WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 35 |

Итак, почему арест преступника за совершение домашнего насилия приводит к снижению рецидивов преступления. Исследователи выдвигают предположение о том, что арест имеет эффект общего сдерживания (general deterrence). То есть арест является знаком неприемлемости и наказуемости данного типа поведения в обществе. Арест также оказывает особое влияние на жертву. Так, в случае ареста насильника, являющегося одним из членов семьи, жертва может не чувствовать себя в одиночестве, а, наоборот, ощущает заботу о себе. Под влиянием ареста у жертв может измениться оценка ситуации, а именно исчезает вера в то, что насильник изменится и прекратит применять насилие в отношениях. Арест обладает особым сдерживающим эффектом, снижающим рецидивы насилия в семье, как было показано в исследовании Л.Шермана и Р.Бека (1984 г.). Для объяснения сдерживающего эффекта ареста на рецидивы насилия в семье исследователи предприняли различение формальных и неформальных ограничений поведения, где арест рассматривается как формальный тип ограничения. Неформальный контроль поведения осуществляется главным образом посредством социальных санкций, связанных с влиянием ареста на брак, на место работы, на социальный статус.

Однако угроза правовых санкций может оказывать сдерживающий эффект только на людей, у которых имеется положение в обществе и которое будет поставлено под угрозу в случае, если станет известно о насилии и последующем аресте. Такие люди очень стыдятся ареста и чаще всего быстро “исправляются” в результате подобного опыта. Согласно теории “навешивания ярлыков”, в случае ареста интенсивный стыд и несформированные социальные взаимоотношения могут быть очень болезненными для человека. Приписывание находящимся под стражей статуса “девиантов”, а также исключение их из общества приводит арестованных преступников к поиску признания себя среди других девиантов. В этом случае преступники будут склонны совершать преступления и в дальнейшем. Другая проблема, связанная с арестом, заключается в том, что некоторые совершившие насильственные действия преступники находят меру наказания за совершение домашнего насилия слишком мягкой, так как чаще всего такие люди проводят слишком мало времени в тюрьме (если вообще попадают в тюрьму). По этой причине вероятность ареста способна отпугнуть, скорее всего, только тех, кто еще никогда не совершал преступлений, и кто, таким образом, не может оценить легкости наказания. Кроме того, исследователи признают, что именно наличие общественного положения выступает важной детерминантой воздействия, оказываемого арестом. На людей с широкой сетью неформальных отношений арест и сопутствующие ему неформальные социальные санкции производили значительный сдерживающий эффект. Для людей с низкой степенью конформности к принятым социальным нормам общества арест служил лишь ступенью к будущему насилию. Также практически ничего не известно о долговременных последствиях ареста или не-ареста за совершение домашнего насилия. Согласно данным исследований, арест снижает вероятность совершения насилия в кратковременной перспективе, но может увеличивать эту вероятность по истечении некоторого времени, когда шок от ареста останется позади. Кроме того, американские ученые Д.Камоди и К.Уильямс провели исследование, которое показало, что угроза возможного ареста в действительности является очень мягкой санкцией. По мнению опрошенных ими мужчин, ни месть, ни арест, ни развод не могут выступать сдерживающими факторами в совершении насилия в отношении своей партнерши. Единственное, что могло удержать насильников – это презрение со стороны окружающих.

Итак, исходя из основных положений теории сдерживания, главным фактором возникновения насилия в семье является применение мягких правовых санкций или полное их отсутствие по отношению к лицу, совершающему насилие в семье. Несмотря на существующую критику, одним из мощных сдерживающих домашнее насилие механизмов является арест и последующая огласка. Исследователи полагают, что помимо правовых мер использование других методов также может быть довольно успешным. Например, составление образовательных программ, имеющих своей целью сформировать неприятие к насилию как форме поведения, может помочь снижению насилия в отношении женщин.

Теории структурных средовых факторов. Основное положение теории структурных средовых факторов заключается в том, что фрустрация и испытанное напряжение, возникающие чаще всего в результате действия социальных структурных факторов (например, бедность, скученность), трансформируются в агрессивные действия по отношению к тем, кто ближе, а именно к супругам и детям. Как следствие, более высокий уровень насилия в семье характерен для семей из низшего социально-экономического класса, где социальная депривация вместе с неизбежными стрессорами, ассоциируемыми в основном с бедностью (например, беспокойство по поводу финансового положения, плохое здоровье, скученность), приводят к высокому уровню фрустрации и, как следствие, к насилию.

В рамках теории структурных средовых факторов широко применяется предложенная психологами гипотеза “фрустрация – агрессия”, согласно которой агрессия чаще всего является следствием фрустрации, в свою очередь вызванной блокировкой желаемых целей. Когда человек или ситуация, вызвавшие фрустрацию, недоступны для ответной реакции, то в этих случаях агрессия может быть перенесена на невинного человека, так называемого “козла отпущения”, которыми чаще всего оказываются “удобные” жертвы, а именно члены семьи.

Существуют два вида факторов: социальные и экономические, способствующие возникновению проблемы домашнего насилия. Безработица, бедность и другие тяжелые условия жизни могут негативно отразиться на качестве процесса воспитания детей в частности и качестве семейной жизни в целом. Например, М.Страус и Дж.Кентор изучали кумулятивный эффект воздействия разнообразных стрессоров на национальной выборке взрослых людей. Они оценивали реакцию людей на безработицу, финансовые трудности, проблемы со здоровьем и другие явления и сопоставляли с использованием ими различных тактик при разрешении конфликтов в отношениях с детьми. Было обнаружено, что с увеличением числа стрессоров в последние годы число случаев детского насилия также возросло, особенно среди отцов. Кроме того, экономический стресс является одним из факторов, который приводит к насилию над престарелыми членами семьи, а также отражается на отношениях между супругами. Как Дж.Хоталинг и Д.Шугарман показали в своем исследовании, более высокий доход семьи и принадлежность к более высокому социо-экономическому классу снижали риск супружеского насилия.

Помимо социально-структурных факторов существуют и такие, которые усиливают или ослабляют их действие. Важнейшим из этих факторов является наличие или отсутствие социальной поддержки, поступающей из разного рода источников. Сторонники теории семейного стресса также придавали значение негативному эффекту приватности института семьи в современном обществе, в результате чего жертвы реже обращались за помощью и общественной поддержкой. Итак, исследователи обнаружили, что склонные к насилию родители устанавливают меньше связей с родственниками, коллегами и друзьями. Социальная поддержка может быть важна сама по себе или же способна смягчать стресс, вызванный разными аспектами среды. Даже уже знание того, что кто-то другой понимает проблемы, с которыми может столкнуться родитель, способно снизить тревожность родительского поведения. Несмотря на предположения некоторых исследователей о том, что социальная поддержка не всегда бывает желанной и полезной, многие продолжают настаивать на том, что изоляция от социальных контактов играет важную роль в совершении насилия в семье. Лица, склонные к насилию, часто сами способствуют изолированности всех остальных членов семьи с целью сохранения насилия в секрете; в свою очередь недостаток социальной поддержки облегчает применение насилия в семье. Л.Уолкер сообщает, что некоторые жертвы намеренно избегали установления социальных контактов из-за чувства стыда, страха и желания минимизировать конфликт с партнером, лишний раз не раздражая его.

Таким образом, согласно теории структурных социальных факторов, насилие в семье чаще всего является следствием агрессии, вызванной фрустрацией, в свою очередь являющейся результатом действия негативных социальных и экономических факторов среды. Социальная поддержка выступает важным фактором, снижающим негативное воздействие социальной среды на взаимоотношения членов семьи.

Итак, особое внимание в ходе рассмотрения факторов насилия в семье в настоящей главе уделено макросоциологическим теориям домашнего насилия, выдвигаемым западными учеными.

Признание влияния таких макросоциальных факторов, как культурные нормы, особенности структуры того или иного общества, характеристики организации семейной жизни и санкции, используемые в обществе для сдерживания такого антисоциального поведения, как домашнее насилие, на наш взгляд, необходимо для разработки наиболее эффективных мер борьбы с насилием в семье как в западных государствах, так и в нашей стране. Рассматривая роль микросоциальных факторов насилия в семье, важно помнить о “фоне”, на котором развиваются те или иные отношения, о том влиянии, которое оказывает само социальное окружение и социальное устройство на все микроструктуры.

§ 4.2.2. Микросоциологические (психологические) теории насилия в семье Культурные и структурные факторы могут довольно успешно объяснять тот факт, почему домашнее насилие существует в обществе, и почему в одних слоях общества уровень насилия выше, чем в других, но они уделяют недостаточно внимания проблеме индивидуальных различий в склонности к совершению насилия. Объяснить это в свою очередь пытаются микросоциологические теории насилия в семье. Итак, рассмотрим принципы научения, индивидуальные различия, а также особенности межличностного взаимодействия, способствующие совершению насилия одних членов семьи в отношении других.

Теории социализации и социального научения. Большое число исследований в области социологии, криминологии и психологии посвящено изучению процесса социализации детей, которая, по мнению многих исследователей, лежит в основе проблемы насилия в семье. Дети усваивают паттерны насильственного поведения, а также нормы и представления, оправдывающие насилие. Рассмотрим основные механизмы, посредством которых происходит научение подобному типу поведения. Особое внимание исследователи уделяют роли оперантного обусловливания и классического условного рефлекса, моделирования и косвенного научения в усвоении навыков насильственного поведения в семье.

Безусловно, научение играет важную роль в усвоении форм насильственного поведения.

Научение осуществляется посредством различных механизмов. Один из механизмов состоит в осуществлении вознаграждения или наказания, следующих непосредственно за агрессивным поведением. Вероятность того или иного типа поведения увеличивается, если за ним следуют позитивные последствия (позитивное подкрепление) или редуцируются негативные последствия (негативное подкрепление). С другой стороны, вероятность поведения снижается, если за ним следует наказание, которое может заключаться либо в наступлении негативных последствий (наказание) либо в редуцировании позитивных стимулов. Эта форма получила название оперантного или инструментального обусловливания. Если дети достигают желаемых целей, будучи агрессивными со своими сверстниками, то они, скорее всего, усвоят, что агрессия благоприятна, т.е. способствует исполнению их желаний. И наоборот, дети, отвергнутые своими сверстниками и в целом чаще наказываемые, чем вознаграждаемые, будут более склонны усваивать навыки просоциального поведения. Важно отметить, что наблюдение агрессии и её осуществление могут иметь самоподкрепляющий эффект, т.е. агрессия иногда сама по себе является вознаграждением.

Принцип действия оперантного обусловливания в случае насилия в семье заключается в том, что уступчивость “жертвы” требованиям “насильника” выступает своего рода подкреплением (вознаграждением) для насильника, что в дальнейшем способствует использованию насилия в отношениях. Другими словами, насильник получает то, что хочет посредством насилия. Так как вероятность повиновения жертвы усиливается с применением насилия, что в свою очередь выступает в качестве подкрепления, то насильник будет склонен снова прибегать к насилию и увеличивать его степень. Вместе с тем, именно отсутствие наказания за агрессивное поведение насильника часто позволяет сформировать специфические навыки насильственного межличностного поведения. Принципы оперантного научения позволяют также объяснить, почему подвергающиеся насилию женщины не разрывают отношений с мужчинами, которые используют силу. В этой связи наибольшую известность получила аналогия, предложенная Л.Уолкер, между выученной беспомощностью лабораторных собак и пассивным принятием насилия избиваемыми женщинами. В эксперименте на выученную беспомощность собаки из экспериментальной группы, не имеющие возможности контролировать удары током, беспомощно и пассивно продолжали терпеть удары тока, демонстрируя состояние, названное выученной беспомощностью. Теория выученной беспомощности М.Селигмана подходит также для объяснения поведения людей. Люди выучиваются быть беспомощными в результате многократного столкновения с ситуациями, в которых у них отсутствуют возможности что-либо изменить.

Другая форма научения – классический условный рефлекс, которое имеет место, когда изначально нейтральный стимул (условный стимул) в сочетании со стимулом, вызывающим реакцию (безусловный стимул), в конце концов, сам становится стимулом, вызывающим реакцию.

Классическим примером этой формы научения являются эксперименты И.П.Павлова с собаками.

Принципом классического условного рефлекса объясняются эмоциональные реакции, возникающие в отношении безвредных, на первый взгляд, явлений или событий. Например, один вид бутылки спиртного может вызвать у женщины приступ злости, так как в состоянии алкогольного опьянения муж часто ведет себя грубо и безответственно.

Помимо механизмов оперантного обусловливания и классического условного рефлекса в процессе научения насильственным формам поведения в семье исследователи уделяют внимание процессу моделирования, посредством которого человек усваивает социальное поведение и когнитивные паттерны, наблюдая и имитируя поведение других. Таким образом, научение возможно также через наблюдение за поведением других, и не только непосредственно находящихся рядом, но и далеко от нас, например, на экране телевизора.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.