WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 16 |

Само понятие «психическое время» было введено Дж. Уитроу, которому принадлежит многостороннее освещение проблемы времени в контексте философии естествознания [93]. В результате анализа феномена психического времени Уитроу приходит к констатации, что восприятие, да и в целом осознание чего-либо в настоящем неизбежно требует присутствия в актуальный момент времени событий, уже ранее произошедших, так как восприятие времени - это восприятие комбинации, состоящей из длительности, последовательности и одновременности: «Сначала нам необходимо отметить тот факт, что прямое восприятие изменения, хотя оно определенно обнаруживается в виде последовательности, требует одновременного присутствия при нашем осознании событий в другой фазе представления. Комбинация одновременности и последовательности в нашем восприятии означает, что время нашего сознательного опыта больше похоже на движущуюся линию, чем на движущуюся точку» [93, с.102]. Уитроу выделил самое важное парадоксальное свойство памяти, которое можно назвать «свойством обратимости времени», поскольку именно память сохраняет последовательность событий и организует эту последовательность в симультанную структуру настоящего. Как писал Уитроу, «если два события представляются происходящими последовательно, тогда, как это ни парадоксально, они должны также мыслиться одновременно» [93, с.99]. Именно Уитроу наглядно продемонстрировал, каким образом память связана со временем, и впервые раскрыл характер этой связи, указав, что прошлое, представленное как последовательность и длительность событий, оживает в настоящем в виде одновременной структуры прошлого опыта.

Память как бы симультанирует сукцессивный ряд событий прошлого. То, что происходило в течение времени в прошлом, сконцентрировано в настоящем в эффекте одномоментного присутствия прошлого в актуальном текущем настоящем.

Самой простой и наглядной экспериментальной демонстрацией такого рода симультанирования сукцессивного ряда моментов прошлого является феномен стробоскопического движения. Если последовательно предъявлять испытуемому два световых стимула, то восприятие этих стимулов будет зависеть от того, какой временной интервал их разделяет. При интервале более 60 мс стимулы будут восприниматься как две последовательно загорающиеся точки, то есть сукцессивно. При интервале менее 30 мс последовательность действия стимула испытуемым не будет отмечаться, восприятие в данном случае становится симультанным. В диапазоне от 30 до 60 мс будет наблюдаться кажущееся движение. Иллюзия кажущегося движения имеет место также при восприятии киноизображений, где эффект движения создается благодаря последовательной демонстрации неподвижных изображений с определенной частотой. Кажущееся движение обнаружено и в других модальностях, например, в осязании. Если с определенной скоростью поочередно прикасаться к двум точкам кожной поверхности, создается ощущение движения стимула из одной точки в другую. Аналог кажущегося движения для слуховой модальности может быть продемонстрирован посредством последовательного предъявления двух звуковых сигналов (например, щелчков), сначала на левое, а затем на правое ухо через короткий промежуток времени. В этом случае такие звуковые сигналы будут восприниматься как один сигнал, движущийся сквозь голову [59, с.44]. Уместно вспомнить, что первые экспериментальные исследования в психологии, проводимые в лаборатории, а затем институте экспериментальной психологии В.Вундта, касались слухового восприятия. Используя простейшие методические средства, в частности метроном, Вундт пытался определить, сколько ударов метронома, которые, естественно, во времени следуют друг за другом, удерживается одномоментно в сознании воспринимающего их человека. Кроме того, анализируя опыт восприятия ряда ударов метронома и сопоставляя величины двух таких рядов, Вундт сделал важный вывод: для того, чтобы установить равенство двух рядов, необходимо, чтобы «каждый из них был дан в сознании целиком» [31, с.12-14]. В эффекте целостной временной симультанности интегрируются все части сукцессивного ряда, воспринятого в предыдущие моменты времени. В феноменах кажущегося движения проявляется сочетание симультанности восприятия и отображения последовательности отображения, которое было бы невозможным без участия памяти. Таким образом, в эффекте временной симультанности присутствует весь сукцессивный ряд изменений состояния объекта отражения. Без участия памяти восприятие, становясь дискретным, лишалось бы всякой осмысленности. И в каждый такой дискретный момент были бы абсолютно невозможны эффекты осознания. В настоящем есть то, что непосредственно относится к прошлому и к будущему, поэтому о психическом времени можно говорить только как о величине, постоянно обращающейся. И никогда нельзя указать все возможные вектора обратимости психического времени, так как оно не только не носит однонаправленный характер, но, по всей видимости, в каждый момент является перманентно многонаправленным. Нужно помнить обо всем прошлом и будущем, чтобы быть в настоящем.

Психическое время - это всегда психическое настоящее.

В.А. Ганзен определял настоящее время как пересечение прошлого и будущего [34, с.45], что предполагает присутствие в настоящем моментов прошлого и будущего. Опыт прошлого, оставаясь прошлым, всегда присутствует в настоящем, и только в силу этого любые познавательные и иные действия человека приобретают осмысленность. В противном случае субъект познания и деятельности оказывался бы всякий раз в ситуации, где он лишен всяких опор понимания. Он каждый раз имел бы перед собой неузнаваемый мир. Поэтому в психическом времени необходимо присутствуют прошлое и будущее. Реанимированное прошлое в психическом времени, становясь настоящим, тем не менее, не перестает быть прошлым, и в этом состоит один из загадочных парадоксов собственно человеческой памяти.

Парадоксальная отнесенность событий прошлого и событий будущего к прошлому и будущему времени при их актуальной представленности в психике в наличный момент совершающегося времени есть опознавательное свойство памяти именно как психического феномена в отличие от других видов сохранения и воспроизведения информации, например в отличие от генетической, безусловно-рефлекторной, условнорефлекторной разновидностей биологической памяти или памяти технических систем. Благодаря такой парадоксальной отнесенности опыта прошлого и виртуального, прогнозируемого опыта будущего к прошлому и будущему при существовании этого опыта в настоящем, обеспечивается не только сплошность человеческой жизни и, в определенном смысле, сплошность культурного развития человечества, но и создаются условия, при которых в каждый момент времени человеку дана вся жизнь целиком. Прошлое дано носителю сознания как «настоящее прошлого», будущее – как «настоящее будущего». Поэтому «жить», конечно же, означает «жить в настоящем». В свою очередь, единственная возможность существования в настоящем предполагает необходимость всякий раз выстраивать мир заново.

Прошлое и будущее совершаются в каждый момент настоящего.

И пока человек жив, ничто в его жизни не может принять окончательно завершенный вид. Это в полной мере касается и событий уже прожитой жизни, так как «всякое воспоминание подкрашено тем, что есть человек сейчас...» [101, с.131].

Понятно, что воспоминание может быть «подкрашено» самыми различными цветами, от черного до розового. По этому поводу меткие замечания мы находим у М.К. Мамардашвили. «Еще ничего не решено в мире, - отмечал он, - в том числе и прошедшее время. Оно впервые сейчас сбывается: сбывающийся смысл прошлого и будущего. А в состоянии трагически напряженной амехании, выведенном на точку во вне, мир не движется, не действует, не функционирует, … а именно сходится, собирается в со-знании (внутренняя точка)» [71, с.9].

Прошлое - это и то, что произошло секунду назад, и то, что отделяет от текущего момента несколько месяцев или десятки лет. Е.А. Громова, характеризуя связь памяти и времени, в частности, пишет: «…события, запечатлеваемые в нашей памяти, имеют определенную метку времени. … Когда мы хотим вспомнить какой-то фрагмент нашей жизни из прошлого, мы можем определить, какое событие чему предшествовало, т.е. с достаточной точностью можем восстановить хронологию событий, относившихся к отдаленному прошлому. Таким образом, хотя у человека и нет специального «временного» анализатора, подобно слуховому, зрительному, вкусовому, способность каким-то путем отсчитывать время существует» [38, с.22, 23]. Поэтому следы памяти, хранящие опыт прошлого, организованы в многослойную смысловую структуру, имеющую свою метрику времени.

Как уже отмечалось, память в аспекте сохранения информации можно рассматривать как бессознательное семантическое хранилище. Пожалуй, первым аналогичную мысль выразил в работе «Две памяти» А. Бергсон. Он указывал, что «идея бессознательных психических состояний встречает в нас обыкновенно энергичное сопротивление, и это потому, что мы привыкли считать сознательность существенным признаком психических состояний, так что, по господствующему мнению, психическое состояние не может перестать быть сознательным, не переставая вообще существовать. Но если сознательность есть лишь характерный признак настоящего, то есть действительно переживаемого, то есть действующего, то не действующее, даже выходя из сферы сознания, вовсе не обязательно должно в силу этого прекратить всякое вообще существование» [18, с.278].

Бессознательное содержание не пассивно по отношению к процессам сознания, оно является латентно действующим.

Эмпирических данных, доказывающих это в психологии, предостаточно. Ранее пережитое никуда не исчезает, и в каждый наличный момент времени также существует, как существует актуальное содержание сознания. Бессознательное может быть описано как семантическая структура памяти, то есть, в содержательном аспекте, как прошлое сознание. (Следовательно, сознание - это будущее бессознательное, так как в последующие за текущим моменты времени содержание сознания будут составлять иные смысловые образования.) Присутствуя в каждый длящийся момент психического времени, память, тем самым, реально участвует в работе сознания, реально обеспечивает понимание, включаясь во все психические процессы, реализующие познание и моторную активность субъекта.

Поэтому, без сомнения, память является стержневым психическим образованием, имея свое «представительство» на всех уровнях психической организации человека. Память в отношении к психическому времени следует оценивать на основе разной степени устойчивого влияния на работу сознания различных смыслообразований бессознательного. И, по всей видимости, чем дольше формируются соответствующие смыслообразования (например, личность), тем важнее затем влияние таких смыслообразований на работу сознания.

Проблема психического времени в современной психологии еще недостаточно осмыслена. Хотя, надо сказать, попытки теоретического осмысления феномена времени предпринимались еще с конца XIX века. Кроме Вундта в этой связи можно назвать Г. Челпанова, который придерживался радикальной точки зрения: времени вне сознания не существует. Иначе говоря, Челпанов отрицал факт существования физического времени [98].

Л.М. Веккер, пожалуй, один из немногих, кто сделал в психологии предметом самостоятельного анализа связь памяти и психического времени [26, 27]. Обобщая философские взгляды и эмпирико-психологические данные, Веккер на основании анализа возникновения сенсорного времени вследствие отражения движения и связи этого базового, генетически исходного сенсорного эффекта отражения с памятью, приходит к заключению, что психическое сенсорное время неотделимо от прямого отображения движения. Следствием такого вывода является то, что «отображение длительности, последовательности и одновременности в структуре сенсорного времени взаимно необособимы. Временная длительность автоматически включает в себя последовательность. В свою очередь, сенсорная последовательность как отображение последовательности физической по необходимости включает в себя элементы одновременности, в рамках которой могут быть сопоставлены моменты «раньше» и «позже». Речь идет здесь, таким образом, о специфическом сочетании временной длительности, то есть метрики времени, временной последовательности и временной же, а не пространственной одновременности» [27, с.543].

Фиксацию временной последовательности, то есть знание о том, что за чем следовало или чему предшествовало, Веккер фактически и называет основанием процессов памяти.

«Сенсорное отображение времени составляет основу процессов памяти» [27, с. 543]. «Сенсорное психическое время - это не временная характеристика воздействующего на сенсорный орган объекта-раздражителя», так как, согласно самым общим опознавательным характеристикам психического, любое психическое явление, в том числе и время, в своих результирующих, итоговых проявлениях может быть атрибутировано на языке внешней относительно психики реальности, хотя при этом, будучи в своих интегральных характеристиках отнесенными к объекту, психические явления, конечно же, являются свойствами их носителя. По отношению к отражению времени это в той же степени обязательное требование. Психическое время - это время, в течение которого реализуется психическая активность субъекта познания и действия, и вместе с тем, психическое время - это психическая проекция физического времени. И, как справедливо указал Веккер, «временная характеристика объекта отражения относится к категории времени физического» [27, с.548].

Обратимость психического времени является специфической характеристикой времени, относящегося именно к категории психического, а не физического. Существует два направления движения в структуре сенсорного времени. От настоящего к прошлому и от настоящего к будущему. Направление от настоящего к будущему представлено процессами опережающего отражения (сенсорной экстраполяцией), или, в более широком смысле слова, процессами вероятностного прогнозирования, в терминах Выготского (с оговорками) - «актуальным будущим полем». Формирование свойства обратимости в ходе онтогенеза, «его развитие и усиление, доведение до максимально возможных форм составляют одну из главнейших характеристик психического развития», - отмечал Л.М. Веккер [27, с.553].

На исключительно важную роль, которая принадлежит памяти в расширении границ знания и увеличении планетарных возможностей человека, указывал Н.Н. Моисеев, прямо связывающий развитие форм памяти с процессом эволюции.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.