WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В последнее время наметился также некоторый сдвиг в исследовательских оценках: от констатации наращивания прямого государственного участия к попыткам осмысления количественных пределов экспансии государства. На наш взгляд, приведенные выше (даже весьма условные) количественные оценки 2004—2007 годов, наравне с новыми направлениями имущественной активности государства и государственных хозяйственных структур 2007—2008 годов, не дают пока оснований для общих выводов о замедлении имущественной экспансии государства. Такая оценка становится тем более очевидной, если принять во внимание меры правительства, предпринимаемые для стабилизации ситуации в условиях финансового кризиса с осени 2008 года.

Активность «Ростехнологий» в этом плане является идеальной характеристикой сращивания власти и бизнеса как одной из черт российской модели государственного капитализма. При определении имущественного взноса РФ в госкорпорацию список вносимых объектов (ГУП и пакетов акций ОАО) вырос от первоначальных 250 до 500—600 весной 2008 года, включая предприятия «гражданских» отраслей, при традиционном отсутствии экономических и управленческих обоснований.

Подробно см.: Мальгинов Г. Н., Радыгин А. Д. Смешанная собственность в корпоративном секторе: эволюция, управление, регулирование. М.: ИЭПП, CEPRA, 2007.

Данные «Альфа-банка» (Грозовский Б. Главный собственник страны // Ведомости. 2007.

13 февраля).

Пакет акций не ниже блокирующего или завершающая фаза установления контроля со стороны государства.

См.: Виньков А. Государство — это ты! // Эксперт. 2008. № 2. С. 28—31. Одновременно можно говорить о повышении уровня монополизации экономики: по данным ФАС и Росстата, в 2003 году десятую часть ВВП России обеспечивали 52 компании, а в 2006 году — уже только 11 корпораций.

Александр РАдыгИН 2. Финансовый кризис 2008 года:

новый виток государственной экспансии Даже на уровне весьма поверхностных умозаключений очевидным является тот факт, что финансовый кризис 2008 года ведет к заметной интенсификации как минимум двух взаимосвязанных процессов в сфере имущественных отношений.

Во-первых, новый импульс получает общий процесс перераспределения собственности в масштабах российской экономики — как это было и после кризиса 1997—1998 годов. Хотя статистические данные отсутствуют (прежде всего в силу закрытости такого рода информации), принудительные продажи заложенных под банковское кредитование ценных бумаг (margin calls) многих российских компаний стали уже значимым каналом перераспределения активов (в том числе зарубежных). Очевидно также, что, при общем спаде на рынке слияний и поглощений в условиях финансового кризиса, этот канал остается «рабочим» прежде всего для тех хозяйственных субъектов, которые сохранили ликвидность и смогли воспользоваться этим для приобретения обесценивающихся активов (с мая по октябрь 2008 года капитализация российского фондового рынка упала на 60%).

Во-вторых, специфической чертой нынешнего кризиса (в отличие от кризиса 1997—1998 годов) является активное участие государства и контроли­ руемых им хозяйственных субъектов в процессе перераспределения собственно­ сти. Более того, современная ситуация оказывается фактически зеркальной по отношению к ставшему уже легендарным периоду залоговых аукционов (ноябрь—декабрь 1995 года), когда правительство, получая частные финансовые средства для пополнения бюджета, для обеспечения исполнения своих обязательств предоставило в залог акции 12 крупных (стратегических) российских предприятий. В их числе, в частности, были пакеты акций компаний «ЮКОС», «ЛУКойл», «Сургутнефтегаз», «Сибнефть», «Норильский никель», «Новолипецкий металлургический комбинат» и др., но ни в одном случае подобный псевдокредит так и не был возвращен, что означало фактическую приватизацию этих пакетов акций по многократно заниженным, согласно подавляющему большинству оценок, ценам.

Осенью 2008 года роли диаметрально поменялись: из публично заявленных соображений «экономической безопасности» государство проявило готовность рефинансировать те внешние займы госкомпаний и частного сектора, невыполнение обязательств по которым способно повлечь за собой утрату национального контроля (со стороны государства или национального капитала) за стратегическими активами. Это означает, в частности, что объектами потенциальной фактической национализации могут стать не только ценные бумаги компаний государственного сектора в строгом смысле слова (с участием государства в капитале более 50%), но и стратегические — при всей неопределенности этого термина в российском правовом поле — компании частного сектора.

Еще в 2006 году в работах сотрудников ИЭПП отмечалось10, что дальнейшие перспективы развития компаний с государственным участием, ставших «ядром» госэкспансии, будут определяться в том числе их способно­ стью к погашению взятых кредитов в зависимости от конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Наиболее пессимистичный прогноз базировался на ощутимом падении цен на энергоносители, от которых в значительной См.: Российская экономика в 2005 году. Тенденции и перспективы. М.: ИЭПП, 2006, а также: Интервью Е. Гайдара // Эксперт. 2006. № 3. С. 6.

94 государственный капитализм и финансовый кризис: факторы взаимодействия, издержки и перспективы степени зависит бизнес крупнейших государственных компаний-заемщиков.

Отмечалось, что при падении цен на нефть доступ к финансовым ресурсам на внешних рынках для рефинансирования накопленной задолженности сократится и в результате увеличится цена обслуживания привлеченных кредитов. В этой ситуации прогнозировались отток краткосрочного иностранного капитала, падение фондового рынка и тяжелые проблемы банковской системы, связанные с сокращением ликвидности.

В 2000—2005 годах внешний долг российских государственных компаний увеличился многократно: 2000 год — 570 млн долл., 2002 год — 12 млрд долл., 2005 год — 28 млрд долл., то есть, по оценкам, от 30 до 40% общего объема внешнего корпоративного долга России. В частности, в 2005 году внешние займы Сбербанка, Внешторгбанка, Внешэкономбанка и Россельхозбанка составили порядка 6,45 млрд долл. (около 36% средств, привлеченных российским банковским сектором). Совокупный объем займов «Газпрома», «Роснефти», «Совкомфлота», ОАО «РЖД», «Транснефти» и «Алроса» достиг 28,2 млрд долл. В 2006 году имел место новый виток увеличения задолженности: внешняя задолженность нефинансовых компаний и коммерческих банков составила соответственно 135,4 и 78,5 млрд долл. (при доле госкомпаний, по оценкам, свыше 50% внешнего корпоративного долга России).

К 1 июля 2008 года, по данным Банка России, общий внешний долг российских компаний, банков и органов государственного управления достиг 527,1 млрд долл. (увеличение только за второй квартал 2008 года составило почти 50 млрд долл.). При этом на долю внешнего долга финансовых организаций пришлось 191,3 млрд долл. (рост долга за квартал — более 21 млрд долл.). Долг нефинансовых компаний без учета долговых обязательств перед прямыми инвесторами составил 263 млрд долл. (рост долга за квартал — почти 25 млрд долл.). Государственный внешний долг России на 1 июля 2008 года равнялся примерно 41 млрд долл. По оценкам, на долги государственных компаний и банков (например, «Газпром» — всего около 60 млрд долл., «Роснефть» — всего около 26 млрд., ВТБ — 11,4 млрд. к выплате до конца 2009 года) приходится в настоящее время порядка 50—60% всего внешнего корпоративного долга России11.

Оценка инвестиционной компании АТОН: внешний долг России прирастает долгами госкомпаний (www.svobodanews.ru, 5 октября 2007 года). Необходимо отметить, тем не менее, что при оценке внешнего долга именно государственных компаний существуют определенные трудности — во-первых, в силу элементарного отсутствия сводных реестров (по крайней мере публичных). Во-вторых, существуют методологические неясности. Соответствующая статистика Центрального банка по внешнему долгу (детализированное аналитическое представление за 2008 год, см.: www.cbr.ru/statistics) учитывает внешний долг раздельно по государственному и частному секторам, причем в состав государственного сектора включены только те банки и нефинансовые предприятия, «в которых органы государственного управления и денежно-кредитного регулирования напрямую или опосредованно владеют 50 и более процентами участия в капитале или контролируют их иным способом». Все прочие государственные (смешанные по форме собственности) компании, по всей видимости, относятся к частному сектору. Если допустить, что все основные «должники» с долей участия государства свыше 50% относятся в статистике Центрального банка к государственному сектору, то совокупная цифра внешнего корпоративного долга госкомпаний и банков оказывается заметно меньше общепринятой экспертной (141,9 млрд долл., или 34,7% от совокупного внешнего долга банков и компаний государственного и частного секторов на 1 апреля 2008 года). Отметим, что долг только двух «нефинансовых предприятий», прямо подпадающих под определение Центрального банка, — «Газпрома» и «Роснефти» (в сумме около 86 млрд долл.) — уже заметно превышает общую сумму долга нефинансовых предприятий в рамках «государственного сектора» (74,5 млрд долл.). В-третьих, имеет место по сути «двойной счет», поскольку, по оценкам, часть средств, учитываемых Центральным банком в качестве внешнего долга, представляет собой внутренние кредиты в рамках групп (холдингов), по своему экономическому содержанию не имеющие отношения к внешнему долгу.

Александр РАдыгИН По общепринятым формальным признакам (соотношение объема долга и текущей прибыли компании) крупнейшие российские заемщики не достигли критического «порога». Тем не менее различные меры регулирования (ограничения) внешней задолженности госкомпаний обсуждались неоднократно начиная с 2005 года. С точки зрения Минфина, государство должно нести определенную ответственность за деятельность таких компаний путем выработки единых подходов к внешним и внутренним займам государственных компаний. Внешние займы не следует запрещать в принципе, однако они должны быть ограничены количественно и по возможности заменяться заимствованиями на внутреннем финансовом рынке12. Определенные надежды возлагались на представителей государства в советах директоров. Поскольку вопрос о привлечении заемных средств тесно связан с пропорциями распределения чистой прибыли компаний (выплаты дивидендов акционерам, включая государство), готовились документы по созданию единой системы заимствований и единой дивидендной политики. В целом к середине 2008 года какая­либо регламентация и унификация указанных процессов так и не была осуществлена.

Кроме того, административное ограничение доступа госкомпаний к зарубежным источникам долгового финансирования вряд ли можно рассматривать как эффективный антиинфляционный механизм. Проблема внешних заимствований госхолдингов должна решаться в другой плоскости — определение их места в системе государственных приоритетов, прозрачность финансовых потоков, эффективное управление профильными активами.

Как известно, существенная часть задолженности ведущих госкомпаний была связана с операциями на рынке корпоративного контроля в 2005— 2007 годах. Иными словами, значительная доля привлеченных средств пошла не на развитие существующего бизнеса, а была связана с процессом нового перераспределения собственности — со скупкой активов, с изменением структуры акционерного капитала и пр. В отличие от силового передела прошлых лет (пример — «дело ЮКОСа»), новая его фаза, лидерами которой выступают госкомпании и ряд компаний, располагающих политической поддержкой государства, носит рыночно-силовой характер. Активы продаются не вполне добровольно, но по цене, близкой к рыночной (достаточно упомянуть историю приобретения 50-процентной доли в проекте «Сахалин-2»).

В результате процесс перехода к государственно-капиталистической модели экономики способствует росту рынка и привлечению инвестиций. В условиях высокой ликвидности и благоприятной макроэкономической ситуации госкомпании активно привлекают кредитные ресурсы для покупки новых активов, что ведет к росту их капитализации13.

Хотя формально государство не отвечает по долгам компаний смешанного сектора, тем не менее их долги de facto оцениваются как суверенные.

Более того, для инвесторов вложение средств в них становится источником практически гарантированной доходности, поскольку государство демонстрирует решимость оказывать этим компаниям поддержку — как силовую и политическую, так и в сфере государственного регулирования (программа повышения цен на газ для внутренних потребителей). Это и предопределяет чрезвычайную популярность российских акций у офшорных хедж-фондов, для которых ухудшение институциональной среды (прежде всего политика «двойного стандарта») в России оборачивается дополнительными прибылями.

РИА «Новости». 2005. 8 декабря.

См. также: Абрамов А., Радыгин А., Рогов К. Модель развития: Ловушка госкапитализма // Ведомости. 2007. 9 апреля. С. А4.

96 государственный капитализм и финансовый кризис: факторы взаимодействия, издержки и перспективы В то же время иностранные банки охотно кредитуют под низкий процент покупку госкомпаниями все новых активов (отметим заметный рост задолженности негосударственных заемщиков во втором квартале 2008 года — то есть уже в условиях мирового финансового кризиса).

Очевидно, что такая модель роста рынка является во многом спекулятив­ ной, так как не связана с вложением значительного капитала в производствои возможна лишь в условиях притока средств на развивающиеся рынки, а так­ же роста выручки компаний за счет повышения цен на их продукцию и пере­ распределения активов в их пользу. Кроме того, такой спекулятивный рост рынка скрывает реальные проблемы и диспропорции экономики, связанные с ухудшением (по мере экспансии государства в хозяйственную сферу) институциональной среды. Напомним, что в середине 2008 года десять наиболее капитализированных компаний обеспечивали 66% капитализации рынка, причем 50% капитализации приходилось на сектор добычи и переработки нефти и газа15. Огромная часть притока средств оказывается связана с узким сектором компаний-лидеров, получающих политическую поддержку, в то время как перераспределение инвестиций в экономике в целом сдерживается недостатками институциональной среды.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.