WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

Экзистенциальный взгляд на беременность связан с тем, что, не смотря на непродолжительность ее срока (относительно всего жизненного пути женщины и даже относительно ее фертильного периода), все же вынашивание плода рассматривается как кризисный период в жизни не только женщины, но и ее микросоциума.

В этот период актуализируются три основных психологических проблемы:

1) принятие себя в новом состоянии беременности; 2) принятие новой жизни – ребенка в себе; 3) принятие окружающего мира в состоянии беременности. В одном случае решение этих психологических проблем может привести к сдвигу в развитии женской идентичности, повышению личностной зрелости, росту самооценки, в другом – к патологическому разрешению ранних конфликтных материнскодетских отношений.

Обобщение многочисленных точек зрения по определению психологической трактовки периода беременности позволило сделать вывод о том, что этот онтогенетический этап можно назвать, пользуясь терминологией Р. Раппорта, «нормальным» или «нормативным» кризисом, требующим мобилизации адаптационных механизмов личности беременной женщины и ее микросоциума.

2.2. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ФЕНОМЕНЕ БЕРЕМЕННОСТИ В КОНТИНУУМЕ «БОЛЕЗНЬ – ЗДОРОВЬЕ» И ИХ СООТНОШЕНИИ В настоящее время активно разрабатываются, дополняются и уточняются теоретические психологические позиции проблемы соотношений в диаде «здоровье – болезнь», введенные в практику Р. А. Лурия, Н. Н. Николаевой, А. Ш. Тхостовым, В. А. Ананьевым. Наиболее интересным, на наш взгляд, является представление о здоровье и болезни как определенных соотношениях в континууме, ограниченном двумя полярными точками «состояние здоровья» и «состояние болезни». По мнению И. В. Давыдовского [12] в пространстве между полюсами располагается множество третьих «промежуточных» состояний – «…состояний не-здоровья и не-болезни, – указывающих на особые формы приспособления, близкие то к здоровью, то к заболеванию и все же не являющимися ни тем, ни другим».

Третье состояние человека имеет ряд существенных отличий и от здоровья, и от болезни. Оно может сохраняться месяцы, годы. Находясь в этом состоянии, человек располагает ограниченными психофизическими возможностями, заложенными в него природой.

В клинической медицине принято определять такие состояния как предболезнь (И. И. Брехман, В. П. Казначеев, С. Б. Семичов и др.), представленную ситуацией динамического взаимодействия процессов патогенеза и саногенеза. С психологически ориентированных позиций третье состояние может быть представлено как процесс адаптации с возрастающим риском ее нарушения, то есть состояние, не дошедшее до нозологической стадии, но уже не соответствующее здоровью. Таким образом, третьи состояния имеют характер некоторой неопределенности, когда еще не достигнута полярная точка континуума, и состояние не приобрело явной, однозначной формы.

Исходя из вышеизложенного и опираясь на сформировавшуюся в клинической медицине и психологии концепцию предболезни, определяющей в качестве одного из ведущих факторов формирования патологии состояние психической дезадаптации (в том числе и при соматических заболеваниях), представляется целесообразным рассматривать оценку состояния адаптации (дезадаптации) в качестве основной дифференциально-диагностической характеристики в континууме «здоровье – предболезнь – болезнь».

С психологически ориентированных позиций третье состояние может быть представлено как процесс адаптации с возрастающим риском ее нарушения, то есть состояние, не дошедшее до нозологической стадии, но уже не соответствующее здоровью.

Такая точка зрения находит подтверждение, в частности, в том, что предболезнь рассматривается, с одной стороны, как свидетельство воздействия на организм и личность патогенных условий и факторов, а с другой стороны – как результат эффективной работы адаптационных и компенсаторных механизмов, выполняющих определенную «барьерную» стабилизирующую роль [7].

По мнению М. А. Беребина [7], болезнь можно диалектически рассматривать как развернутый во времени динамичный неуспешно протекающий процесс адаптации организма к действию факторов риска при непрерывно работающих, но истощающихся компенсаторных механизмах (под неуспешностью адаптации понимается формирование типа функционирования организма и личности, отличного от функционирования в состоянии полного здоровья).

Таким образом, подобные «третьи состояния» имеют характер некоторой неопределенности, когда еще не достигнута та или иная полярная точка континуума, и состояние не приобрело какой-либо явной, однозначно расцениваемой формы (здоровья либо болезни, нормы либо патологии, в том числе и нозоса).

Введение понятия «третье состояние» (под которыми чаще всего понимаются некоторые пограничные состояния – дисфункциональные, пограничные и предболезненные состояния, расстройства и болезни адаптации, инкубационный период при инфекциях и т.п.) позволило клиническим специалистам – и теоретикам, и практикам, избежать жестких рамок и ограничений при квалификации различных проявлений здоровья и нездоровья человека.

В определенном смысле беременность можно рассматривать тоже как специфическое проявление третьего состояния [22]. Однако беременность сама по себе не является патологическим явлением (т.е. это «не-болезнь»). «Не-болезненность» беременности доказывается ее природной обусловленностью, эволюционной целесообразностью и распространенностью на всю женскую часть земной популяции Homo sapiens. В то же время состояние беременности сопровождается существенно измененным функционированием организма, отличающимся от ранее сложившейся для него «нормы» жизнедеятельности, и, в силу этого, не всегда и не во всем соответствует критериям, используемым в отношении диагностики и описания состояния здоровья. В клинико-физиологическом плане следует подчеркнуть, что беременность сопровождается значительной, но дискретной, врменной анатомо-физиологической, нейроэндокринной, иммунной и другой перестройкой организма, не имеющей, вместе с тем, сходно патологической (болезненной) природы. Разумеется, речь не идет о патологических вариантах протекания беременности, при которых наблюдаются достаточно сложные соотношения – беременность как исходно непатологическое явление; патологии, аномалии и болезни организма женщины, нарушающие нормальное протекание беременности и собственно патологическая беременность как следствие многомерных соотношений в системе этиопатогенетических факторов и клинических проявлений нарушений состояния здоровья.

2.3. ВНУТРЕННЯЯ КАРТИНА БЕРЕМЕННОСТИ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ МАТЕРИНСКОЙ СФЕРЫ В СВЕТЕ ПСИХОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ В. Н. МЯСИЩЕВА Беременность как специфический вариант третьего состояния является элементом континуума «здоровье – болезнь», имеет неизбежное отражение в самосознании женщины, а значит, отражаясь в сознании, должна сочетаться со своей внутренней картиной – внутренней (субъективную) картиной беременности (ВКБер), так же как болезнь и здоровье представлены в ВКБ и ВКЗ.

В силу структурного и динамического сходства этих психологических образований ВКБер следует рассматривать, по нашему мнению, в контексте теоретического аппарата ВКБ и ВКЗ.

Инициатор исследования проблемы ВКБ отечественный интернист Р. А. Лурия [18] определял ее как «знание болезни и осознание ее личностью, понимание роли и влияния болезни на жизненное функционирование и эмоциональные, поведенческие реакции, связанные с болезнью, т.е. возникший у больного целостный образ своего заболевания». Эти идеи развивались и дополнялись концептуальными положениями, сформулированными в рамках теоретикометодических построений, иногда существенно различающихся между собой.

Так, В. Н. Мясищев [21] акцентировал внимание на отношении личности к болезни, В. В. Николаева [26] разработала структуру ВКБ и проанализировала ее динамику, А. Ш. Тхостов и Г. А. Арина [33] особое значение придавали рассмотрению личностного смысла болезни.

Внутренняя картина беременности (ВКБер) – психологическое новообразование (конструкт), формирующееся в контексте онтогенеза материнской сферы женщины и проявляющееся развернуто в период беременности. Внутренняя картина беременности характеризуется восприятием, осознанием, переживанием беременности и отношением к этому состоянию.

Внутренняя картина беременности, прежде всего, отражает собственную позицию субъекта (женщины) и целостную систему отношений в ситуации состояния своей беременности.

Анализ структуры ВКБер, на наш взгляд, целесообразно строить на синтезе подходов ленинградской (В. Н. Мясищев) и московской (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. Ш. Тхостов, В. В. Николаева) школ отечественной психологии.

В рамках ленинградской школы ВКБ рассматривается как трехкомпонентная структура, включающая эмоциональную, когнитивную и мотивационноповеденческую составляющие. Московская школа предполагает изучение ВКБ с позиции поуровневого анализа и выделение чувственного, эмоционального, интеллектуального и мотивационного уровней.

В доступной нам литературе мы не нашли методологического анализа, направленного на выявление преимуществ того или иного подхода. Однако мы считаем более предпочтительным вариантом изучение ВКБер, опираясь на концепцию отношений В. Н. Мясищева, и рассматривать ВКБер как психологические проявления субъектного отношения к беременности. Многокомпонентная структура отношения к беременности должна включать, в соответствии с теорией отношений В. Н. Мясищева эмоциональный, когнитивный, мотивационноповеденчесикй компоненты. Кроме того, представляется целесообразным исследовать и тот компонент отношений личности, который формируется под влиянием соматической, психофизиологической и собственной психологической эфферентации в ситуации развивающейся беременности. В определенном смысле речь идет об аналоге чувственного уровня внутренней картины многомерных соматопсихических соотношений, вызванных болезнью или, в нашем случае, – беременностью. Учет этого уровня формирования внутренней картины болезни характерен для московской клинико-психологической школы. Необходимость включения чувственного компонента в структуру отношения к беременности обусловлена выраженными соматическими изменениями, сопровождающими беременность как процесс и состояние, участием интрацептивных ощущений в формировании отношения к будущему ребенку, его образа, установления внутреннего психологического диалога с еще нерожденным ребенком.

Такого рода «синтезированная» модель внутренней картины беременности будет характеризоваться четырьмя составляющими:

1) чувственный пласт (интрацептивные ощущения плода, его шевелений, весь комплекс телесных переживаний, связанных с беременностью);

2) эмоциональный компонент (эмоциональное реагирование по отношению к своему состоянию и будущему ребенку);

3) когнитивный компонент (весь комплекс представлений о беременности, материнстве и будущем ребенке, смысл ситуации беременности);

4) мотивационно-поведенческий компонент (мотивы и особенности поведения в ситуации беременности).

При этом чувственный пласт такой внутренней картины (весьма точно названный А. Н. Леонтьевым «чувственной тканью сознания») составляет определенную основу для вышеперечисленных компонентов системы отношений беременной женщины. Представляется, что такое понимание в целом согласуется с положениями, разработанными в московской школе. Еще Р. А. Лурия [8] указывал на важность соответствия и соотнесенности всех уровней ВКБ и рассматривал сопоставление больным ощущений вызванных болезнью нарушений с имеющимися представлениями о них (в том числе и с их истолкованием), как следствие взаимопроникновения чувственного (сенситивного) и интеллектуального (когнитивного) уровней [26]. С позиций общепсихологического знания очевидна прямая причинно-следственная связь между ощущениями и чувствами, с одной стороны, и эмоциями, с другой [3]. Кроме того, достаточно объяснимо изменение мотивационной составляющей внутренней картины, происходящее под влиянием различных ощущений и чувств, вызванных болезнью (в нашем случае – беременностью). У беременных такие причины изменения поведения и образа жизни пациента наиболее понятны, так как само ощущение беременности лежит в основе формирования чисто женской модели полоролевого поведения и собственно материнского функционирования. Вышеизложенное позволяет рассматривать чувственный пласт в структуре предлагаемой нами модели внутренней картины беременности как своеобразную основу и предтечу формирования ее эмоционального, когнитивного и мотивационно-поведенческого компонентов. Это делает необходимым более пристальное рассмотрение всех компонентов отношения к беременности и их психологической характеристики.

2.3.1. Характеристика компонентов отношения к беременности Чувственный пласт отношения к беременности. Основной характеристикой чувственного пласта отношения к беременности является отношение беременной женщины к шевелению плода. Шевеление плода – один из факторов, учитывающийся в психологической диагностике и показывающий выраженность телесного статуса женщины при беременности. При сравнительном изучении переживания беременности у «благополучных» беременных и женщин, отказавшихся от своего ребенка, установлено, что снижение выраженности соматических изменений, связанных с беременностью (вплоть до их отсутствия), характерно для матерей-отказниц [10]. Чрезмерная выраженность соматических «симптомов», сопровождающаяся отрицательными эмоциональными переживаниями, также характерна для неблагополучного отношения к беременности и материнству. Анализ интенсивности телесных переживаний беременной женщины при шевелениях ребенка и интерпретации своих физических и эмоциональных состояний является ценным сведением для выявления отклонений от адекватной модели материнства.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.