WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 35 |

У индивидов, объединившихся в группы, степень нетерпимости к инакомыслию возрастает многократно. Ведь люди в группе выступают уже не от собственного лица, а от лица группы. Это вселяет в них уверенность в своей абсолютной правоте, с одной стороны, а с другой — порождает неприязнь, а то и ненависть, агрессию ко всем тем, кто чем-то или в чем-то отличается, не соблюдает групповые нормы и вообще «не такой как все». «Белым воронам» всегда приходилось туго. Их осмеивали, изгоняли, преследовали, они всегда оказывались отверженными.

Все это давно было известно, но социальный психолог Стенли Шехтер (1951) решил с помощью экспериментального исследования продемонстрировать эффект отторжения инакомыслия в группе. В эксперименте Шехтера типичная группа участников состояла из девяти человек, трое из которых были негласными сообщниками исследователя. Каждый из них играл предписанную роль: один — конформиста, всегда соглашавшегося с шестью настоящими испытуемыми, другой — был «перебежчиком», который сначала спорил с группой, но потом, поддавшись давлению, уступал ей. Третий играл роль «диссидента», то есть постоянно несогласного с большинством человека, отстаивающего собственную позицию. По сценарию эксперимента участники должны были в группе обсуждать вопрос о том, насколько строго необходимо наказывать несовершеннолетнего нарушителя по имени Джонни Рокко (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000).

План эксперимента предусматривал создание и участие нескольких групп настоящих испытуемых. Все они продемонстрировали одно и то же отношение к «диссиденту». Вначале участники пытались его увещевать, но когда становилось очевидным, что переубедить «диссидента» не удается, группа начинала его бойкотировать. По окончанию дискуссии участники давали взаимную оценку друг другу. Понятно, что самое отрицательное мнение в группе сложилось об инакомыслящем диссиденте. Зато наиболее положительную оценку получал постоянно соглашающийся с группой «конформист».

Кроме того, члены группы не хотели иметь никаких отношений с «диссидентом» и в будущем. При составлении списков групп для решения предстоящих задач инакомыслящего участника в них не включали. Таким образом, несогласие с большинством заканчивалось для «диссидента» отвержением и изоляцией.

В реальной жизни подавляющее большинство людей боится стать изгоями, и этот страх побуждает их к конформизму. Индивиды предпочитают лучше следовать нормам группы, чем оказаться отщепенцами. Конформизм, таким образом, в данном случае является следствием нормативного социального влияния. И сам он, в свою очередь, выступает в качестве всеобщей социальной нормы человеческого поведения.

Степень подчиненности индивида групповым нормам зависит от различных факторов.

Один из них — размер группы. В целом можно сказать, что чем больше группа, тем сильнее ее влияние. Ведь по мере увеличения размера группы все больше становится приверженцев и защитников ее норм.

Понятно, что размер группы имеет значение лишь в том случае, когда ее члены воспринимаются как единое целое. Тогда давление группы ощущается человеком не как разрозненные влияния отдельных ее членов, а как единое общее влияние. И человек будет уже подчиняться или противостоять не «им» (т. е. индивидам), а «ей» (т. е. группе). Именно единство группы оказывает на каждого ее члена исключительно сильное давление.

Если же в группе нет единства, и она разделена на большинство и меньшинство, то уже каждая из этих подгрупп внутри группы начинает оказывать свое собственное влияние. В эксперименте Аша достаточно было, чтобы кто-то один из сообщников исследователя выразил несогласие с остальными членами группы, как степень конформности настоящих испытуемых резко шла на убыль. Ободренные поддержкой хотя бы одного члена группы, испытуемые чувствовали себя гораздо увереннее и начинали отстаивать свою позицию (Аш С, 1951). Тот же эффект продемонстрировал в своих исследованиях С. Милграм (Милграм С., 2000) Таким образом, в ходе исследования создавалась ситуация раскола группы на большинство и меньшинство. И меньшинство начинало оказывать свое собственное влияние.

Во взаимоотношениях индивида с группой обнаруживается еще одна закономерность. Чем больше расхождение между индивидом и группой, тем большее давление он будет испытывать.

Что, в свою очередь, станет побуждать его к проявлению большей конформности. И напротив, незначительные расхождения не вызовут усиленного давления группы на индивида. В этом случае группа будет более снисходительна и терпима. Следовательно, индивид, не подвергаясь усиленному давлению группы, проявит меньший конформизм.

Нормативное социальное влияние способно вызвать, как полагают Зимбардо и Ляйппе, внешний, показной конформизм. Продемонстрировав согласие с групповыми нормами, индивид получает одобрение, приязнь и принятие группы (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000). Но люди проявляют не только внешний конформизм. У них также развивается и внутренняя конформность.

Что их к этому побуждает Внутренние факторы конформизма Наиболее очевидной причиной, вызывающей внутреннюю конформность, является информационное влияние. Его действенность, как мы уже знаем, объясняется тем, что человек вынужден в своей жизни всецело полагаться на внешние источники информации. Получая знание о том, как необходимо поступать в той или иной ситуации, мы начинаем воспринимать эти сведения как норму, как эталон.

Но человек заинтересован в получении не просто информации о том, как вести себя. Он нуждается в знаниях о том, как вести себя «правильно», как поступать уместно. Сведения такого рода он может получить, только сравнивая себя с другими людьми, утверждает Леон Фестингер в своей теории социального сравнения. Действительно, процесс сравнения играет исключительно важную роль в формировании нашего самосознания. Кроме тог, сопоставив свое поведение с «правильным» поведением других людей, мы получаем уверенность в своей правоте, в том, что мы не ошибаемся. Для человека это важно, поскольку «безошибочное и правильное» поведение дает ему ощущение, с одной стороны, безопасности и предсказуемости мира вокруг, а с другой — уверенность, что он сам управляет своими жизнью и судьбой.

Таким образом, другие люди, группа выступают для индивида эталоном «правильности».

Соглашаясь с группой, поступая «как все», индивид получает и социальное одобрение, и ощущение своей правоты, «правильности», а, следовательно, и чувство безопасности (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000).

Еще один внутренний фактор конформизма также связанный с самосознанием, обнаружили Доминик Абрамс и Майкл Хогг (Abrams & Hogg,1990). По мнению этих исследователей, конформистское поведение можно объяснить также действием процесса самокатегоризации. Суть его в том, что мы бессознательно определяем себя как членов какихлибо групп. Вспомним, что и других людей мы воспринимаем точно также, т. е. определяем их как мужчин или женщин, как молодых или старых и т. д. Словом, мы относим их к той или иной категории людей.

Определив себя как члена какой-либо социальной группы, мы затем закладываем данную идентификацию в схему нашего самосознания, с одной стороны, а с другой стороны, начинаем приводить себя «в соответствие с группой». Ведь теперь принадлежность к группе становится важной чертой нашего самосознания, которое, как мы уже знаем, отличается устойчивостью, ригидностью. Коротко говоря, мы стремимся сохранить самосознание в неизменном виде. Нам нелегко и даже больно его менять.

Поэтому, согласно Абрамсу и Хоггу, человек будет всегда стремиться сохранить членство в группе, с которой он себя идентифицирует. Ведь только так можно подтвердить свое самосознание. А принадлежность к группе требует от человека соблюдения ее норм и правил, т. е.

стереотипного группового поведения. Отсюда следует, что конформизм неизбежен, т. к. именно он позволяет индивиду сохранить самосознание в неизменном виде, а в группе — единство.

Как правило, человек является членом одновременно нескольких или даже многих групп.

Это заставляет предположить, что членство в каждой из них находит отражение в его самосознании в виде множества идентификаций. Следовательно, один и тот же человек, находясь в различных группах, будет подчиняться нормам той группы, в которой он присутствует в данный момент. В семье он станет вести себя конформистски в отношении семейной группы, в студенческой группе будет следовать ее нормам, ну и так далее. И в каждом случае более влиятельными окажутся нормы той группы, членом которой индивид осознает себя в настоящее время.

Уже ранние исследования конформизма показали, что идентификация с группой усиливает проявление конформности. Так, в исследовании Дойча и Джерарда (1956), которое проводилось как инвариант эксперимента Аша, обнаружилось, что когда всех участников определяли как членов одной группы, то уровень их конформности заметно возрастал. Следовательно, можно предположить, что идентификация себя как члена группы (самокатегоризация), причем даже группы временной, созданной лишь в экспериментальных целях, уже была достаточным основанием для участников, чтобы включить эту идентификацию в самосознание. Высокий уровень конформизма, таким образом, объясняется тем, что испытуемые стремились поддержать, сохранить и защитить свое самосознание.

Принадлежность к группе, отраженная в самокатегоризации, влияла также на участников исследования Абрамса и Хогга (1990). Но в этот раз идентификация с группой способствовала проявлению не конформности, а антиконформизма. Данный эксперимент также проводился как инвариант, но уже исследования М. Шерифа. В темной комнате аутокинетический эффект наблюдали одновременно две группы — шестеро настоящих испытуемых и группа сообщников исследователя. Способствуя формированию группового объединения непосвященных участников, сообщники исследователя оценивали в своих ответах расстояние смещения света всегда на пять сантиметров больше, чем настоящие испытуемые. Так среди участников сформировалось две группы. Исследователи способствовали тому, чтобы между ними возникло противостояние. И вот, когда непосвященные участники начинали сознавать себя как членов одной группы, их поведение приобретало явно антиконформистский (по отношению к группе сообщников) характер.

Аналогичные результаты были получены в экспериментах С. Милграма, который задался целью обнаружить действие конструктивной конформности. Его исследования показали, что группа способна оказывать на индивидуума не только негативное, но и благотворное влияние, побуждающее его к гуманному поведению. Милграм назвал это явление «раскрепощающим эффектом группового давления» (Милграм С., 2000).

Конформизм и гендерные различия Ранние исследования индивидуальных различий в степени конформности однозначно подтверждали широко распространенное мнение, что женщины в целом более конформны, чем мужчины.

Однако Зимбардо и Ляйппе утверждают, ссылаясь, в частности, на исследования Качоппо и Петти (1980), что результаты ранних исследований вызывают сегодня сомнение, поскольку исследовательские процедуры проводились таким образом, что мужчины имели перед женщинами информационное преимущество. Проще говоря, женщины были более конформны потому, что меньше чем мужчины знали о предмете обсуждения, и им приходилось высказываться по «мужским темам», т. е. конформизм женщин объясняется информационным влиянием.

Но женщины-исследовательницы более осторожны в своих выводах относительно женской конформности. Так, например, Алиса Игли и Линда Карли полагают, что женщины, действительно, более конформны в ситуациях общения «лицом к лицу, глаза в глаза». Объяснение этому — нормативное влияние.

Более высокий уровень конформизма проявляют не только взрослые женщины, но и девочки-школьницы. Репликация исследования С. Аша, проведенная А.П. Сопиковым, где испытуемыми выступали школьники, выявила значимые гендерные различия в уровне конформизма: девочки оказались на 10% конформнее мальчиков (Баранов, Сопиков, 1970). Кроме того, исследователи отмечают, что ещё одним фактором, влияющим на уровень конформизма, является возраст. Закономерность здесь простая – чем меньше возраст человека, тем больше он склонен к конформизму, что вполне понятно. Как понятно и то, что влияние возраста на уровень конформизма никем из авторов не оспаривается.

Кстати, когда дело касается конформизма, вызванного нормативным влиянием, то данные практически всех исследований настолько однозначно свидетельствуют о более высоком уровне конформизма у женщин, что даже феминистски ориентированные авторы не оспаривают этого факта. Ему просто пытаются найти «хорошее» объяснение. Так, например, Кристина Маслач и ее коллеги объясняют это тем, что женщины более, чем мужчины, социализованы и поэтому всегда ориентированы на согласие ради сохранения единства группы. Поскольку группа требует подчинения, то женщина, скорее, предпочтет подчиниться и остаться в группе, чем настаивать на своем мнении и вносить, тем самым дисгармонию в сложившиеся отношения. Именно этот фактор, обусловленный гендерно-ролевыми нормами, по мнению Маслач, лучше всего объясняет женский конформизм. Женщины ценят согласие больше, чем независимость. Мужчины — наоборот. Правда, в этом рассуждении так и остается неясным, чем же тогда вызван нормативный конформизм мужчин Вместе с тем, мужчины, обладающие «феминными» качествами, конформны в той же мере, что и женщины. И напротив, женщины маскулинного склада также как мужчины более склонны к соперничеству и нонконформизму.

Глава 9. Групповые процессы Итак, мы выяснили, что человек в массе и группе ведет себя иначе, чем находясь наедине с собой. Чем это объясняется Конечно социальным влиянием. Но и сама группа, благодаря специфическому балансу сил социального давления функционирует совсем не так, как агрегатная, механическая совокупность индивидов. Жизнь группы протекает по собственным законам.

Причем выявленные социальными психологами закономерности протекания групповых процессов противоречат многим обыденным представлениям и даже здравому смыслу. Здесь впору вспомнить о введенном Р. Абельсоном понятии «психологика».

Действительно, в представлении подавляющего большинства людей единодушие и тесная групповая сплоченность однозначно положительные явления, желательное состояние. «Все как один», «сплоченный коллектив», «еще теснее сплотимся» – все это обороты из нашего недавнего официозно-идеологического языка, накрепко засевшие в сознании россиян. А вот Ирвин Дженис утверждает, что состояние сплоченности и единомыслия потенциально опасны и могут обернуться катастрофическими последствиями.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.