WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 35 |

Совокупность представлений Хаймена и Келли о референтных группах прекрасно иллюстрирует современное состояние российской массовой психики, для которой, как представляется, референтными являются две группы – криминальный мир и американское общество. Сочетание, конечно, странное, но тем не менее, это, вероятно, так. Поэтому в последнее время так много говорят и пишут о «криминализации» и «американизации» сознания россиян.

Что касается референтного влияния криминального сообщества, то наиболее отчетливо оно сказалось в массовом распространении и использовании специфического уголовного, лагерного жаргона (фени) и нецензурной лексики. Особенно популярен этот язык в молодежной среде. Но кроме того, он активно используется всеми группами населения в повседневной речи, в СМИ и даже в политической риторике. Широкая экспансия языка уголовников в разговорную практику всего общества – это лишь симптом. Он свидетельствует о том, что преступные установки, ценности, нормы поведения и т. д. для значительной части общества стали эталонными.

Можно ли расценивать это как готовность всех носителей «криминализованного сознания» влиться в ряды уголовных группировок Если исходить из критерия референтных групп Хаймена, то скорее всего, нет, хотя психологически они готовы к совершению преступлений и, судя по статистике, регулярно их совершают, так как считают преступное поведение вполне допустимым для себя. Тем не менее, вряд ли подавляющее большинство из них желает стать профессиональными, «институциализованными» уголовниками. Более того, даже те психического сопротивления Дж. Брема – Чалдини Р. «Психология влияния», в рамках когнитивистской концепции формирования социальных стереотипов – Нельсон Т. «Психология предубеждений».

немногочисленные носители «криминализрванного» сознания, которые готовы стать членами преступных групп, после вступления в них окажутся в другой ситуации, так что новые группы членства утратят для них «обаяние» референтности.

Ведь это известный факт – для самих членов преступных групп референтными являются не группы членства, а совсем другие группы. Например, политические или экономические элиты.

Проще говоря, бандиты ориентируются не на бандитов, а на «респектабельные» группы, в которые они и стремятся. Таким образом, референтное влияние преступных групп заключается в том, что для многих россиян они выполняют нормативную функцию.

А вот сравнительную функцию – и уже давно, выполняет американское общество. Не секрет, что несмотря на застарелую нелюбовь к Америке и американцам, именно американцы, как нация, являются для советских граждан, ныне россиян, эталонной группой, вызывающей недобрую зависть. Со времен «холодной войны», когда хрущевским руководством был выдвинут лозунг: «Догнать и перегнать Америку!», мы хотим быть такими же богатыми и процветающими, как американцы, хотим иметь так же много качественных и дорогих товаров и услуг и т.д. и даже американские свободу и демократию. Словом, россияне хотят жить по американски. Но в то же время, предпочитают вести себя как уголовники. Что и говорить, ситуация сложилась замысловатая! И, наконец, необходимо указать на деление групп по такому существенному основанию, как открытость-закрытость. Степень выраженности этого признака может широко варьироваться:

от абсолютно закрытых социальных групп (чрезвычайно редкий тип) до абсолютно открытых.

Но прежде о смысле, вкладываемом в оппозицию открытые-закрытые группы. Очень неожиданную трактовку этого признака дают Р.Л. Кричевский и Е.М. Дубовская (1991).

Указанные авторы говорят о «степени открытости, доступности группы влиянию окружающей её социальной среды, общества» (Кричевский, Дубовская, 1991,с.10). Правда далее авторы с облегчением приходят к выводу, что «в современном мире практически любая малая группа является открытой…» (Там же). Тогда вообще непонятно, в чем смысл данного деления, если открытыми являются все группы, за исключением семьи староверов Лыковых, убежавших в тайгу от Советской власти Только эту изолированную семейную группу названные авторы сумели отыскать в СССР в качестве примера «закрытой группы». А смысл, вероятно в том, чтобы, с одной стороны, обосновать и «подкрепить» очень глубокомысленное определение малой группы, данное Г.М. Андреевой с «марксистских» (советского образца) позиций.

Ну а с другой стороны, названные авторы, видимо, очень опасались, что в сферу внимания читателей попадут реальные, действительно закрытые группы советского общества, например, КПСС.

Вместе с тем, если говорить по существу, то фактическая открытость-закрытость групп определяется возможностью свободного вступления и выхода из них. И в этом смысле абсолютно закрытых групп очень немного. Примерами могут служить, пожалуй, лишь социальные касты. А вот относительно закрытых групп гораздо больше. Это всевозможные сословия, политические, преступные, религиозные организации и т.д. Особой разновидностью закрытых групп являются организации и объединения, вступление в которые, хотя и затруднено, но все же возможно, а вот добровольный выход практически невозможен. Те же члены группы, которые пытаются это сделать, подвергают себя большой опасности. К группам такого типа можно отнести различные преступные группировки, тоталитарные, диктаторские политические организации (пример – коммунистическая партия в Советском союзе и в других странах «социализма»).

Члены закрытых групп могут испытывать всевозможные положительные переживания – от осознания своей избранности, особости, сопричастности, от ощущения собственного превосходства над другими людьми. Но с другой стороны, они же подвергаются наиболее жесткому, тотальному давлению и контролю со стороны группы, что не может не отражаться на состоянии их психики.

К проблеме психологии закрытых групп мы еще будем возвращаться в дальнейшем. И, в частности, познакомимся с тем, чем может оборачиваться для общества и даже для человечества в Малая группа, это группа, в которой общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов» (Андреева, 1988,с. 288). Общий смысл определения таков: капиталистические бандиты и воры контактируют по-капиталистически, а социалистические – по-социалистически; капиталистические муж с женой вступают в контакт по-капиалистически, а социалистические – по-социалистически и т.д.

целом закрытость политических, правящих групп, для которых характерно возникновение такого феномена как групповое мышление (группомыслие).

Состав и размер группы Итак, мы выяснили, что группа предполагает взаимозависимость и взаимодействие своих членов, вследствие чего у них возникают общие переживания, развиваются и устанавливаются эмоциональные связи, а также формируются определенные групповые роли.

Вместе с тем, несмотря на сходство принципов формирования, группы отличаются друг от друга по многим параметрам. Они могут различаться по размеру, составу, т.е. по «внешнему виду» – возрастной, гендерной, этнической, социальной принадлежности своих членов. Кроме того, группы отличаются одна от другой структурно. Подробно о компонентах структуры мы поговорим ниже. Сейчас же обсудим более очевидную характеристику группы – ее размер.

Размер группы На протяжении всей истории изучения групп исследователи пытались установить оптимальный размер группы, необходимой для решения тех или иных задач. Но дело в том, что любая группа так или иначе участвует в решении каких-то задач и проблем для достижения своих целей. Вот только проблемы, решаемые различными группами, существенно различаются. У семейной группы они одни, у спортивной – другие, у учебной – третьи и т.д. Поэтому ставить вопрос вообще об оптимальном размере группы бессмысленно. Так что прежде чем говорить о размере группы, необходимо уточнить, о какой конкретно группе идет речь.

Вопрос о размерах группы – вполне прагматический. Чтобы в этом убедиться, достаточно задуматься о том, из скольких человек должна состоять академическая студенческая группа, чтобы каждый учащийся и группа в целом могли максимально эффективно пользоваться всеми учебно-методическими и научными ресурсами вуза А каким по численности должен быть школьный класс Американские социальные психологи (а мы уже знаем, что основной массив исследований групп приходится на США) традиционно занимались проблемой оптимального размера двух разновидностей групп. Во-первых, групп, предназначенных для решения интеллектуальных задач, а, во-вторых – жюри присяжных, которые, как известно, играют в американском правосудии исключительно важную роль, определяя виновность или невиновность подсудимых в наиболее громких и социально значимых судебных процессах.

Относительно первых, т.е. групп, нацеленных на решение интеллектуальных задач групп, высказывались различные точки зрения. Так, П. Е.Слейтер (1958) полагал, что наиболее эффективной является группа из 5 человек, которая занимается сбором информации, ее обсуждением и принятием решения. Основанием для такого вывода послужила серия экспериментов с дискуссионными группами. Изменяя количество участников дискуссии, Слейтер стремился определить оптимальный размер группы, работающей над решением интеллектуальных задач. Количество участников дискуссионных групп варьировалось от двух до семи человек, каждая группа проводила по четыре обсуждения. В результате ученый пришел к выводу, что пять человек наилучшим образом смогут решать интеллектуальные задачи.

В то же время А. Осборн (1957) утверждал, что идеальный размер такой группы колеблется от 5 до 10 человек (Kelley H. & Thibaut J.,1969).

К группам, решающим интеллектуальные задачи методом «мозговой атаки», мы еще вернемся в дальнейшем. Пока же попытаемся понять суть проблемы идеального размера жюри присяжных.

Дело в том, что традиционно в Англии, США и Канаде в судебном разбирательстве участвовало жюри из 12 заседателей, которые и должны были принимать единодушное решение.

Если же хоть один член группы был против, то решение жюри не вступало в силу. Но в 1966 г. в Великобритании изменились требования, и теперь необходимо было получить согласие лишь из 12 членов жюри. Дальше – больше, в 1970 г. Верховный Суд США постановил, что достаточно жюри из 6 человек и что оно способно так же успешно выполнять свою задачу, как и жюри из заседателей. Обосновывая свое решение, Суд ссылался на данные исследований, которые, как оказалось впоследствии, были основательно искажены.

Понятно, что компактное жюри из 6 человек быстрее и проще сможет достичь единогласия, но не придет ли эта простота в противоречие с принципами объективного правосудия Пытаясь понять, к каким последствиям в данном случае могло привести изменение размера группы Норберт Керр и Роберт МакКаун (1985) провели имитативное исследование, в котором студенты колледжа, выступая в качестве «жюри присяжных», рассматривали серию случаев «вооруженных ограблений». Участники должны были играть «жюри», состоящее из 3, или 12 человек, и рассматривать каждое «дело» в течение максимум 10 минут. Кроме того, Керра и МакКауна интересовал сам процесс рассмотрения дел, поэтому некоторые, выбранные наугад «жюри», принимая решения, применяли тайное, а другие открытое голосование (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000).

Хотя все вымышленные дела были составлены так, что по ним невозможно было прийти к однозначному решению (аргументы обвинения и защиты были уравновешены), тем не менее, некоторые из дел оказались для студенческого жюри легко решаемыми: по одним из них были приняты оправдательные, по другим – обвинительные решения. Помимо того, выяснилось, что размер группы влиял на принимаемые решения. Большие группы (12 человек) очень сложно и трудно достигали единогласного решения, в отличие от групп из 6 человек и уж тем более – из человек.

Более детально изучив аспекты различных «дел» и специфику самого процесса обсуждения, МакКаун и Керр обнаружили, что результаты тайного голосования зависели как от размера «жюри», так и от специфики рассматриваемого «дела». Когда случай был достаточно ясным, то способ голосования не влиял на исход решения. Таким образом, как показали результаты имитативного исследования работы судебного жюри, размер группы – это не просто ее описательная характеристика, он является важным фактором, влияющим на течение внутригрупповых процессов. Так, скажем, большой группе трудно принять единодушное решение.

Кроме того, если решение принимается путем открытого голосования, т.е. публично, а суть дела не очень ясная, тогда отдельные члены группы в небольших по размеру «жюри» легко уступают давлению большинства. Тайное голосование группы из 3 человек в неопределенных случаях приводило к тому, что дело так и оставалось нерешенным. В жюри большого размера, напротив, такое случалось редко, ну и т.д.

Жизненно важное значение численность группы приобретает в тех случаях, когда ей предстоит работать в экстремальных условиях. Это и подводные лодки, где и без того немногочисленный экипаж рассредоточен в автономных отсеках, орбитальные космические станции, арктические и антарктические экспедиции, грузовые и рыболовные суда, пограничные заставы, бункеры стратегических ракетных установок и т.д., словом, все те места, где люди длительное время находятся в условиях вынужденной групповой изоляции (Лебедев В.И., 2001).

Очень часто замкнутость относительно небольших групп, обусловленная либо техникотехнологическими, либо экономическими причинами, но также незнанием и равнодушием, психологической безграмотностью организаторов и руководителей, приводит к конфликтам, психическим расстройствам и заболеваниям, самоубийствам и убийствам среди членов групп, оказавшихся в изоляции. Это явление известный полярный исследователь Р. Амундсен назвал «экспедиционным бешенством», а другой, не менее известный путешественник Тур Хейердал – «острым экспедиционитом» (Лебедев В.И., 2001).

Чтобы снять остроту проблемы «экспедиционного бешенства» американские исследователи А. Харрисон и М. Коннорс (1984) рекомендуют там, где это возможно, например, на экспедиционных станциях Антарктиды, размещать максимально многочисленные группы.

Такие группы дают больше возможностей для широкого взаимодействия и общения (Harrison A. & Connors M., 1984).

Там же, где увеличение группы невозможно, например, из-за технических причин (скажем, экипаж космического корабля) психологи советуют формировать группы по принципу психологической совместимости (Лебедев В.И., 2001). Правда, задача эта до сих пор со многими неизвестными.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.