WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 35 |

Таким образом, вхождение в группу может нейтрализовать тревожность и стресс в силу нескольких причин. Во-первых, мы часто обращаемся за помощью к людям, чтобы справиться с ощущением опасности. Во-вторых, информация, полученная от других, помогает нам уяснить положение дел, разобраться в ситуации, которая и спровоцировала возникновение тревоги. Втретьих, эмоциональная поддержка помогает нам убедиться в правильности наших собственных реакций в данной стрессовой ситуации.

Наконец, кроме всех отмеченных позитивных следствий Дэвид Майерс, основываясь на данных многочисленных исследований американских и европейских психологов, напрямую увязывает наличие социальной поддержки со здоровьем и ощущением счастья (Майерс, 1997).

Конечно, люди объединяются в группы не только потому, что так легче преодолевать стресс и тревогу. Причин для групповости гораздо больше. Человек может стремиться к другим людям и потому, что они ему нравятся, ему приятна их компания, что у них общие с ним интересы. Люди хотят примкнуть к той или иной группе, чтобы самоутвердиться, достичь самоидентификации. Вхождение в группу может приносить человеку материальные выгоды.

Наконец, люди могут объединяться, чтобы развлекаться сообща. Словом, у людей имеется множество потребностей, желаний, фантазий и мечтаний, которые они могут удовлетворять только сообща, только взаимодействуя друг с другом.

Паттерны групповости и социальные связи После того, как мы выяснили, зачем и почему люди взаимодействуют друг с другом, нам еще осталось познакомиться с некоторыми закономерностями завязывания, установления и поддержания социальных взаимодействий. Впервые изучением этой проблемы начали заниматься Бибб Латанэ и Лиана Бидвилл (1977). Наблюдая поведение студентов в кампусах (студенческих городках) университета штата Огайо, исследователи обратили внимание, что более половины встретившихся им студентов (более 60%) шли не поодиночке, а группами, как минимум, вдвоем.

Кроме того, обнаружилась и такая интересная деталь – студентки гораздо чаще, чем студенты находились в компании с другими людьми. А это может косвенно свидетельствовать о том, что женщины, по крайней мере, в общественных местах демонстрируют большую, по сравнению с мужчинами, групповость Кстати, эту же закономерность выявили Лед Виллер и Джон Незлек (1977). Помимо того они установили, что более распространенным среди студентов было моногендерное общение – 56% всех наблюдаемых случаев социальных взаимодействий осуществлялось с людьми своего пола. Вместе с тем, среди первокурсников в течение первого семестра девушки гораздо чаще общались между собой, чем юноши. Правда, во втором семестре это различие исчезло. Виллер и Незлек полагают, что одной из причин более интенсивных социальных взаимодействий студенток служит то обстоятельство, что девушки вообще охотнее используют социальные отношения как способ преодоления стресса.

Хотя у людей и имеется базовая потребность входить в группу, но, тем не менее, мы стремимся попасть не в первую попавшуюся группу и устанавливаем отношения не со случайными людьми. Человек завязывает достаточно долговременные отношения лишь с теми людьми, которые ему приятны, полезны, симпатичны и стремиться избегать общения с теми, кто ему неприятен. Конечно, полностью исключить нежелательные взаимодействия вряд ли кому удается. Вместе с тем, отношения с желательными и нежелательными партнерами по взаимодействию различаются. Если с первыми, то есть с теми, кто нам симпатичен и полезен, мы стремимся часто взаимодействовать и поддерживать постоянные отношения, то со вторыми – неприятными, бесполезными и т.д., мы взаимодействуем лишь в силу необходимости или случайно. Поэтому необходимо весь спектр социальных взаимодействий разделить на два вида:

долговременные, постоянные отношения, которые Эллен Бершейд (1985) обозначает понятием социальные связи, и кратковременные, спонтанные, время от времени происходящие социальные контакты. Понятно, что взаимодействия людей в группах осуществляются, как правило, на основе социальных связей.

Любые изменения в жизни – новое место жительства, работы, учебы, новая семья – приводят к изменениям в социальных связях человека, поскольку рано или поздно он становится членом новых групп.

Поступление в вуз – одна из наиболее распространенных причин изменения социальных связей. Но поступление на учебу не у всех приводит к одинаковому изменению социальных отношений. Для одних поступление на учебу сопряжено с изменением места жительства, для других – нет. Чтобы изучить эти различия Роберт Хейс и Джина Оксли (1986) провели исследование и выяснили, что период адаптации в вузе неодинаково переживается местными и приезжими студентами. Социальные связи местных студентов изначально были более близкими, тесными и обширными. Местным легче удавалось сохранять и поддерживать прежние свои отношения со старыми друзьями и знакомыми, устанавливая в то же время новые социальные связи.

Приезжим студентам требовалось время, чтобы установить новые связи, и когда, наконец, они их завязывали, среди их знакомых преобладали новые лица. Кроме того, большинство их новых отношений ограничивалось пределами студенческого городка, где они в основном и проводили время, отдыхая, занимаясь, работая.

В ходе исследования обнаружилось еще одно отличие – на этот раз между студентами и студентками – в типе устанавливаемых социальных отношений. Так, в отличие от студенток, студенты чаще устанавливали отношения с лицами противоположного пола. В свою очередь, девушки больше и чаще чем юноши взаимодействовали со своими новыми знакомыми, больше обменивались информационной и эмоциональной поддержкой. Но в одном типе отношений между студентами и студентками различий не выявилось: и те, и другие одинаково часто и продолжительно общались со своими родственниками.

Кстати, исследования, проведенные не в студенческой среде, также свидетельствуют о том, что женщины боле часто и тесно, чем мужчины, взаимодействуют со своими друзьями и знакомыми. С чем это связано Почему существуют гендерные различия в интенсивности социальных взаимодействий Как считают Лед Виллер, Гарри Рейс и Джон Незлек одной из причин этого являются различия в социализации. Женская социализация в большей мере ориентирована на эмоциональную экспрессию, на выражение чувств и сочувствие. На основании этого Сюзан Андерсен и Сандра Бем (1981) высказывают оригинальное суждение, что коль скоро женские социальные отношения преисполнены выражением чувств, то полноценные социальные взаимодействия, предполагающие близость, откровенность, исповедальность и удовлетворенность, с большей вероятностью могут осуществляться с женщинами, а не с мужчинами. В данном рассуждении особенно убедительно выглядит свежая мысль о женской открытости, откровенности, одним словом, искренности! Замечательно сказано! Как бы то ни было, но по мнению многих исследователей бесспорно одно – женщины в целом в большей мере, чем мужчины, проявляют социальное стремление, испытывают большую потребность в групповости и чаще вступают в социальные взаимодействия.

Помимо гендерных существуют также возрастные различия в паттернах групповости. Так, дети и молодежь в целом в большей степени, чем люди среднего и уж тем более пожилого возраста, тяготеют к созданию групп и группировок, испытывают более острую потребность в социальных взаимодействиях, больше и чаще общаются. Это может быть следствием того, что у детей и молодых людей недостаточный жизненный опыт, из-за чего они ощущают неуверенность, тревогу, собственную социальную слабость и незащищенность. Поэтому создание групп, объединений, группировок, толп более характерно для молодежи, чем для людей старшего возраста.

Глава 2. Социализация Чтобы ребенок стал полноценным членом общества, ему необходимо пройти социализацию. Точно так же любому человеку, вступающему в какую-то социальную группу, прежде, чем стать её полноправным членом, необходимо социализироваться в ней. Следовательно, и в становлении человека как социального существа, и в формировании социальной группы, как структурной единицы общества, и в процессе жизнедеятельности всего общества ключевым моментом выступает социализация. Что же она собой представляет Социализация, определяется обычно, как процесс усвоения людьми норм, правил поведения, системы ценностей и представлений, существующих либо в обществе в целом, либо в какой-то конкретной социальной группе.

Социализация неразрывно связана с процессом психического развития индивида.

Критерием социализованности и психической зрелости служит один и тот же показатель:

способность человека успешно, эффективно функционировать в качестве члена общества или социальной группы, умение не только удовлетворять имеющиеся у него различные потребности, но и брать на себя ответственность за собственную жизнь. Понятно, что в различных обществах культивируются и оказываются востребованными не одни и те же способности и умения. Так, например, в западных (индивидуалистических) культурах упор делается на формировании психической самостоятельности и социальной независимости, самодостаточности индивидов.

Коротко говоря, в индивидуалистических обществах поощряется личностная самоидентификация, то есть Я человека. И, напротив, в коллективистских (восточных) культурах желаемой целью социализации и психического развития служит коллективистская, групповая самоидентификация, то есть Мы. Здесь поощряется не независимость, а конформизм. Это, конечно, не означает, что в индивидуалистических обществах нет конформизма и групповой самоидентификации, или, что они здесь не ценятся. Выше уже отмечалось не раз, что без конформизма невозможно существование никаких человеческих сообществ. Дело просто в приоритетных социальных ценностях, господствующих в тех или иных культурах.

Вероятно, в силу того, что процесс социализации и психического развития тесно взаимосвязаны, сложившаяся ранее в социологии и психологии традиция ограничивала период социализации человека рамками детства и юности. Поэтому и проблема социализации рассматривалась, как правило, в курсах возрастной психологии или психологии личности периода взросления человека. Современные исследователи склоняются к выводу, что процесс социализации человека продолжается всю жизнь (Свенцицкий, 2004). Хотя, бесспорно, конечно, что в детстве и юности процесс социализации идет наиболее интенсивно и наглядно, производя самые ощутимые и качественные изменения в личности человека.

Я. И. Гилинский (1971) выделил ряд стадий социализации, которые проходит индивид в течение жизни:

1. ранняя (от рождения до поступления в школу);

2. обучение (с момента поступления в школу до окончания очных форм обучения и профессионального образования);

3. социальная зрелость;

4. завершение жизненного цикла (с момента прекращения постоянной трудовой деятельности в рамках официальных организаций).

А.Л. Свенцицкий отмечает в этой связи, что названные стадии соответствуют общепринятой периодизации человеческой жизни – детство, юность, зрелость, старость (Свенцицкий, 2004). Добавлю, что в каждом из этих периодов жизни человек является членом различных социальных групп: семейной, школьной, производственной, гендерной, возрастной и т.д. Следовательно, социализация индивида происходит не вообще в социуме, а в условиях членства в тех или иных группах. Это, разумеется, придает, специфический характер социализации каждого конкретного человека, предопределяет его индивидуальность и неповторимость.

Психологические теории социализации Традиционные психологические теории рассматривали социализацию как однонаправленный процесс, в ходе которого индивид подвергается социализации как со стороны общества в целом, так и со стороны общественных групп, организаций или отдельных людей, являющихся представителями этих групп (Даркин, 2001). Сам индивид при этом предстает либо как пассивное существо (в теориях научения), либо как существо изначально антисоциальное, чьи антиобщественные импульсы необходимо укротить и трансформировать в социально приемлемые формы поведения (психоанализ). В рамках психодинамического подхода (глубинная психология) имеется еще две оригинальных концепции социализации – адлерианская и райхианская, признающие изначально социальную природу человека, претерпевающую, однако, деформацию в процессе социализации. Понятно, что каждая из теорий акцентирует преимущественное внимание, как правило, лишь на отдельных аспектах социализации.

Теории научения Бихевиористское понимание сущности человека и его поведения основывается на двух базовых принципах, провозглашенных еще Джоном Уотсоном – основоположником бихевиоризма:

1. изначально человеческое существо представляет собой «чистый лист», на котором, разумеется, можно «изображать» что угодно;

2. поведение человека (как, впрочем, любого другого организма) всегда является реакцией на стимулы, причем, главными факторами, предопределяющими поведение, служат стимулы внешней среды.

Программным можно считать следующее заявление Уотсона: “Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и мой собственный мир, в котором я буду их растить, и я гарантирую, что, выбрав наугад ребенка, могу сделать его специалистом любого профиля — врачом, адвокатом, художником, торговцем, даже нищим или вором-карманником — вне зависимости от его склонностей и способностей, рода занятий и расовой принадлежности его предков” (Цит. по Шульц Д. и Шульц С., 1998, с. 299). Уотсон полагал, что главное для воспитательного и обучающего процесса — внешние обстоятельства, окружающие условия, в которых находится ребенок.

СОР - теории Основу современных теорий социального научения, как мы уже знаем, заложил открытый Г. Тардом “закон подражания”. Затем, уже в начале 40-х годов ХХ века, интерес к этой проблеме проявили Нил Миллер и Джон Доллард, которые обратили внимание на явление имитации в процессе социального научения (Александер Ф., Селесник Ш., 1995; Бандура А., Уолтерс С., 1984). Они высказали предположение, что социализация может быть понята на основе следующих базовых принципов: стимул, вознаграждение, подкрепление. При этом процесс социализации в значительной мере является результатом того, что детское подражание (имитация) получает подкрепление в любом случае, вне зависимости от того, специально подкрепляется поведение ребенка или нет. Так, например, ребенок может в чем-то подражать более старшим детям или взрослым и тем самым вызывать восхищение среди своих сверстников, получая, таким образом, подкрепление. Подобное подражание Миллер и Доллард посчитали особым случаем инструментального условного рефлекса, иначе говоря, одной из форм обычного инструментального научения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.