроля) в корпорации влияет на взаимоотношения акционеров корпорации и финансово-экономические показатели ее деятельности;

как соотносятся между собой функции совета директоров, распределение представительства акционеров в совете директоров и фактическое распределение собственности (владения акциями) в корпорации; в какой степени советы директоров должны быть подотчетны акционерам, каковы стимулы для эффективного представительства ими интересов акционеров, какова мера их ответственности за разработку (выбор) стратегии корпорации;

Один из наиболее ярких примеров 90-х гг - дискуссия в США об отмене закона Гласса-Стигала (GlassSteagall), разделившего коммерческие и инвестиционные банки после Великой Депрессии 30-х гг. В настоящее время снятие жестких барьеров актуализирует вопрос о роли банков в корпоративном управлении в том числе и в США.

Это принципиально важно, так как характер совета директоров в корпорациях, “контролируемых” множеством мелких акционеров, и в корпорациях с четким мажоритарным контролем одного или нескольких крупных акционеров, будет заметно различаться. В первом случае роль совета директоров резко возрастает).

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ каково оптимальное соотношение “внутренних исполнительных” и “независимых” директоров в составе совета директоров, как одновременно обеспечить работоспособность и достаточную информированность независимых директоров и установить разумные границы их вмешательства;

где находится грань между стратегическим управлением/контролем (governance) и оперативным менеджментом (management) в корпорации, между подотчетностью менеджеров совету директоров и невмешательством последнего в текущую деятельность менеджеров; как решить (и нужно ли) проблему “бесплатного проезда” (free rider problem) или “спящих партнеров” (sleeping partners), когда каждый из мелких акционеров в крупной корпорации стремится переложить контроль за менеджерами на других акционеров;

напротив, как эффективно обеспечить права мелких акционеров, не допуская одновременно дестабилизирующего поведения с их стороны;

чьи интересы (акционеров, всех финансовых инвесторов, всех “соучастников” корпорации) должен представлять совет директоров, какие издержки это вызовет, кто их должен нести, как эти издержки будут распределяться между различными группами “соучастников”;

должны ли быть отдельно представлены интересы мелких и крупных акционеров, владельцев обыкновенных и привилегированных акций Уже только перечисленный набор имеющихся проблем позволяет утверждать, что корпорация в определенном смысле представляет собой потенциальный комплекс различных конфликтов интересов:

конфликт интересов акционеров и менеджеров (соответственно “прибыль””заработная плата”, “экономия”-”престиж”, “портфельное вложение”-”основное место работы”, “высокие прибыли” - “предотвращение непредвиденных обстоятельств” и т.д.) личностный конфликт интересов совета директоров и менеджеров (в силу остаточного принципа полномочий исполнительных директоров компании);

конфликт интересов (в англо-американской модели) при совмещении должностей председателя совета директоров и генерального (исполнительного) директора корпорации;

конфликт интересов между различными группами акционеров в зависимости от целей: кратко- или долгосрочная прибыль, безопасность и безопасное долгосрочное инвестирование, стратегический контроль или финансовые инвестиции;

конфликт интересов между различными группами акционеров в зависимости от размера пакета акций ( действия крупных акционеров в ущерб мелким вплоть до перераспределения собственности);

Одним из частных, но важных вопросов здесь является вопрос о том, насколько детализированным должен быть контракт корпорации с наемными менеджерами. С одной стороны, детальный контракт необходим для контроля, с другой - невозможность предвидеть в контракте все обстоятельства в будущем.

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ последний конфликт потенциально проявляется в конфликте “акционеры (группа акционеров) - совет директоров” (т.е. интересы каких акционеров будет выражать совет директоров);

конфликт интересов между акционерами и держателями облигаций корпорации (соответственно “максимизация остаточной прибыли” - “фиксированный доход на заемный капитал”, “большая склонность к риску” - “консервативная линия поведения”, “весь доход от рискованных операций” - “основные убытки при неудачных инвестициях”);

аналогичный конфликт интересов между акционерами и другими финансовыми инвесторами, предоставившими заемный капитал (банки и т.п.).

Решение или по крайней мере смягчение этих конфликтов может рассматриваться как одна из важнейших задач реформирования корпоративного управления наравне с общей установкой на защиту интересов акционеров.

Таким образом, и в странах с развитыми стабильными моделями корпоративного управления существует немало проблем, которые осложняют институционально-правовую сторону функционирования корпорации. Все они так или иначе являются основополагающими и для формирующихся моделей в странах с переходной экономикой.

Глава 2. Особенности унификации законодательства о компаниях в ЕС 2.1. Общие положения Римский договор от 27 марта 1957 года о создании ЕЭС, предусматривающий создание единого рынка товаров, капиталов, рабочей силы и услуг, в качестве одного из основных средств предполагает «сближение законодательства стран-членов в той мере, в какой это необходимо для функционирования Общего рынка» (ст. 3(h)). Сфера действия Римского договора была расширена за счет подписания в 1986 г. Акта о Единой Европе (Single European Act - SEA). SEA ввел ряд важных процедурных изменений, в частности, разрешил Совету министров принимать большее число решений путем мажоритарного голосования. С подписанием Маастрихтского договора 1 ноября 1993 г.

текст первого договора, с уже внесенными изменениями из SEA, также подвергся значительным дополнениям и изменениям.Применительно к корпоративному праву проблема состоит в том, что сами заинтересованные стороны (компании) подпадают под действие различных национальных правовых систем. Соответственно, требуются сложные правовые «предохранительные Здесь и далее обзор правовых норм ЕС в области соответствующего законодательства базируется на следующих основных источниках: официальные издания (OJ) и сайты ЕС (http://europa.eu.int/comm/internal_market/en/company и EUR-Lex Community Legislation), а также: Асосков, 1998;

Кулагин, 1997; Шеленкова, 1998; Bermann et al., 1997; Buxbaum, Hopt, 1988; Dine, 1998, pp. 321-349; Evans, 1998; Wooldridge, 1991; Dorresteijn et al., 1994; Favret, 1996; Zaphirien, 1970.

Одним из наиболее явных изменений стало то, что сообщество европейских стран стало именоваться Европейским Союзом. Важно, однако, отметить, что термин «Евросоюз» не заменил собой термин «Европейское Сообщество». Если первый термин используется как коллективное название правительств странчленов Сообщества, то полномочия в области законодательных инициатив и правоприменения остаются у институтов Сообщества.

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ устройства» в заключаемых ими контрактах, которые приходится составлять с учетом норм различных национальных систем права. Именно в связи с этим ЕС предпринимает попытки гармонизировать ряд корпоративных правовых процедур.

Еще одна проблема связана с тем, что гармонизация корпоративного права направлена на реализацию полной свободы создания предприятий, которая, в свою очередь, позволяет избежать искажений на рынке. Вместе с тем страны-члены ЕС, чье законодательство в данной области высокоразвито, будут поставлены в заведомо невыигрышное положение. До тех пор пока не имеет место хотя бы минимальный уровень такой гармонизации, есть опасения получить «Делавэрский эффект», т.е. компании будут предпочитать инокорпорирование в том государстве-члене ЕС, где корпоративное право наиболее либерально.

Очевидно также, что эффективная гармонизация законодательства о компаниях (корпоративного права) тесно связана со всем комплексом мер сфере регулирования компаний. Одним из серьезных препятствий, в частности, являются неудачные попытки гармонизировать налоговые режимы, хотя в последнее время в этой сфере наблюдался известный прогресс. В ЕС предусматриваются три способа унификации права:

1) унифицированные нормы в тексте Римского договора (например, ст. 85-87 о запрете соглашений, объединений и т.п., препятствующих свободе конкуренции, и злоупотреблении доминирующим положением на рынке), которые прямо действуют в отношении всех физических и юридических лиц и имеют приоритет при коллизии с национальными нормами;

2) гармонизация права путем заключения международных конвенций (ст. 220), которые становятся неотъемлемой частью Римского договора (например конвенция о взаимном признании товариществ от 29 февраля 1968 года);

3) ст. 189 Договора об образовании ЕС устанавливается ряд путей по которым может осуществляться законодательная деятельность Совета и Комиссии, которые, в целом, носят название «акты». Прежде всего это право руководящих органов ЕС (Совет, Комиссия ЕС) издавать особые нормативные акты – регламенты (regulations) и директивы (directives).

Помимо регламентов и директив, к числу «актов» относятся «решения» (decisions), которые обращены к стране-члену Союза или физическому лицу и обязательны к исполнению указанными субъектами, а также рекомендации и мнения (recommendations and opinions).

Последние не носят обязательного характера, но побуждают к совершению определенных действий.

Регламенты (процедурные правила) обладают прямым действием в каждом из государствчленов (2, ст. 189). Для их реализации не требуется принятия национального законодательного акта, но могут потребоваться законодательные рамки для того, чтобы «перевести» его результаты в понятия, хорошо известные на национальном уровне, а также для того, чтобы заполнить пробелы в законодательстве.

Директивы, с точки зрения ряда исследователей, представляют собой источник «права Сообщества» как автономной правовой системы, действующей параллельно с национальными системами и с международным публичным правом. Директивы (по сути Директива Совета от 23 июля 1990 г. «The Common System of Taxation Guidelines in the Case of a Parent Company and Subsidiaries of Different Member States» и Директива Совета 91/308 EEC (OJ 1991 L166/77).

Аналитические Записки • РЕЦЭП Александр Радыгин, Револьд Энтов • УНИФИКАЦИЯ КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ОБЩЕМИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ законы, принятые Советом ЕС) обязательны для государства в том, что касается результата, сохраняя за национальными властями свободу в выборе форм и методов его достижения (3, ст. 189).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.