WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |

Предписанные схемы взаимодействия в группах Марджори Шоу называет системой коммуникации (1964). По существу, речь идет о том, как, по каким принципам распространяется в группе информация, какую направленность имеют информационные потоки. От этого зависит успешность или неуспешность группы. Исследовавший эту проблему Х. Левитт (1951) выделил наиболее типичных внутригрупповых систем коммуникации (Сollins B. & Raven B., 1969).

Рис.Приведенные схемы коммуникации делятся на два вида: централизованные и децентрализованные. Так, например, «колесо» является наиболее централизованной системой коммуникации. Как следует из рисунка (Рис. 1), периферийные члены группы здесь имеют возможность взаимодействовать только с человеком, находящимся в центре. Таким образом, они лишены возможности общаться напрямую.

Понятно, что индивид, находящийся в центре «колеса» обладает всей полнотой контроля – ведь к нему стекается вся информация. Он может делиться ею с периферийными членами, а может и не делиться. Именно такую систему коммуникации пытаются сформировать различные посреднические фирмы в торговле, в сфере услуг и т.д. Из литературы и кинофильмов известно также, что по принципу «колеса» или лучше сказать, «паука» могут создаваться шпионские или преступные группировки. Во всех этих случаях контроль над информацией наделяет властью.

Система «игрек» также жестко централизованная, да еще к тому же иерархическая, т.е.

более сложная. В нее могут быть включены сотни, а то и тысячи человек. Такая система коммуникационной сети типична для многих государственных, например силовых, структур.

Существует она также и в крупных высших учебных заведениях, где преподаватель имеет дело с кафедрами, кафедры – с факультетами и т.д. Как и в «колесе», лидирующее положение в «игреке» обеспечивается местоположением человека (или организационного звена) в иерархии. Чем ближе он находится к вершине, тем большей информацией, а значит и властью, обладает.

Более простая система – «цепь», так же относится к разряду централизованных. Главное положение здесь будет занимать человек, замыкающий цепочку.

А вот система «круг», напротив, не способствует, а препятствует появлению доминирующего лица или организационного звена. В группах, где существуют коммуникационные системы «круг» или «перекрестная», которые дают возможность любому члену группы взаимодействовать с любым другим, положение в системе коммуникации не обеспечивает индивиду возможности для доминирования. Здесь все имеют в равной мере доступ к информации. Поэтому в таких системах лидирующие позиции предопределяются не местом в системе, а личностными качествами, умениями, профессионализмом людей, входящих в группу.

Другими словами, в децентрализованных системах существует власть авторитета, в то время как в централизованных – авторитет власти.

Х. Левитт, говоря о том, какая система взаимодействия дает большее удовлетворение членам группы, отмечал, что центральные позиции в «колесе», «цепи», «игреке» приносят удовлетворение тем людям, которые их занимают. В то же время периферийные позиции людей не удовлетворяют. Ведь они не могут высказать свои взгляды, мнения, не могут влиять на события, принимать решения. Они не хотят оставаться безмолвными, поэтому в централизованных системах, как правило, идет борьба за лидирующие позиции, за более высокое место в иерархии.

Помимо этого в группах с централизованными системами коммуникации низкий уровень удовлетворенности членов может снизить их интерес и желание работать с максимальной эффективностью. Иными словами, в группах с централизованными коммуникативными сетями велика вероятность больших мотивационных потерь.

В группах с децентрализованными системами коммуникации, где удовлетворенность членов выше, вероятность мотивационных потерь снижается, но отсутствие централизации, официального руководителя (или руководителей), который должен координировать деятельность членов группы, ведет к росту координационных потерь. Позднее (в главе «Социальное влияние в группах»), где речь пойдет об эффективности групповой деятельности, мы вновь обратимся к проблеме мотивационных и координационных потерь и обсудим её более подробно.

Вместе с тем, децентрализованные системы дают всем членам группы одинаковые возможности для участия в совместных делах и для контроля. Поэтому членство в таких группах приносит людям больше удовлетворения.

Возвращаясь к вопросу об эффективности коммуникационных сетей, подчеркнем, что здесь все зависит от тех задач, которые выполняет группа. Централизованные системы («колесо», «цепь», «игрек») будут более эффективными, если группа выполняет относительно простые задачи. В этом случае централизация позволяет сделать меньше ошибок и быстрее достичь цели.

Однако когда задача усложняется, тогда централизованная система теряет свои преимущества. Направление всей информации через одного человека, занимающего центральную позицию, отнимает много времени и не дает проявлять инициативу остальным членам группы.

При решении сложных задач централизованное взаимодействие становится громоздким и неповоротливым.

Американские исследователи полагают, что для решения сложных задач лучше подходит системы «круг» или «перекрестная». Их преимущество в том, что они снижают отрицательные последствия в том случае, если группа лишится некоторых своих членов. Б. Ронзен и М. Дубник (1987) установили, например, что одним из факторов, приведших к взрыву американского челнока «Челленджер» был уход из команды обслуживания двух штатных сотрудников, которые отвечали за расчет соединения злополучных топливных баков, которые и взорвались. Без этих ключевых членов штата обслуживания внимание к изоляции соединения баков было ослаблено, а необходимая информация не передана соответствующим людям из команды обеспечения полета (Уилк Х. и Книппенберг Э., 2001).

Как видим, в некоторых ситуациях, когда решаются сложные задачи жестко регламентированное прохождение информации в организациях приводит иногда к драматическим последствиям. Вместе с тем, централизованные системы, конечно, имеют и свои преимущества.

Они состоят прежде всего в том, что позволяют лучше осуществлять контроль, делают группу более «управляемой». Но, выигрывая в одном, всегда проигрываешь в другом. Сильный контроль над группой приводит к его ослаблению над теми задачами, которые группа решает. Это особенно заметно в тех случаях, когда централизация коммуникационной системы группы осуществляется не в связи с требованиями задачи, а по другой причине: из-за отсутствия авторитета у руководителя, который таким образом пытается сохранить свое лидерское положение.

Таким образом, для решения сложных (структурированных, имеющих несколько вариантов решения, многоступенчатых, беспрецедентных и т.д.) задач лучше подходят группы с децентрализованными системами коммуникации. Видимо именно поэтому предложенная в 50-е гг. Алексом Осборном техника «мозговой атаки», осуществляемая группами экспертов с «перекрестной» системой коммуникации, получила впоследствии широкое распространение при решении сложных проблем в экономике, политике, социальной сфере.

О методе «мозговой атаки», а также вообще о деятельности групп мы поговорим в следующей главе.

Глава 6. Социальное влияние в группах Поскольку большинство видов человеческой деятельности носит коллективный характер и осуществляется в группах и группами, то систематизированные знания относительно процессов групповой деятельности дают возможность эффективно управлять групповыми процессами, улучшать, интенсифицировать деятельность групп, повышать их производительность и т.д.

Но для человека деятельность в группе – это, как правило, деятельность на людях, в присутствии других членов группы. Хотя на наше поведение оказывает влияние присутствие не только членов группы, в которую мы входим, но вообще любых людей. Собственно, исследования деятельности в условиях групп начинается с изучения влияния других людей на поведение индивида.

Влияние других людей В конце Х1Х века Норман Трипплетт обратил внимание на то, что присутствие других людей влияет на действия индивида. Причем, если французского психолога Густава Лебона примерно в то же время (1895), анализировавшего психологию масс, интересовали некие общие социальные закономерности массообразования как результата влияние людей друг на друга, то практичного американца Трипплетта привлекло другое, а именно: повышение эффективности деятельности людей в присутствии других индивидов.

Изучая спортивные результаты велосипедистов, Трипплетт обнаружил, что спортсмены, соревнуясь друг с другом в групповых заездах, добивались лучших показателей, чем в тех случаях, когда по одиночке просто ехали «на время». Основываясь на этом наблюдении, исследователь предположил, что присутствие других людей вызывает определенные изменения в деятельности индивида. Проверяя свою гипотезу, Трипплетт просил детей, чтобы они, соревнуясь между собой, сматывали рыболовные катушки. Затем он сравнивал результаты, достигнутые детьми либо в одиночку, либо в состязании. Данный эксперимент стал первой попыткой понять, как изменяется деятельность человека в присутствии других людей, причем не обязательно членов своей группы.

Трипплетт обнаружил, что большинство детей сматывали катушки быстрее, если при этом присутствовали другие дети. Позднее различные модификации этого эксперимента заложили эмпирическое основание для дальнейших исследований влияния в групповой деятельности.

Правда, начатые исследования давали противоречивые результаты. В одних случаях присутствие людей улучшало деятельность, в других, наоборот, ухудшало. Основываться на таких данных, иронично замечает Д. Майерс, все равно, что предсказывать погоду по принципу: завтра будет солнце, если не пойдет дождь (Майерс Д,, 1997).

Вследствие такой неопределенности результатов интерес к этой проблеме надолго угас.

Впрочем, к данной проблеме мы вернемся немного позднее, а пока постараемся понять, почему вообще присутствие людей влияет на наши действия.

Одним из первых это постарался объяснить в своей теории социального воздействия Биб Латанэ (Latane & Wolf, 1981). Он утверждает, что сила влияния других людей объясняется действием нескольких факторов:

1. Количеством людей;

2. Их пространственной близостью;

3. Их авторитетом и статусом.

Для иллюстрации совокупного воздействия этих факторов Б. Латанэ использует аналогию с электролампочками. Так же как количество света, падающего на поверхность, зависит от числа ламп, их близости к поверхности, мощности, социальное воздействие зависит от числа людей, их близости и степени влиятельности.

По мере того, как число людей увеличивается, возрастает и степень их влияния. Однако этот эффект имеет предел. Понятно, что увеличение количества людей от 1 до 5 будет более действенным, чем, скажем, с 20 до 25. А уж если говорить о трех- или четырехзначных числах, то действие эффекта возрастания количества людей, скорее всего, вообще прекратится. Ведь в самом деле, лектор навряд ли почувствует разницу между аудиторией из 200 и 250 человек. Хотя, конечно, разница в воздействии аудитории из нескольких сотен и нескольких тысяч человек будет все же довольно ощутимой.

Близость нахождения других людей менее сильный, но тем не менее, также действенный фактор. Одно дело, когда люди находятся в отдалении от вас, другое – когда они совсем рядом.

И наконец, третий фактор – степень влиятельности других людей. Он определяется статусом, властью, авторитетом и т.д. Одинаково ли вы будете себя чувствовать, выступая с докладом перед студенческой группой и перед собранием ученых Все эти факторы и по отдельности, и в совокупности оказывают на нас влияние. Причем в различных ситуациях это влияние будет неодинаковым. Ведь люди, присутствие которых воздействует на нас, могут выступать в разных ролях. Они могут быть просто зрителями, могут выступать как соперники - конкуренты и могут, наконец, являться членами нашей группы, с которыми мы вместе делаем общее дело. Каждая из названных ситуаций будет по-своему влиять на наши чувства и поведение. Поэтому имеет смысл коротко ознакомиться с эффектом влияния в каждой из перечисленных ситуаций.

Влияние зрителей Люди по-разному реагируют на внимание к себе со стороны окружающих. Одних оно беспокоит, заставляет смущаться, краснеть, заикаться, путаться в словах и действиях, даже испытывать состояние удушья из-за того, что от волнения у них перехватывает горло. Другие наоборот радуются, ощущают прилив энергии и начинают чувствовать себя увереннее и спокойнее, если заметили, что вызывают интерес.

Конечно, различия в реакциях на внимание со стороны людей может объясняться какимито устойчивыми личными особенностями. Например, уровнем тревожности, самооценкой и т.д. Но только диспозиционных причин для понимания этого феномена, видимо, недостаточно.

Ведь один и тот же человек, став объектом внимания, в некоторых случаях придет в замешательство, а в других, наоборот, испытает радостное возбуждение и уверенность в себе.

Хотя, разумеется, встречаются и такие люди, которые почти во всех ситуациях, заметив, что на них смотрят, становятся неуверенными, неловкими, смущенными. Есть индивиды и прямо противоположного склада, никогда не робеющие в присутствии людей – зрителей. Правда, в этом случае необходимо различать реальную безмятежность и напускную самоуверенность, браваду.

Отличить одно от другого несложно, если человек не просто присутствует на людях, а чтото делает, например, рубит дрова, строит дом, читает лекцию, поет песню, танцует и т.д. Так вот, если человек в присутствии зрителей и слушателей действительно ощущает прилив воодушевления и бодрости, то его деятельность улучшается, становится отточенной, вдохновенной, иногда просто блестящей. Деятельность артистов, спортсменов, преподавателей и т.д. по самой своей природе рассчитана на присутствие большого количества людей – зрителей и слушателей. Поэтому полные залы, стадионы, аудитории служат для них не только источником вдохновения, но и придают смысл всей их активности. Таким образом, для настоящего профессионала большое количество зрителей – хороший стимул для того, чтобы продемонстрировать свое умение.

Совсем другой эффект возникает когда за напускным спокойствием скрывается растерянность и неуверенность в себе. Следствием этого становится ухудшение деятельности, порой очень существенное, как бы при этом человек не бодрился. Одним из показателей неуверенности в себе является выступление «по бумажке». Для преподавателя это, кроме прочего, еще и демонстрация профессиональной несостоятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.