WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |

дополнительным приемом оставалось использование синестезических комплексов, которые и тут продолжали «страховать» запоминание» [69, с.32]. Важно отметить, какую последовательность когнитивных операций выстраивает Лурия, анализируя технику запоминания бессмысленных стимулов, которую использует Шеришевский. Сначала происходит семантизация, и только затем осмысленные части материала превращаются в наглядные образы. Пример феноменальной памяти Шеришевского доказывает, что иначе, как в смысловом виде, информация в памяти не сохраняется. Подтверждением тому можно считать и другие описанные в литературе случаи выдающихся мнемических способностей [91, с.269–272].

Вполне резонны возражения тех, кто, признавая осмысленный характер произвольного запоминания, полагает, что всю феноменологию памяти нельзя сводить исключительно к опосредованным волей, а значит, и сознанием, формам запечатления. Известно, что при непроизвольном запоминании перед субъектом не стоит мнемическая задача. Его актуальная психическая активность локализована в русле, определяемом иными текущими познавательными целями. Несмотря на это, субъект способен запоминать, а в ряде случаев эффективность непроизвольного запоминания даже превышает эффективность произвольного. Однако, как убедительно показали экспериментальные исследования П.И. Зинченко, трактовка непроизвольного запоминания как непосредственного, автоматического, случайного, не контролируемого сознанием запечатления является в корне неверной. Зинченко экспериментально показал, что непроизвольное запоминание напрямую зависит от характера деятельности, в которую актуально включен человек. Иными словами, непроизвольное запоминание есть продукт этой деятельности. В свою очередь, такой вывод позволил Зинченко вывести весьма существенное в методологическом плане следствие, касающееся природы психического отражения. «Любое психическое образование...

является не результатом пассивного зеркального отражения предметов и их свойств, а результатом отражения, включенного в действенное, активное отношение субъекта к этим предметам и их свойствам. Субъект отражает действительность и присваивает любое отражение действительности как субъект действия, а не субъект пассивного созерцания» [49, с.474]. Выраженная в приведенных словах мысль означает, что психически здоровый человек в состоянии сознания независимо от того, на что направлено его внимание (ведь в факте непроизвольного запоминания субъект не ориентирован на решение мнемической задачи), всегда является по отношению к внешнему миру субъектно настроенным, познавательно заинтересованным, созидающим этот мир в актах осмысленной деятельности.

Идеи, близкие высказанной точке зрения относительно смыслового субстрата мнемики защищают и психофизиологи [89, с.68]. В своей работе они исходят из положения, что любая воспринятая информация является для субъекта информацией семантической: «…либо она уже имеет психосемантический эквивалент, либо, в случае новизны стимула, такой эквивалент сразу образуется за счет выделения общих признаков с возможными коннотатами. Так возникает смысл сигнала» [89, с.68]. Поскольку вся ранее полученная информация хранится в памяти, последняя представляет собой многомерное семантическое пространство, которое в содержательном аспекте заполнено семантическими элементами, «изменчиво связанными между собой». Многомерность памяти авторы видят в том, что один и тот же элемент может одновременно существовать в различных семантических сетях. Опираясь на анализ семантической природы памяти, указанные авторы формулируют ряд положений, лежащих в основе предложенной ими концептуальной модели психики. Некоторые из этих положений напрямую касаются рассматриваемой проблематики.

• «Все категории психического являются дериватами многомерных связей памяти, представляющей собой непрерывную самоорганизующуюся семантическую систему с многомерными связями между ее элементами.

• Семантическая память может быть представлена как статический континуум, только если она пассивирована (например, в состоянии глубокого наркоза); в активной форме память представляет собой непрерывно флюктуирующий процесс взаимодействия семантических элементов.

• Психосемантические элементы представляют собой сугубо информационные образования, каждое из которых в активной памяти не может существовать само по себе, но только в связи с другими элементами.

• Количественная представленность одного психосемантического элемента в различных измерениях семантической памяти (или количество его связей с другими элементами) может быть измерена экспериментально и соответствует эмпирическому понятию «значимость сигнала».

• Не имеет значения, какова физическая природа носителя семантических элементов психики (нейрохимический код или незатухающая реверберация возбуждения).

• Всякая однажды воспринятая семантической памятью информация приобретает психосемантический эквивалент, совокупность которых, накапливаемая по мере развития особи, и составляет суть явления отражения, т.е. внутреннюю картину мира.

• Процесс памяти непрерывен: нельзя разорвать его, кроме как разрушив материальный субстрат памяти» [89, с.72].

Все положения данной модели согласуются с тем, что уже было ранее сказано. Но следует также отметить то обстоятельство, что признание смысла в качестве собственного субстрата памяти не является самоценной задачей. Почему именно смысл должен выступать содержательным элементом опыта, зафиксированного в памяти Почему так существенно для объяснения логики познавательной деятельности сознания принятие смысла в качестве онтологического основания человеческой психики Выбор смысла как психического субстрата является теоретической предпосылкой решения задачи интеграции в одном концептуальном построении идеи о смысловом характере памяти и представлений о функциях, реализуемых сознанием, специфика которого не может мыслиться вне природы того материала, из которого строится мир психической реальности [3].

§5. Память и время.

Феномен времени привлекал к себе внимание во все периоды развития как философской, так и научной мысли. Бесспорно, время – одно из самых загадочных явлений. Неслучайно самые разные научные дисциплины, такие, как история, философия, физика, изучают природу и феноменологию времени. Загадке времени посвящено значительное количество исследовательских работ [7, 19, 30, 94, 119].

Говоря о психологических исследованиях, следует, прежде всего, отметить, что в большинстве случаев психологов интересует феноменология субъективного оценивания временных микро- и макро-интервалов. Существующие методы исследования в психологии разработаны как раз с целью определения точности или адекватности оценивания. Точность субъективного оценивания может служить эмпирическим индикатором различных психологических образований:

установки, эмоционального состояния, особенностей темперамента, интереса к выполняемой деятельности и т.д.

Всякий раз, когда в исследовании, независимо от целей и используемой экспериментальной парадигмы, выявляют представления субъекта о времени – изучается психологическое время (См., например,[60, 61]). Данных эмпирических исследований, проводившихся в этом русле, в психологии накоплено большое количество. С.Л. Рубинштейн еще в году предложил индуктивный закон, согласно которому «чем более заполненным и, значит, расчлененным на маленькие интервалы является отрезок времени, тем более длительным он представляется» (Цит. по: [26, с.163]). Этот закон, по мнению С.Л. Рубинштейна, определяет закономерность отклонения психологического времени воспоминания прошлого от объективного времени. По сдвигам в воспроизведении длительности событий можно косвенно также судить и об отношении человека к этим событиям. Кроме того, установлено, что при воспоминании о событиях прошлого имеет место большая точность в отображении последовательности событий по сравнению с временной длительностью.

Существенно меньше научно-психологических работ посвящено анализу психического времени. Нельзя не согласится с А.Г. Асмоловым, который заметил: «О природе времени в психологии известно до обидного мало» [15, с.283]. Психическое время представляет собой текущее настоящее, или иначе, время, когда реализуется актуальный познавательный акт. В свою очередь, специфику психического времени можно раскрыть только в связи с обсуждением роли памяти в общей логике познавательной деятельности, поскольку любые психические формы познания органически включают в себя мнемическую функцию. Память обеспечивает возможность работы сознания в актуальный момент времени. Какой бы психический процесс мы ни рассматривали, мы неизбежно обнаружим включенность памяти в этот процесс в качестве непременного условия его построения. А сам осознанный результат познавательной активности, будь то образ или мысль, возникает только благодаря непосредственному участию памяти. Рассмотрим, к примеру, процесс формирования осязательного образа. В каждый момент времени до завершающей стадии опознания предмета, который человек ощупывает рукой, только некоторые участки кожной поверхности соприкасаются с некоторыми участками поверхности предмета. Так происходит не только при пассивном осязании, когда предмет покоится на руке, т.е. стабилизирован относительно рецепторного участка кожи, но и при активном осязании. В последнем случае формирование адекватного осязательного образа проходит несколько стадий, завершающей из которых является опознание. Пространственная структура осязательного образа, равно как и зрительного перцептивного образа, дается в осознании симультанно, хотя складывается во времени. Решение проблемы загадочной трансформации временной последовательности тактильных ощущений в пространственную одновременность осязательного образа связано напрямую с прояснением механизма взаимодействия сознания, реализующего в актуальный момент познавательный акт (акт понимания) и памяти, которая сохраняет знание о содержании этого процесса до момента возникновения интегрального эффекта осознания. Любая сознательная активность, которая сопровождается чувством субъективной очевидности происходящего, будь то процесс представления или решение мыслительной задачи, построение предметного действия или же эмоциональная активность, протекает во времени, что предполагает необходимость различения моментов «до» и «после». Поэтому можно определенно утверждать, что память имеет теснейшую связь с психическим временем.

Изменение в состоянии взаимодействия сознания со средой является базовым условием существования любых форм психического отображения реальности. На это указывал еще Б.Г. Аннаньев [13, 12]. Потерю чувствительности вызывает не только дефицит информации, что продемонстрировано неоднократно в экспериментах по сенсорной и перцептивной депривации, но и неизменность стимуляции [4, 5]. Только через изменение возможна психическая репрезентация. Отсюда следует важный вывод: стабилизированные относительно психики явления не осознаются. Органы чувств непосредственным образом связаны с органами движения: неподвижный глаз слеп, а неподвижная рука перестает быть орудием познания. Моторные процессы непрерывно участвуют в ходе построения психической проекции объектов предметной действительности. Моторика встроена в познавательные контуры сознания. Подтверждением значимой роли изменений в психической жизни человека могут являться факты утраты способности к осознанному восприятию стабилизированных изображений на сетчатке глаза и стабилизированных предметов (кольцо, часы) относительно рецепторного участка тела. Монотонный звук уже через короткое время перестает субъектом осознаваться. В диапазоне сенсорноперцептивных форм познания к аналогичным феноменам следует отнести потерю вкусовой чувствительности к тем вкусовым агентам, что в течение какого-то времени вызывали определенные вкусовые ощущения; утрату обонятельной способности при различении запаха, который на протяжении некоторого времени окружает человека. Необходимость изменений обусловливает не только эффекты осознания в диапазоне чувственных форм отображения реальности. В психологии мышления описан феномен семантического насыщения. Так, если какое-то слово повторять подряд несколько десятков раз, оно субъектом обессмысливается, хотя, понятно, что вследствие этого не утрачивает своего значения, так как значение принадлежит слову. Интересно, что психологами до сих пор не предложены сколь-либо состоятельные объяснения этого феномена. Ссылка на то, что многократное повторение слова или фразы вызывает привыкание, только усложняет проблему, поскольку в этом случае требует объяснения сам механизм такого привыкания. Привыкание как объяснительный принцип само нуждается в объяснении. Если признавать доминирующую роль познания в функционировании психического аппарата, то следует задаться вопросом: «Почему стимульная информация, лишенная новизны, уже однажды осмысленная, перестает осознаваться в дальнейшем аналогично тому, как это происходило ранее» Если изменение состояния взаимодействия между человеком и внешней реальностью является необходимым условием самого существования психической проекции этой реальности, следовательно, возможности сохранения прошлого опыта в памяти должны быть обусловлены когнитивными механизмами отображения времени, так как в явлении изменения заключена природа времени.

Только благодаря восприятию времени в более широком смысле слова, его отражению в ходе познавательных процессов происходит и психическое отображение того, что изменяется с течением времени. Отражение изменения (можно также говорить об отражении движения) является первичным по отношению к самой воспринимаемой, представляемой или мыслимой реальности. В этом смысле в памяти хранятся следы отображения изменения объектов отражения. Динамика этих изменений в интервалы времени различна в зависимости от того, на каком уровне психического реализуется познавательная активность.

Если память запечатлевает и хранит смысл психических переживаний событий прошлого, а само отражение объективной реальности производно по отношению к эффектам отражения физического времени, за которое происходит последовательная смена состояний объекта отражения, следовательно, и организация памяти может быть понята только исходя из представления о психическом времени, в котором существует смысловая реальность.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.