WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Мировой финансово-экономический кризис Государственный капитализм и финансовый кризис:

факторы взаимодействия, издержки и перспективы Александр РАдыгин 1. Основные тенденции доктор экономических наук, государственной имущественной декан экономического факультета экспансии 2000х годов АНХ при Правительстве РФ, член совета директоров ИЭПП дной из характерных тенденций 2000-х годов стали попытОки укрупнения находящихся под контролем государства хозяйственных структур, консолидации государственных пакетов акций и унитарных предприятий под эгидой государственных холдингов.

Эти процессы сопровождались выборочными жесткими акциями государственных органов против ряда крупнейших частных компаний, усилением контроля в компаниях со смешанным капиталом, установлением определенных неформальных правил во взаимоотношениях частного бизнеса и власти. В плане частного сектора более явным стало деление крупнейших компаний (групп) на лояльных (доверенных) и на всех прочих, на «государственников» и «космополитов». Тенденция к усилению государственного контроля в экономике (корпоративном секторе), отмеченная еще для 2000—2001 годов, к 2007— 2008 годам приобрела более выраженный характер.

Политика государственной экспансии в России нигде и никогда прямо не декларировалась — и не могла декларироваться одновременно с заявлениями о дальнейшем продвижении к конкурентной рыночной экономике, дебюрократизации и административной реформе. Тем не менее можно утверждать, что тенденция к «государственному O I K O N O M I A • P O L I T I K A µ • Plt И с т о р и я Александр РАдыгИН 89 капитализму» в его специфическом российском варианте является одной из ключевых институциональных тенденций 2000-х годов1.

Специфика деятельности государства на рынке корпоративного контроля обусловлена реализацией трех ключевых функций: приватизационные продажи, приобретение (административными или рыночными методами) тех или иных активов, регулирование (законодательство, ведомственный контроль, правоприменение). Если та или иная модель регулирования рынка корпоративного контроля (при всех национальных особенностях) является непременным атрибутом любой относительно развитой правовой системы, то реализация первых двух функций (не в качестве разовых актов, а как компонент экономической политики) может быть связана только с относительно коротким историческим периодом. Как правило, их реализация возможна лишь на альтернативной основе (в силу, например, идеологических предпочтений правящей партии), а выбор зависит от широкого комплекса экономических, правовых, исторических и этических традиций в конкретном обществе. Особенностью России середины 2000-х годов стало параллельное развитие обоих процессов.

К концу 1990-х — началу 2000-х годов государственное присутствие в корпоративном секторе, формально весьма обширное (исходя из количественных характеристик), было сильно распылено в виде многих тысяч разрозненных, плохо или полностью неуправляемых унитарных предприятий и пакетов акций недавно созданных акционерных обществ практически во всех отраслях хозяйства. Интегрированные структуры, созданные по инициативе государства и с его участием на начальном этапе приватизации, действовали в основном в топливно-энергетическом комплексе, представляя также естественно-монопольные виды деятельности.

Период 2000—2004 годов характеризовался определенными усилиями по повышению эффективности управления распыленными активами путем их интеграции в государственные холдинговые структуры в таких отраслях, как атомная энергетика, железнодорожный транспорт, оборонная и алкогольная промышленность, обеспечение функционирования воздушного и морского транспорта, почтовая связь. Увеличение государственной доли в капитале отдельных компаний вне рамок интеграционных процессов было исключением и носило единичный характер. Параллельно с этим начался (с различной степенью интенсивности) процесс реструктуризации естественных монополий.

Явная тенденция к ужесточению государственного контроля через укрупнение хозяйственных структур в определенном смысле идеологически прое­ цируется и на частные компании. Это связано в том числе и с объективными ограничениями для прямой государственной имущественной экспансии.

Создание в 2000 году крупнейшего алюминиевого холдинга «Российский алюминий» вряд ли было бы возможно без санкции государства на высшем уровне. Последняя же предполагает абсолютную прозрачность a priori (не для публики, но для государства), в том числе в отношении реальных владельцев (бенефициарных собственников). После первых шагов по консолидации государственных активов и демонстрации силы в отношении частных компаний применительно к 2001—2002 годам можно говорить о формировании альтернативного стратегического подхода, основанного на использовании См. также: Радыгин А. Россия в 2000—2004 годах: на пути к государственному капитализму // Вопросы экономики. 2004. № 4. С. 42—65; Мальгинов Г., Радыгин А. Рынок корпоративного контроля и государство // Вопросы экономики. 2006. № 3. С. 62—85; Абрамов А., Радыгин А.

Финансовый рынок России в условиях государственного капитализма // Вопросы экономики.

2007. № 6. С. 28—44.

90 государственный капитализм и финансовый кризис: факторы взаимодействия, издержки и перспективы отдельных частных компаний (групп) как «доверенных» управляющих федерального центра в конкретном регионе или отрасли. Выгоды частных групп в данном случае также очевидны и связаны уже не с безнаказанностью осуществления тривиальных «серых» схем, а с наличием «карт-бланш» на экспансию при политической поддержке федерального центра.

Еще в 2002 году началась апробация метода, получившего название «собственность в обмен на свободу» (пример — СИБУР). Дело компании «ЮКОС» с последующим банкротством и перераспределением активов (2003—2006 годы) стало апофеозом политики силового перераспределения собственности в пользу прогосударственных хозяйственных структур, причем в наиболее жестком варианте по сравнению с вышеназванным2.

Одновременно уже в 2003—2004 годах началось формирование некоего «ядра» государственной экспансии и контроля, куда входят «Газпром» и «Роснефть» в тандеме с несколькими лояльными нефтяными компаниями, а также некоторые структуры ВПК. В этом контексте также становятся понятны практически «нулевые» перспективы какой-либо серьезной реформы РАО «Газпром». Помимо непосредственной «накачки» узкого круга государственных компаний новыми активами в течение всего периода 2003—2008 годов, важным направлением государственной экспансии (с опорой на государственные и лояльные компании) стали лицензии и аукционы в нефтегазовом секторе.

Безусловно, было бы некорректно рассматривать многие решения в сфере экономической политики лишь в контексте государственной экспансии.

Целый ряд из них можно оценить как однозначно позитивные независимо от того, представляют ли они собой инструмент противоборства, ведомственную дань указаниям свыше или же базируются на здравом смысле инициаторов:

попытки радикальной реформы системы ГУП начиная с 2003 года, меры по закрытию внутренних офшоров (после вступления в силу поправок к главе 25 Налогового кодекса РФ с 1 января 2004 года), меры по ограничению толлинговых схем и другие.

Еще в 2003—2004 годах обсуждение проблем имущественной экспансии государства и, более широко, государственного капитализма как факторов, значимых для экономики России, вызывало в ряде случаев весьма резкое отторжение у некоторых исследователей, хотя развитие указанных процессов началось уже с 2000 года. На наш взгляд, 2005 год стал переломным — с этого времени следует говорить не просто о расширении прямого государственного присутствия в экономике, но об устойчивой тенденции к доминированию госу­ дарства в ряде ведущих отраслей российской экономики.

Вследствие значительного числа имеющихся комментариев нет необходимости рассматривать это дело подробно, поэтому ограничимся несколькими общими замечаниями. Весьма легко допустить, что руководители и собственники компании действительно совершали противоправные действия — в сфере налогов, использования бюджетных средств, вывода активов, трансфертных цен в ущерб другим акционерам и т. п. В этом случае действия прокуратуры и последующие судебные разбирательства не только законны, но и необходимы. Но все это верно в одном случае — если инфорсмент не носит селективного характера. При любых обстоятельствах «дела ЮКОСа» не стоит забывать о том, что подавляющее большинство крупнейших представителей бизнес-сообщества России (в том числе верхушка РСПП, декларировавшая в свое время свою приверженность «общепризнанным моральным правилам и нравственным нормам») культивировали «доверительные» отношения с бюрократией на федеральном и региональном уровнях на протяжении всех лет российских реформ — во время приватизации на всех ее этапах, эксплуатации пирамиды ГКО в 1993—1998 годах, в ходе «залоговых» аукционов, при распределении бюджетных средств, в кредитно-финансовой сфере и банковском секторе, во внешнеэкономической сфере, выводя активы в ущерб другим акционерам и кредиторам и обосновывая это судебными решениями, развязывая «войны компромата» и т. д.

Александр РАдыгИН Из особенностей имущественной экспансии 2005—2008 годов прежде всего необходимо выделить следующие:

• активизация крупнейших госхолдингов на рынке корпоративного контроля («Газпром», «Роснефть»);

• вовлечение в процессы имущественной экспансии новых игроков (ФГУП «Рособоронэкспорт», РАО «ЕЭС России» (прекратило свое существование 1 июля 2008 года));

• выход энергетических и оборонных госхолдингов за пределы традиционной «специализации»;

• экспансия за пределы ТЭК, хотя говорить о формировании многоотраслевых конгломератов пока преждевременно;

• снижение значимости политики интеграции миноритарных активов;

• расширение использования таких методов, как доведение размера доли в уставном капитале компаний до мажоритарного контроля;

• смещение интереса от активов «проблемных», или «недобросовестных», с точки зрения госструктур, компаний к активам «нейтральных», или «лояльных», собственников;

• активное участие крупнейших госбанков (кредитование, гарантии, прямая скупка акций) в процессах расширения государственного участия в капитале компаний;

• необходимость согласования с политическим руководством планируемых крупных сделок как внутри страны, так и с участием зарубежных компаний;

• формирование в 2007—2008 годах государственных корпораций на исключительных с правовой точки зрения условиях;

• непрозрачность финансирования большинства крупнейших сделок (в той их части, которая может быть отнесена к рыночным), прежде всего с точки зрения участия государства средствами бюджета или гарантиями по кредитам3.

В 2007—2008 годах — в ходе обсуждения долгосрочных планов «инновационной институциональной среды» — государство гораздо больше внимания уделяло финансовым и регулятивным (дирижистским) аспектам экономического роста, нежели институциональным4. В частности, характерной чертой 2007 года стал очевидный переход в бюджетной политике к массированной бюджетной экспансии, что проявлялось прежде всего посредством накачки деньгами «институтов развития» и создания государственных корпораций. Подобное развитие событий вполне естественно в условиях мощного притока «дешевых денег», который продолжал захлестывать страну на протяжении нескольких лет. Непосредственными результатами пока что являются лишь раскручивание инфляции и дальнейшее торможение институциональных реформ.

Принципиально новым моментом стало появление в 2007—2008 годах сразу нескольких государственных корпораций, таких как «Роснанотех», «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», «Олимпстрой», «Ростехнологии», «Росатом» и др. Эти структуры заметно различаются по характеру своей предполагаемой деятельности. «Олимпстрой» и «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» нацелены на реализацию конкретных проектов, имеющих заявленный временной горизонт. «Роснанотех» должен занять свое место в инструментарии См. также: Радыгин А. Стабильность или стагнация Долгосрочные институциональные проблемы развития российской экономики // Экономическая политика. 2007. № 1. С. 23—47.

Подробно см.: Мау В. А. Экономическая политика 2007 года: успехи и риски // Российская экономика в 2007 году. Тенденции и перспективы. М.: ИЭПП, 2008. С. 30—49.

92 государственный капитализм и финансовый кризис: факторы взаимодействия, издержки и перспективы стимулирования инновационной деятельности, а «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» — в инструментарии стимулирования экспорта продукции обрабатывающей промышленности и запуска капиталоемких инфраструктурных проектов. «Росатом» является сугубо отраслевой организацией. «Ростехнологии» представляют собой очевидный конгломерат, который должен объединить активы (после акционирования) ФГУП «Рособоронэкспорт» и претендует на сотни других объектов5.

В количественном плане общая динамика государственного сектора российской экономики за 2007—2008 годы характеризуется теми же основными тенденциями, что и в предшествующие несколько лет: формальным сокращением числа унитарных предприятий, продолжением интеграции принадлежащих государству активов в холдинговые компании, продолжением деятельности уже существующих холдингов с участием государства по расширению масштабов своего бизнеса и его диверсификации путем поглощений и слияний, вертикальной и горизонтальной интеграции и т. д. В 2007 году совокупная доля АО, где государство как акционер может осуществлять полноценный корпоративный контроль вследствие обладания контрольным или стопроцентным пакетом акций, впервые с конца 1990-х годов превысила половину всех хозяйственных обществ с его участием6.

В целом, по имеющимся количественным оценкам, доля акций российских компаний, принадлежащих государству, в 2006 году составляла 29,6%, в начале 2007 года — 35,1%7. К началу 2008 года «глубина концентрации собственности» в руках государства в рамках базы «Эксперт—400» составила примерно 40—45%. Если в 2004 году государство контролировало 81 компанию из 400 крупнейших (с совокупной выручкой 145 млрд долл.), то в 2006 году — уже 103 (с совокупной выручкой 283 млрд долл.)8. Если в 2004 году под контролем государства находилось 34,7% от совокупной выручки 400 крупнейших компаний России, то по итогам 2007 года — около 40%9.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.