WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 18 |

Женщины России, по большей части, нуждаются в принятии и любви своих родителей, но стремятся к власти над появляющимися в их жизни мужчинами и детьми. Женщины России чаще всего деструктивно доминантны, главенствуя в семьях.

Это даёт повод исследователям говорить о российском матриархате, что, с другой стороны, может быть объяснено слабостью российских мужчин. Выйти на уровень самоосуществления, суметь органически сочетать потребность в любви и способность любить, проявлять волю к власти и в то же время проживать свою жизнь в соответствии со своим биологическим полом удаётся не так уж многим, даже если они хорошо – фундаментально, классически образованы. «Спящие личности», жертвы собственной слепой силы и собственных искажённых представлений о себе, о других людях и о жизни в целом, долженствующие и назидающие – женщины подобного типа встречаются гораздо чаще.

Возможно, кому-то эти выводы авторов покажутся спорными. Мы готовы к дискуссии. И в то же время предпочитаем продолжать работу по пробуждению в женщине её чувства собственного достоинства и развитию её самосознания, опираясь на имеющиеся в нашем распоряжении опыт зарубежных и отечественных специалистов. В частности, мы используем исследования житейских проблем женщин, особенности женской психологии и специфики межполовых различий, представленные в работах Барбары де Анджелис, Ш. Берна, Э. Берна, Д. Виткина, Д.

В. Колесова, В. И. Курбатова, А. Либиной, В. Лууле, Ю. Рюрикова, К. Хорни, Л. Хэй, Л. Т. Шинелёвой и др.

При организации группового общения и взаимодействия мы опираемся на технологию Э. Берна, И. Вачкова, К. Левина, К.

Роджерса, Н. Пезешкиана, К. Рудестама, И. Ялома и др.

Конкретные методы работы с женщинами в условиях группы разрабатывались нами с опорой на идеи психоанализа З. Фрейда, гештальт-терапии Ф. Перлса, психосинтеза Р. Ассаджиоли, трансактного анализа Э. Берна, конфликтцентрированной психотерапии Х. и Н. Пезешкианов, клиентцентрированной психотерапии К. Роджерса и др.

Цель их применения – расширение самосознания женщин, посещающих терапевтическую группу.

Круг вопросов, на которые женщины имеют возможность получить ответ в условиях группы, чтобы стать более осознающими и справедливыми в отношениях к себе и с окружающими, таков:

•Кто я Что я знаю о себе наверняка • Какая я как женщина Что именно во мне свидетельствует о том, что я женщина • Где я Каковы моё место и мои роли здесь •Зачем я здесь •Кто те другие, что рядом со мной •Чего я хочу Что я могу Что я должна •Какова жизненная стратегия моей личности •Как эта ситуация, в которой я сейчас нахожусь, наилучшим для меня образом может развиваться дальше •Что было бы идеальным решением всех моих проблем Как показал наш опыт, на проработку одних вопросов требуется больше времени, чем на осознание других. Это зависит от специфики группы и возможностей ведущего. Предлагаемый в главе III цикл занятий может быть обогащён по желанию пользователей и адаптирован применительно к условиям конкретной работы с женской аудиторией.

Несмотря на то, что у нас имеются соответствующие знания и опыт по ведению групповой работы, мы пришли к пониманию того, что наша российская действительность требует «изобретения велосипеда применительно к нашим путям-дорогам». По этой причине отправляем читателя к книге М. В. Фирсова, Б. Ю. Шапиро «Психология социальной работы: содержание и методы психосоциальной практики», которая в основном содержит описание зарубежного опыта психосоциальной работы, а в настоящем пособии предлагаем собственный опыт практической деятельности в русле этого направления, складывающийся в условиях г. Пскова. Мы надеемся, что в лице читателей он обрастет новыми инициативами.

Наш социальный проект не мог бы успешно реализовываться, если бы мы не получили доверие у женщин, посещающих наши группы;

не нашли понимание и поддержку в Псковском областном Центре семьи; если бы на нашем пути не встретились те, кто - набрал текст этой книги на компьютере (Котельников А. В.);

- помог его откорректировать (Александрова М. И., Николенко Е.В.);

- выступил в качестве рецензентов (профессор Беличева С.А., профессор Иванова С.П.);

- профинансировал издание (Управление социальной защиты населения Псковской области в лице его начальника Никитенко Н. В.);

- оказал содействие в публикации (Лещиков В. Н. – ректор Псковского государственного педагогического института).

С благодарностью и признательностью Н. И. Котельникова, Н. А. Рыбакова.

Глава I. История и причины развития женского группового общения и взаимодействия в России Глава I. История и причины развития женского группового общения и взаимодействия в России Положение женщины в семье, обществе, её взаимоотношения с мужчиной на протяжении многовековой истории было различными. От поклонения и обожествления до полного закабаления и заточения.

Если обратиться в глубь истории, к первобытнообщинному строю,то можно обнаружить, что отношения между мужчиной и женщиной были преимущественно равноправными. Люди объединялись в родовые общины, совместно вели домашнее хозяйство, ходили на охоту, имели общее жилище. Часто главой такой общины становилась женщина, так как именно на женщину накладывалась большая доля ответственности за выживание человеческого рода.

До принятия христианства на Руси у восточных славян, среди которых были распространены языческие верования, женщина занимала довольно почетное место в общественной жизни, о чем свидетельствует дошедший до нас былинный эпос. Ни былинная Авдотья-рязаночка, ни историческая Марфа-посадница не были похожи на забитых, неравноправных или приниженных женщин.

Историк Н. И. Костомаров, говоря о «Русской правде» (первый известный науке свод русских законов), пишет: «Замужняя жена пользовалась одинаковыми юридическими правами с мужчиной».

Грамотность или неграмотность в Древней Руси также не зависила от половой принадлежности. «Княжна Черниговская Ефросинья, дочь Михаила Всеволодовича, завела в Суздале училище для девиц, где учили грамоте, письму и церковному песнопению», - говорит тот же Н. И. Костомаров, основываясь на летописных свидетельствах.

Равноправие, а иногда превосходство женщины в семье были обусловлены экономическими и нравственными потребностями русского народного быта.

С началом периода феодализма на Руси положение женщин ухудшилось. Началось её закабаление, чему способствовала христианская идеология.

Два ветхозаветных библейских мифа: о сотворении женщины и её грехопадении – служат главным обоснованием не только её рабского положения, но и являются основой для отношения к женщине как к существу низменному, второстепенному, «орудию деторождения».

Примером из истории России, который ярко иллюстрирует жизнь и положение женщины в семье и обществе, является «Домострой». Основной метод воздействия на женщину по «Домострою» – побои. В нем подробно расписывалось, «как надо бить жену, чтобы не нанести увечий, которые могут устранить её от хозяйства». Женам даются подробные наставления, «как богу угодить и к мужу своему приноровиться». В повседневном быту русского средневековья господствовали ценности, представляющиеся современному сознанию второстепенными:

ведение хозяйства, надзор за челядью, рождение и воспитание детей. Вся эта сфера жизни людей зависела от женщины. Основную часть повседневного быта любой жительницы древнерусского государства и московитки XVI-XVII вв. занимала работа домашняя и вне дома. Она была формой выживания, заполняя подавляющую часть дневного, а зачастую и вечернего времени.

В XVII-XVIII вв. жизнь русской женщины регламентирует церковь. Женщина изолирована от общества, находится в полной зависимости от мужа и отца, «ведет затворнический», теремный образ жизни.

«Положение женщин весьма плачевно, - записал немецкий барон С. Герберштейн, - московиты не верят в честь женщины, если она не живет в заперти и не находится под такой охраной, что никуда не выходит. Заключенные дома, они только прядут и сучат нитки, не имея совершенно никакого голоса и участия».

Не только «терема», но и сама традиция, да и натуральная экономика способствовали замкнутости женского мира, отсутствию сферы реализации социальных талантов женщин.

Найти примеры противодействия идее «затворничества» достаточно сложно. Все примеры такого рода исключительны:

великие княгини Елена Глинская, Ефросинья Старицкая, Ирина Годунова… Но все же и « в среде московского боярства», и в среде «простецов» женщины искали пути социальной самореализации, в том числе с помощью простого расширения круга знакомств.

Несмотря на множество хлопот в течение дня, все они – соседки, родственницы, «знакомицы» – стремились к более частому общению, обсуждению всех новостей, к пустым, казалось бы, пересудам. Этим и объясняются и традиционные для московиток присылки друг другу «гостинцев»: получение их было поводом «отписать» благодарность, обсудить новости.

«Домострой», вслед за средневековыми учительными текстами, «осуждал женскую болтовню, призывая женщин «чужих вестей не сказывать», но в то же время все они признавали гостевание (от «вечерок» до званых обедов и пиров) одной из важнейших форм общения.» В семьях очень состоятельных купцов жили широко и много принимали.

В повседневном быту среднего и мелкого купечества и крестьянства было больше общего, чем различий. Будни сельских жительниц оставались нелегкими. Но несмотря на всю тяжесть повседневной жизни крестьянок, в ней находилось место и праздникам – календарным, трудовым, церковным, семейным.

Крестьянские девушки, да и молодые женщины, нередко участвовали в вечерних гуляньях, посиделках, хороводах.

Поздним вечером или в ненастье подружки-крестьянки (отдельнозамужние, отдельно- «невестящиеся») собирались у кого-нибудь дома, чередуя работу с развлечениями ( № 28,-с.123 ).

А.Ф. Можаровский, собиравший фольклорный материал в начале 70-х годов XIX в. в Казанском и Чистопольском уездах, писал, что «вечерами девицы сходятся для работы либо по очереди у каждой из них, либо у какой-нибудь бесхозяйственной бобылки-вдовушки или солдатки, у которой изба просторна и свободна как от малых ребятишек, так и от приплода домашней живности». Женщины вели беседы, делились своими заботами, обсуждали деревенские события, одновременно занимаясь какойнибудь работой. Все это способствовало более широкому общению жителей одного села.

В селе Овсорок Жиздринского уезда (Калужская область) посиделки собирались осенью в бане. Приходили на них только девушки. Работали при лучине, засиживались далеко за полночь.

Плели лапти, вили оборы, шили. Все виды работ сопровождались песнями.

К девичьим сборищам с работой, проходившим без участия мужской молодежи, были близки по характеру посиделки девочек-подростков. Они собирались в какой-нибудь избе, где главным в этом сборище была работа-старшие устанавливали обязательный «урок». Но находили свое место и игры.

В обществе ровесниц трудоемкая, утомительная работа проходила веселее, становилась доступнее, а развлечения придавали посиделкам и заманчивость.

На посиделках с работой оттачивались трудовые навыки, шел постоянный процесс передачи опыта. Одновременно обменивались песнями, сказками, былинами; новое поколение подростков приобщалось к устному творчеству. Разговоры на непраздничных «беседах» давали информацию, выходившую за пределы внутриобщинных интересов, формировали коллективное мнение молодёжи по многим делам.

Самым распространенным видом женского досуга в мещанских и купеческих семьях было рукоделие. С работой сочетали беседу, для которой сходились специально: летом у дома, в саду, зимой – в гостиной, у кого её не было – на кухне. Главными темами бесед у купеческих дочек и матерей семейств были не новинки литературы и искусства (как у дворянок), а житейские новости - достоинства тех или иных женихов, приданое, моды, события в городе, в том числе и матери семейств; развлекались игрою в карты и в лото.

Жизнь дворянки в имении протекала монотонно и неторопливо. Главное, что разнообразило подобную монотонность,– так это «торжества и увеселенья «, случавшиеся во время частых наездов гостей. Поводом для гостевания были и церковные праздники, и, часто, именины одного из членов семьи.

Время меж обильными обедами проводили в разговорах.

Женщины говорили о том, что их волновало, в том числе о хозяйственных делах. «Дамы в русском провинциальном обществе мало кокетничают» и, «если группа дам о чем-либо беседует, можно быть уверенными, что это дела, дела, дела!…» Особенно поразило одну заезжую иностранку «стремление русских провинциальных барынь сплетничать, вникая в детали частной жизни друг друга». Сопоставляя женские манеры русских и европейцев, англичанка отметила, что «русские часто собираются группами, шепчутся», однако же при этом живут настолько открыто, «что женщины входят без стука друг к другу», «часто целуют друг друга в обе щеки согласно моде, а не по любви.» Помимо разговоров формой совместного проведения досуга провинциальных помещиц были игры, прежде всего карточные.

Хозяйки поместий, подобно старой графине в «Пиковой даме», любили это занятие. «Вечером она выходила в гостиную и любила играть в карты, и чем больше было гостей, тем она была веселее и чувствовала себя лучше,» – вспоминала о своей тётке Е. П.

Янькова ( № 90, с.87). Англичанка, проводившая несколько месяцев в имении Е. Р. Дашковой, вспоминала: «Вернувшись (вечером, после прогулки) домой, мы пили чай, музицировали, играли в карты…». Если образ жизни провинциальных барышень и помещиц был не слишком скован этикетными нормами и предполагал свободу индивидуальных прихотей, то повседневный быт столичных дворянок был предопределён общепринятыми нормами.

И представительницы «высшего общества», и подражавшие им дворянки среднего достатка и знатности, жившие в городах, старались поменьше задумываться о делах управления имениями, состоянии финансов и всей «домашней экономики». Куда больше они волновались по поводу обустройства своего дома, готовности его к приёму гостей, а также состояния своих нарядов.

Умению «вписывать» себя в обстановку, вести беседу на равных с любым человеком - от члена императорской семьи до простолюдина - аристократок специально учили с младых ногтей.

Оценивая женский характер и его «добродетели», многие мемуаристы не случайно выделяли способности описываемых ими женщин быть приятными собеседницами. Разговоры оставались для горожанок XVIII в. главным средством обмена информацией и заполняли у многих большую часть дня.

В отличие от провинциально-сельского, городской образ жизни требовал соблюдения определённых этикетных правил и одновременно допускал оригинальность, индивидуальность женских характеров и поведения, возможность самореализации женщин не только в кругу семьи и не только в роли матери или жены, но и фрейлины, придворной или даже статс-дамы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.