WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |

Другим важным механизмом научения насилию в семье является косвенное научение, во многом зависящее от вознаграждения или наказания, получаемого моделью. Люди более склонны имитировать поведение, за которое модель получает вознаграждение, и избегать того поведения, которое вызывает осуждение либо другую форму наказания. В случае насилия в семье наблюдение актов насилия и подкрепления насилия в социальном контексте формирует соответствующие поведенческие навыки детей в отношении насилия. Поведение других, которые вызывают восхищение, уважение и любовь (чаще всего такими являются родители), люди склонны имитировать чаще.

Помимо выделения непосредственных механизмов научения насильственному поведению в семье (а именно, оперантного обусловливания и классического условного рефлекса, моделирования и косвенного научения) западные исследователи рассматривают пути, посредством которых эти механизмы оказывают своё влияние. Итак, выделяют “прямые” и “непрямые” пути научения насилию. Под “прямыми” механизмами усвоения агрессии Р.Симонс и его коллеги понимают не только превосходное копирование ребенком поведения родителей (родителя), например, наказание ремнем, как делал его родитель, но также усвоение ребенком в целом агрессивного стиля взаимодействия, а не только специфических актов поведения. Научение посредством имитации или через вознаграждение и наказание – примеры “прямого пути” агрессии. Что касается “непрямых” путей научения насилию, то под ними исследователи понимают отсутствие у детей из семей, где процветает насилие, возможностей усвоения адекватных навыков разрешения конфликтных ситуаций, а также навыков ненасильственного ассертивного поведения. Поэтому можно сказать, что жестокие родители косвенно передают своим потомкам философию воспитания, поощряющую жесткую дисциплину и враждебные паттерны поведения, что в целом способно приводить к высокой степени агрессивности и насилия в отношениях. Кроме того, положение осложняется отсутствием навыков контроля злости, что часто демонстрируют взрослые. В числе механизмов “непрямого” пути усвоения агрессии рассматриваются недостаток ассертивности и навыков решения проблем, особенности социальнокогнитивной переработки информации, отсутствие эмоциональной поддержки, а также возраст, в котором человек стал подвергаться домашнему насилию.

Теории социализации и социального научения широко используются в современной практике в силу следующих причин. Во-первых, большинство исследователей утверждают, что насилие имеет тенденцию передаваться от одного поколения другому (“какой отец, такой и сын”), что легло в основу так называемой циклической теории насилия. Несмотря на критику этого утверждения рядом исследователей, среди которых основное место принадлежит К.Уидом и Ш.Херзбергер, циклическая теория насилия остается одной из самых популярных в объяснении причин насилия в семье. Во-вторых, богатый эмпирический опыт подтверждает “выученность”, усвоение агрессии через моделирование. И, наконец, большое число исследований насилия в семье демонстрирует связь между наблюдением или непосредственной подверженностью насилию в детстве с насилием, совершаемым в зрелом возрасте. Причем, речь идет не только о физическом типе домашнего насилия, но и сексуальном типе домашнего насилия.

Итак, сторонники теорий социализации и социального научения объясняют возникновение насилия в семье научением или усвоением насильственных форм поведения посредством ряда механизмов, основными среди которых являются оперантное обусловливание и классический условный рефлекс, моделирование и косвенное научение. Причем усвоение насильственных форм поведения может происходить как ”прямым” путем (например, моделированием поведения значимого другого), так и “непрямым” или косвенным путем через усвоение “философии воспитания” родителей, поощряющих жестокость и насилие.

Теории индивидуальных различий. Исследователи в рамках теорий индивидуальных различий пытаются найти корни домашнего насилия в индивидуальных особенностях совершающих насилие лиц (и иногда жертв), обращаясь к теориям психопатологии, психологических черт и биологическим теориям. Теория социального обмена также предлагает объяснение феномена домашнего насилия, основанного в большей степени на индивидуальных особенностях индивидуумов. Рассмотрим каждую из перечисленных выше теорий, выдвигаемых в рамках теорий индивидуальных различий. Некоторые из них в значительной степени используют данные биологии, психиатрии и патопсихологии, но, поскольку здесь рассматривается групповое взаимодействие, имеет смысл данные концепции рассматривать как социологические. Это тесно связано с такими областями социологии, как социология медицины и социология психиатрического контроля. Таким образом, решающую роль здесь играет контекст использования теории.

В рамках теории психопатологии (сюда же входят понятия аномального поведения и психического расстройства) выдвигается предположение, что различные формы домашнего насилия, такие, как насилие в отношении детей или супруга (супруги) совершаются индивидуумами, страдающими какими-либо формами психической болезни, расстройствами личности или другими индивидуальными дефектами. Психопатология того или иного субъекта может искажать его картину мира и способствовать проявлению актов насильственного поведения. Некоторые исследования, результаты которых подтверждают психопатологическую модель, демонстрируют высокие уровни различных психологических расстройств людей, совершивших насилие в семье, по сравнению с людьми из контрольной группы. Другие же считают, что психопатология способна объяснить лишь небольшое число актов насилия.

Обследования совершивших сексуальное насилие лиц показывают, что они испытывают гораздо большее девиантное сексуальное возбуждение при просмотре слайдов с изображением половых актов между взрослыми и детьми (с помощью специального оборудования регистрировались изменения в эрекции пениса), чем ненасильники. Кроме этого, примерно 80-90 % мужчин, которых суд приговорил к принудительному лечению в случаях совершения насилия в семье в отношении своих жен, ставится диагноз какой-либо из форм психологического расстройства (главным образом, расстройства личности). Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) лежит в основе не так давно предпринятой попытки объяснения эффектов, оказываемых на детей, наблюдающих или непосредственно вовлеченных в насилие между родителями.

Некоторые исследователи уделяют внимание, главным образом, психологическим чертам лиц, совершивших насилие в семье, которые не могут быть официально определены как психопатология. В рамках этой теории предполагается, что психологические черты, характеризующие насильников, в определенной степени способствуют совершению насилия в семье. Так как эти черты (например, враждебность) достаточно легко измеримы посредством личностных тестов и позволяют дифференцировать индивидуумов, то они помогают объяснить (не оправдать) насильственное поведение. Те, кто обладает такими чертами, как, например, импульсивность, более склонны к совершению насилия. Хотя эти черты являются конструктами (ярлыками), которые не существуют в действительности, они позволяют описать типичные способы поведения таких людей в различных ситуациях. Они помогают предсказать поведение, а также определяют более точно терапевтическую задачу.

Лица, совершившие сексуальное насилие в отношении детей, могут, например, проявлять чувства беззащитности, зависимости, неадекватности, одиночества или когнитивные искажения.

Эти характеристики, очевидно, подталкивают насильников к общению, главным образом, с детьми, что позволяет им избежать требований взрослых отношений, при этом чувствуя себя удовлетворенными. Исследователи также идентифицировали несколько психологических черт, характерных для склонных к насилию партнеров, такие, как низкое самоуважение, злость и враждебность, недостаток навыков решения проблем и эмоциональная зависимость.

В исследовании Дж.Хоталинга и Д.Шугармана, которые попытались выявить характеристики лиц, склонных к супружескому насилию, практически не было обнаружено значимых личностных различий и различий в социальном фоне преступников. Однако К.О’Лири предложил классификацию факторов, по его мнению, ответственных как за причинение легких телесных повреждений, так и применение грубой физической агрессии. Такие формы поведения чаще всего являются следствием наблюдения или участия в агрессии или насилии в детстве и зрелости. Низкий уровень образования и квалификации лиц, склонных к совершению насилия, также коррелировали с частотой совершения актов агрессии и насилия.

Целый ряд ученых стремился к получению так называемого “портрета” характерного преступника или характерной жертвы через выделение неких устойчивых черт личности, главным образом, по мнению исследователей, ответственных за их поведение.

Долгое время считалось, что человек, совершающий физическое насилие над детьми, либо “сумасшедший” либо “больной”. Однако, по мнению Г.Кемпа и его коллег, лишь небольшое число склонных к насилию родителей (менее 10%) действительно страдают от серьезных психических нарушений. Тем не менее, взрослые, совершающие физическое насилие над детьми, очень часто демонстрируют специфические “непсихиатрические” психологические характеристики:

неконтролируемую злость, депрессию, злоупотребление психоактивными веществами, которые позволяют отличать их от не склонных к насилию родителей.

Исследователей также интересовали психологические характеристики проявляющих безразличное, попустительское и невнимательное отношение к своим детям родителей. Родители с попустительским стилем воспитания демонстрировали слабо развитые навыки разрешения конфликтов, интеллектуальный дефицит и неадекватные ожидания к своим детям. В случаях сексуального насилия в семье для насильника характерны такие черты, как враждебность, психологическое сопротивление (чувство угрозы, возникающее как реакция на возникновение личностного чувства свободы у другого), “гипермаскулинность”.

Что касается особенностей характеристик жертвы, то, по мнению ряда исследователей, не существует четких личностных и социальных характеристик, позволяющих найти границу между жертвами и не жертвами супружеского насилия, хотя, скорее всего, жертвы обладают пониженной самооценкой и самоуважением. Что касается характеристик жертвы сексуального насилия в семье, то исследователи часто характеризовали жертву как соблазнительно поощряющую насильника и подчеркивали, что жертвам ЭТО нравилось. Однако данных, подтверждающих это предположение слишком мало. Многие жертвы действительно проявляют выраженные сексуальные черты в поведении, однако, по мнению экспертов, такое поведение является, скорее, результатом, чем причиной насилия. В случаях сексуального насилия над детьми необходимо виновность отличать от уязвимости, где в большей степени последнее объясняет высокую вероятность становления детей мишенями сексуальных приставаний. Дети, чаще всего девочки, не имеющие близких друзей, с массой неудовлетворенных потребностей, с высокой чувствительностью, особенно когда потенциальный насильник проявляет внимание и любовь, становятся жертвами подобного рода насилия. Особому риску подвержены дети с такими характеристиками, как пассивность, смирение, доверие, юный возраст, депрессия, нужда. Дети, становящиеся жертвами сексуального насилия, чаще всего проявляют сильную потребность во внимании, любви и заботе.

Биологические основы насильственного поведения в семье стали изучаться только в последнее время. В области насилия в отношении детей, например, в результате недавно проведенных исследований было сделано предположение, что совершающие насильственные действия в отношении детей лица демонстрируют чрезмерную физиологическую реакцию при взаимодействии с детьми. Такая необычная гиперчувствительность могла способствовать снижению толерантности при приближении к детям и, в свою очередь, приводила к физической агрессии. Попустительское отношение к детям со стороны родителей чаще всего связывают с интеллектуальным дефицитом родителей. Такие родители могут иметь недостаток знаний и умений, необходимых для адекватного исполнения роли родителя.

Исследователи продолжают идентифицировать уникальные биологические характеристики, потенциально относящиеся к этиологии насилия между супругами, включая органические проблемы, травмы головы и родовые травмы. Наконец, генетические предиспозиции могут оказаться очень существенными в различении склонных к насилию и жестокому поведению индивидуумов. В последнее время подобного рода исследованиям уделяется все больше внимания. Итак, рассмотрим подробнее роль генетических, гормональных факторов, а также специфических физиологических реакций организма в этиологии насилия в семье.

Генетические исследования предлагают уникальную возможность для изучения роли биологических факторов в домашнем насилии. Мы не можем определенно заявить, что агрессивные или насильственные навыки поведения передаются через выученное поведение только потому, что члены семьи находятся, как правило, в одной и той же среде. Как члены одной семьи они также имеют общие гены. Таким образом, в рамках генетических теорий из всего разнообразия характеристик именно общему генетическому наследию, а не общей среде приписывается сходство в поведении членов семьи в большей степени.

В отличие от довольно скудных данных о влиянии генетических факторов на проблему насилия в семье, существует большое число исследований, посвященных роли биохимических, физиологических и неврологических факторов. Рассмотрим лишь некоторые из них, а начнем с гормонального подхода.

Поскольку содержание тестостерона в крови у мужчин более чем в десять раз выше, чем у женщин, исследователи сосредоточили внимание на роли андрогенов в формировании агрессивного поведения. Поскольку тестостерон влияет на формирование других признаков маскулинности, вполне возможно, что он способствует и развитию сравнительно высокого уровня агрессии у мужчин. Это предположение подтвердили результаты ряда исследований. Также предпринимались попытки исследования роли гормонов эстрогена и прогестерона на поведение женщины. Некоторые исследователи изучали связь между генетическими и биохимическими переменными в случаях с трудным характером и насилием внутри семьи.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.