WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 18 |

Например, согласно рейтингу экономической свободы The Heritage Foundation и Dow Jones & Company, Inc., по итогам за 2006 г. из 157 госу дарств Россия заняла только 120 е место, получив оценку «на 54, 01 балла свободна» при максимальной оценке 100, что ниже оценки за 2005 г. Из дру гих стран БРИК Китай занял 119 е место (54,02 балла), Бразилия и Индия – соответственно 70 е место (60,89 баллов) и 104 е место (55,60 баллов). В рамках данного рейтинга наименьшее количество баллов Россия получила по следующим направлениям: свобода от коррупции (24,0%), свобода инвести ций (30,0%), защита прав собственности (30,0%), свобода в сфере финансов (40,0%). Низкий балл по направлению «свобода в области финансов», по мне нию составителей рейтинга, обусловлен неэффективностью банковской сис темы, недостатками в области банковского надзора и прозрачности, а также ограничениями на вхождение нерезидентов в банковский и страховой бизнес.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2006 году тенденции и перспективы Низкий рейтинг в области защиты прав собственности означает, что защита прав собственности в России находится на очень слабом уровне: «…судебная система характеризуется предвзятостью и коррумпирована, обеспечить ис полнение условий контрактов сложно».

В контексте краткосрочных тенденций ситуация является достаточно тривиальной. Сложившаяся асимметрия экономических и политических фак торов развития российской экономики завуалирована пока общими показа телями экономического подъема, нестабильной сырьевой конъюнктурой, по казателями состояния государственных финансов (профицит бюджета, объемы стабилизационного фонда, золотовалютные резервы), показателями исключительной доходности российского фондового рынка.

С точки зрения инвесторов, сложившуюся ситуацию можно образно оха рактеризовать как «дилемму Клода Фролло» (см. раздел 5.4) – искушение вы сокой доходностью до определенного порога оказывается сильнее опасений по поводу экономических свобод, прав инвесторов и вмешательства госу дарства в экономику.

С точки зрения государства, экономическое благополучие, измеряемое в формальных текущих показателях и рейтингах, по всей видимости, свиде тельствует о правильности избранного политического курса (в широком смысле, т.е. включая вопросы защиты прав собственности, судебной систе мы и т.д.).

Что характерно, наименее подвержены иллюзорному восприятию дейст вительности российские компании, которые, как было отмечено выше, в наи большей степени восприимчивы к потенциальным рискам политико делового цикла.

Характерна и весьма стабильная восприимчивость способностей госу дарственной власти к эффективным действиям в сфере экономической поли тики со стороны населения (табл. 2–3).

Таблица Почему в России сейчас нет серьезного экономического роста Результаты опросов населения в 2003–2006 гг., % 2003 2004 2005 1. Бюрократический произвол, коррупция и взяточничество в высших орга 34 34 31 нах власти 2. Грабительская политика крупного российского бизнеса/«олигархов», их 38 34 29 незаинтересованность в экономическом возрождении страны 3. Неправильная экономическая политика властей 27 22 34 4. Отсутствие у властей определенной экономической программы 22 22 29 5. Вывоз капиталов из России/перевод капиталов в офшоры 25 27 26 6. Воровство менеджеров (увод прибыли в собственный карман) 28 20 21 7. Изношенность основных фондов 13 11 11 8. Высокие налоги на предпринимательскую деятельность 15 10 13 9. Неконкурентоспособность российских товаров по сравнению с западны 9 10 10 ми 10. Отсутствие инвестиций (вложений) в российскую экономику 11 11 12 11. Отсутствие законодательной защиты бизнеса 9 7 7 Другое 7 7 6 Затруднились ответить 12 12 9 Источник: «Левада центр», www.levada.ru.

Раздел Институциональные проблемы Как видно из табл. 2, на протяжении всего периода 2003–2006 гг. значи мость такого фактора, как «бюрократический произвол, коррупция и взяточ ничество в высших эшелонах власти» оставалась практически стабильной (и наивысшей среди всех 12). Третий и четвертый по значимости факторы – «неправильная экономическая политика властей» и «отсутствие у властей оп ределенной экономической программы» стабильно усиливали свое значение с 2003 по 2006 гг. Напротив, второй по значимости фактор – «грабительская политика крупного российского бизнеса/«олигархов», их незаинтересован ность в экономическом возрождении страны» устойчиво терял свое значение в 2003–2006 гг. Невысокая значимость с точки зрения населения такого фак тора, как «отсутствие законодательной защиты бизнеса», связано, по всей видимости, со смешением респондентами понятий (объединением проблем законодательной защиты и коррупции). Как наглядно демонстрирует табл. 3, не менее 2/3 населения стабильно в течение 2000–2006 гг. отказывает Пра вительству в способности разработать обоснованную экономическую про грамму для России4. В любом случае приведенные в табл. 2–3 данные хорошо дополняют вывод о разнонаправленности действий «государства» и «рынка» в России 2000 х гг.

Таблица Есть ли у нынешнего Правительства России продуманная экономическая программа действий Результаты опросов населения в 2000–2006 гг., % 2000 2001 2002 2003 2004 2005 май апрель август август август август апрель У руководства есть продуманная эко 22 21 16 18 21 19 номическая программа Продуманной программы нет, есть лишь самые общие представления о 38 37 39 38 35 40 том, что нужно делать Программы нет, решения принимаются под влиянием сиюминутных обстоя 22 30 33 34 34 31 тельств Затрудняюсь ответить 19 13 12 10 11 11 Источник: «Левада центр», www.levada.ru.

В долгосрочном периоде описанная выше проблема разнонаправленно сти (асимметричности) экономических и политических факторов развития российской экономики приобретает критичный характер, тем более, если ис ходить из вполне реалистичного предположения о конъюнктурном характере Приведем одно показательное высказывание, относящееся к периоду запуска администра тивной реформы 2004 г.: «…пока госаппарат, решивший усилить свое влияние на экономику, демонстрирует некоторую некомпетентность. И объяснение этому простое. Вот уже как ми нимум двенадцать лет государство не занималось хозяйством как таковым. Оно решало бюд жетные проблемы, обуздывало инфляцию, но управлением собственно хозяйством не зани малось. В Правительстве сегодня просто нет людей, которые знают реальные проблемы отраслей и умеют их решать… Так что любая попытка государства отстранить частный капи тал от решения стратегических вопросов развития тех отраслей, где этот капитал уже присут ствует, будет вести нас не к росту, а к стагнации» (Гурова Т. Партия, дай порулить // Эксперт, 2004, № 15, с. 34).

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2006 году тенденции и перспективы источников текущего экономического роста, бюджетных доходов и финанси рования социальных программ.

5.1.2. Политические versus экономические институты:

проблема социального спроса В 1990 е годы, когда, по крайней мере, применительно к России можно было говорить о периоде начального формирования новой институциональ ной структуры экономики, весьма типичным было использование следующих ее компонентов (критериев): приватизация, законодательство (объем и каче ство нового законодательства и правовых институтов), состояние банковско го сектора (уровень независимости, деловых навыков и практики размещения кредитных ресурсов, а также уровень надзора и платежной системы) и роль Правительства (рыночная ориентация Правительства и эффективность управления государственным сектором). Последующие дополнения носили, на наш взгляд, сугубо специализированный характер. В 2000 е годы данный стандартный набор, к примеру, дополнился всевозможными оценками «каче ства корпоративного управления», экономико правовых факторов развития финансовых рынков, «границ институциональных возможностей». Сущест венным явлением стало также заметное возрастание интереса к проблемам эффективности судебной системы и инфорсмента в целом5. Сегодня наибо лее острой становится системная проблема адекватного качества политиче ских институтов.

Поскольку различные группы и индивиды обычно извлекают выгоду, «эксплуатируя» различные экономические институты, возникает конфликт между различными вариантами общественного выбора, в конечном счете, разрешаемый в пользу групп с большей политической властью. Распределе ние политической власти в обществе, в свою очередь, определяется полити ческими институтами и распределением ресурсов. Экономические институ ты, стимулирующие экономический рост, возникают тогда, когда политические институты, во первых, предоставляют власть тем группам, ко торые заинтересованы в наличии широко разветвленной системы инфор смента прав собственности, когда, во вторых, политические институты пре дусматривают эффективные ограничители для действий власть предержащих, и когда, в третьих, не существует возможностей для извлече ния значимой ренты от пребывания у власти6.

Указанные ограничения бесспорны и для соответствующих оценок ин ституциональных изменений в России 1990–2000 х годов. С прикладной точ ки зрения гораздо более важным является вопрос о том, насколько реали стично сегодня обсуждать возможность развития описанных выше См., например: Создание институциональных основ рыночной экономики. Доклад о мировом развитии 2002. Всемирный банк, 2002; From plan to market. World Development Report 1996.

The World Bank. Oxford University Press, 1996; EBRD Transition Reports 1995–2006.

См.: Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. Institutions as the Fundamental Cause of Long Run Growth. – In: Aghion Ph., Durlauf St., eds., Handbook of Economic Growth, North Holland, 2004.

Раздел Институциональные проблемы позитивных эффектов. Естественно, в настоящей работе нет возможности обсуждать весь спектр проблем функционирования российской политиче ской системы. Приведенные выше требования к качеству политических ин ститутов говорят сами за себя и, по видимому, являются для России делом весьма отдаленного будущего.

В качестве возможной аргументации рассмотрим только один вопрос – вопрос наличия в современном российском социуме тех групп, которые мог ли бы – с учетом указанных выше предпосылок – обеспечить разветвленную систему инфорсмента прав собственности. При всем разнообразии подходов в данном контексте имеет смысл обсуждать в первую очередь проблему «среднего класса».

Наличие различных методологических подходов к идентификации «среднего класса» («нормативистский» или «релятивистский», «маркетологи ческий» или «имущественно образовательный» и т.д.) обусловливает весьма значимый диапазон количественных оценок. Даже применительно к условиям СССР количественные оценки на рубеже 80 90 х гг. прошлого века колеба лись в пределах 11 30% населения. Разброс оценок для России второй поло вины 1990 х гг. не меньший – от 6 до 25% (до кризиса 1998 г.). Для периода 2002–2004 гг. большинство имеющихся оценок в основном совпадают: от до 25% трудоспособного населения.По данным доклада Института социологии РАН8, в 2003–2006 гг. в усло виях притока нефтедолларов, «пролившихся» на страну в последние годы, происходит стабильное сокращение численности среднего класса – с 25 до 20% экономически активного городского населения9. Лишь в течение 10– 15 лет (при условии неизменной структуры экономики) возможен предельный рост среднего класса до 1/3 населения. При этом, как отмечают авторы док лада, шансы среднего класса на прирастание за счет «старого среднего клас са» более чем эфемерны, так как численность последних при всей парадок сальности ситуации уменьшается. Иными словами, совершенно ясно, что в условиях складывающейся модели экономики государственно монополистического типа имеет место тенденция не к увеличению, а к со См., например: Е.М. Авраамова и др.; Под ред. Малевой Т. Средние классы в России: экономи ческие и социальные стратегии. Моск. Центр Карнеги. М., 2003 («доля» среднего класса зафик сирована на уровне 20%). За пределами доминирующих оценок находятся данные Всероссий ского центра уровня жизни и «КОМКОН» (2004 г.) – 9% и рейтингового агентства «Эксперт», которое фиксирует рост доли «среднего класса» с 14% в 2000 г. до 25 30% в 2005 г.

«Городской средний класс в современной России». Аналитический доклад. – М., Институт социологии РАН, Фонд Ф. Эберта, 2007. Для идентификации представителей среднего класса использовались 4 основных критерия: образовательный, профессиональный, доходный, а также интегральная самооценка социального положения. Тем не менее необходимо учесть, что порог доходов отнесения к «среднему классу» составляет только 10,5 тыс. рублей на члена семьи в месяц. В докладе также имеет место противопоставление «старого среднего класса» (малый и средний бизнес) и «нового среднего класса» (прежде всего, менеджеры топливно энергетического комплекса (ТЭК) и других отраслей экономики).

В мире, напротив, доминирует обратная тенденция – ежегодный прирост среднего класса, по некоторым оценкам, составляет около 1%.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2006 году тенденции и перспективы кращению этого подтипа среднего класса. В качестве выхода из ситуации ав торы видят только быстрое развитие высокотехнологичных отраслей и в го раздо меньшей степени развитие малого и среднего бизнеса. Эту динамику, равно как и возросшую социально экономическую апатию среднего класса отмечает также руководитель Института независимых социальных исследо ваний Т. Малева10.

Для наших целей конкретные механизмы, ведущие к такому сокраще нию, такой динамике, представляют вторичный интерес. Существенно, что в 2000 е годы происходит сжатие или, по крайней мере, отсутствие подтвер жденной эмпирическими данными позитивной динамики потенциальной со циальной базы для опосредованного (через политическое представительст во) формирования эффективных экономических институтов.

Напротив, те институциональные механизмы, которые уже в 1990 е го ды препятствовали расширению спроса на эффективные экономические институты, в модифицированном виде действуют и сегодня. Если до начала 2000 х годов (при всей условности терминологии) речь шла о модели оли гархического капитализма, в настоящее время наиболее характерным тер мином стал «государственный капитализм» в его российском варианте (подробно см. ниже).

В контексте рассматриваемой проблемы модель неблагоприятного взаимодействия (по сравнению с эффективным рыночным взаимодействием) складывается в тех случаях, когда лишь некоторая, не слишком представи тельная, часть предпринимателей сама обладает «политической силой de facto» или монопольным доступом к центру принятия политических решений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.