WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

В разновозрастных группах детей распространены игры в «дочки-матери» и в «семью», где роль ребенка отводится младшим детям, а роль матери исполняется более взрослой девочкой. По логике развития самой сюжетно-ролевой игры первоначально возникают подражательные действия (кормление куклы, укачивание), а затем идентификация себя как «родителя маленького ребенка» и принятие на себя роли «матери». Проживание ребенком роли матери, моделирование в игровых ситуациях реальных событий из жизни дает возможность проигрывания женских вариантов поло-ролевого поведения, закрепления материнских мотивов (желание в уходе за ребенком) и действий (манипуляции с куклой: пеленание, укачивание с пением колыбельных, кормление, и т.д.), получения первого в жизни эмоционально-окрашенного опыта, связанного с материнством. По воспоминаниям зрелой женщины – будущей матери о любимых играх и игрушках, по наличию у нее предпочтений к детям того или иного возраста можно судить о характере полученного игрового опыта.

Большое значение в становлении материнского поведения имеет опыт общения со сверстниками, старшими и младшими детьми. В обучении со сверстниками материнская сфера проходит путь своего становления по мере преобразования объектного отношения к другому ребенку в субъектное.

1.2.3. Няньчание (взаимодействие с младенцами) На этом этапе ребенок получает первый реальный опыт взаимодействия с младенцами (братьями, сестрами, племянниками и т.д.), навыки обращения с ребенком. Этап нянчания имеет достаточно четкие возрастные границы. Он начинается примерно с 4-5 лет, когда у ребенка хорошо развито понимание сюжетноролевой игры, и заканчивается к началу полового созревания. Наиболее сензитивным для формирования материнской сферы будущей матери является возраст от до 10 лет. К этому возрасту у нее уже имеется четко сформированное представление о потребностях младенца, о формах и особенностях взаимодействия взрослых с ними. Основным содержанием этого этапа становления материнской сферы является и перенос сформированных в игровой деятельности навыков взаимодействия с куклой на реальную жизненную ситуацию взаимодействия с живым малышом.

В этапе няньчания можно выделить два периода. Первый характеризуется налаживанием эмоционально-насыщенного межличностного взаимодействия и совместных игр с младенцами в возрасте до полугода. Второй связан с воплощением в жизнь полученных игровых навыков заботы и ухода при общении с младенцами и детьми раннего дошкольного возраста.

У девушек-подростков интересы в личностном и социальном взаимодействии с другими детьми смещаются в сторону приоритета интимно-личностного общения со сверстниками. Познавательная деятельность проявляется не только и не столько в игре, сколько в событиях реальной жизни. Гармоничное формирование материнской сферы у девушек-подростков, вовлеченных в игровую или реальную деятельность, опосредуется проживанием и закреплением эмоциональнопозитивного отношения к младенцам. При негармоничном варианте формируется отношение к ребенку как к обузе и помехе, как минимум, в этой игре или в конкретной ситуации деятельности. Высоковероятно, что именно незавершенность психологического проживания этого этапа лежит в основе типичного поведения несовершеннолетних матерей с непланированной беременностью, проявляющегося враждебностью их отношения к будущему ребенку и попытками избавиться от плода или даже уже родившегося младенца (включая и проявления криминального поведения). Полное отсутствие опыта няньчания в онтогенезе женщины в период до ее полового созревания может привести к отсутствию положительных эмоциональных реакций на детей.

Характерно, что отсутствие или недостаточность опыта взаимодействия с маленькими детьми у девочек, миновавших возрастной период няньчания, приводит к развитию у будущей матери страха перед младенцами и перед своим ребенком.

Поэтому у женщин с дефицитом такого опыта взаимодействия с маленькими детьми часто возникает беспочвенные опасения навредить ребенку своим неумелым обращением, оказаться некомпетентным в уходе, не оказать своевременную помощь ему при реальном или мнимом заболевании и т.п. В некоторых случаях этот страх перед младенцами сохраняется на всю жизнь и постепенно проходит только в ходе няньчания собственного ребенка.

Этап няньчания является важным в формировании материнства и определяет эмоциональную и операциональную сторону основы материнской сферы.

1.2.4. Дифференциация мотивационных основ половой и материнской сфер Описанный выше этап развития материнства является достаточно важным для созревания материнской сферы и психологически насыщенным. В отношении же полового развития будущей женщины он, напротив, считается менее значимым (в психоанализе он называется латентным). Можно считать, что формирование материнства и собственно половое созревание протекает в разных планах (плоскостях): понимание природной обусловленности ее будущей материнской функции у девочки формируется значительно раньше, чем приходит понимание роли гендерного и сексуального в развитии полоролевого поведения, взаимоотношения полов и деторождения. Только на более поздних этапах личностного развития происходит своеобразная интеграция полового фрагмента самосознания и самоотношения в многомерную область материнского самосознания. При этом спецификой формирования онтогенеза материнства является разноплановость половой и материнской сферы. С одной стороны, они представляют собой интегрированное единство, ибо материнство невозможно без полового поведения и выполнения сексуальной функции женщины. С другой стороны, у женщины может отмечаться и дифференциация этих сфер, проявляющаяся тем, что сексуальная активность женщины не обязательно направлена на деторождение. Иногда ее половое пове дение сознательно направлено на исключение возможности наступления беременности (хотя не исключает при этом появления переживаний, так или иначе относящихся к сфере материнства). В этом случае дифференциация половой и материнских сфер имеет мотивационную основу, связанную с тем, что Homo sapiens является уникальным видом живых существ, у которого собственно сексуальные потребности и потребности продолжения рода в результате эволюции оказались разъединенными.

Понимание о существующей дифференциации половой и материнской сфер у девочек начинается в подростковом возрасте. Этот этап характеризуется постепенным формированием половой идентификации и принятием девочкойподростком атрибутики женской роли, включая и ее материнские аспекты. Только в старшем подростковом возрасте в структуру женской (в т.ч. материнской) роли начинает включаться половой (в т.ч. и сексуальный) компонент. При этом проявления т.н. «сексуальной революции» (доступность и разнообразие официального и «подворотного», в т.ч. эрото-порнографического сексуального просвещения, проявления догенитальных форм сексуальной активности, смягчение позиции макро- и микросоциального окружения в вопросах взаимоотношения полов и другие очевидные изменения отношения к проблемам пола, наблюдаемые в последние десятилетия) не всегда негативно влияют на формирование материнской сферы у девочек-подростков. Лишь в случае недостаточно сформированной половой идентификации у девушек происходит искаженное принятие роли женщины, проявляющееся, в частности, неадекватным пониманием собственного сексуального поведения. Дисгармония между половым и сексуальным поведением, обусловленная дисгармоничностью соотношений в системе, представленной половой, женской и материнской сферами личности, является самой существенной причиной неполноценного становления материнства. В дальнейшем это приводит к наиболее выраженному негармоничному и искаженному материнскому функционированию.

Другой основой дисгармоничности развития половой и материнской сферы является задержанное личностное развитие будущей матери, фактически – психический и социально-психологический инфантилизм, наиболее отчетливо проявляющийся у них при демонстрации своей сексуальности и в половом поведении в целом. Очевидно, что упомянутые выше нарушения проявятся ретардацией при формировании материнской сферы и женского стереотипа полоролевого поведения в целом. Такие варианты нарушения в целом соотносятся с принятыми в клинической психологии формами психического дизонтогенеза.

1.2.5. Взаимодействие с собственным ребенком Существенное и в содержательном плане самое большое наполнение материнской сферы и ее структурирование наблюдается во время вынашивания, ухода и воспитания собственного ребенка. Этот этап включает несколько самостоятель ных периодов: беременность, роды, послеродовый период, период младенческого возраста ребенка.

Выделяется девять периодов пятого этапа развития материнской сферы:

1) идентификация беременности; 2) период до начала ощущений шевеления;

3) появление и стабилизация ощущений шевеления ребенка; 4) седьмой и восьмой месяцы беременности; 5) предродовой; 6) роды и послеродовой период;

7) новорожденность; 8) совместно-разделенная деятельность матери с ребенком;

9) возникновение интереса к ребенку как личности.

Период идентификации беременности связан с осознанием факта беременности, начинается и заканчивается чаще еще до возникновения очевидных физиологических изменений в организме беременной женщины. В некоторых случаях (обычно в ситуации нежелательной беременности) она является нежелательным, психотравмирующим событием. Поэтому часто факт беременности игнорируется и не принимается женщиной даже при появлении характерных для этого состояния соматических признаков. Изменения в самочувствии интерпретируются искаженным образом, объясняются неадекватными причинами. Поведение и образ жизни женщины не перестраиваются в соответствии с наступившим новым состоянием. Такое психологическое реагирование женщины обусловлено действием психологических защитных механизмов личности, позволяющих снизить степень психологической травматичности этого события.

Сроки идентификации беременности индивидуальны и зависят от репродуктивного здоровья женщины в целом, наличия или отсутствия мотива зачатия и планирования беременности, степени самопонимания, осознавания изменения своих психических и телесных процессов и состояний. Обычно предположение о возможности беременности появляется у женщины через 2-3 дня после задержки менструации. Как правило, первое подозрение сопровождается эмоциональными переживаниями тревожного характера, трансформирующимися только после подтверждения врачом факта беременности. Тревога женщины сочетается с пониженным или повышенным фоном настроения. Особенности эмоционального состояния зависят от отношения к предполагаемой беременности, а в ситуации положительного отношения к беременности – от длительности срока ее планирования, характера ожидания будущего ребенка членами семьи и близкими.

Наличие тревоги в эмоциональном состоянии женщины способствует стремлению к более ранней объективизации факта беременности (в период 1-2 недель беременности). При нейтральном или игнорирующем отношении к беременности регистрация факта беременности отмечается в более поздние сроки (в отдельных случаях – на сроках до 30 недель беременности).

Данные клинических и экспериментальных исследований [37] особенностей идентификации беременности у женщин с различным отношением к беременности показали, что при адекватном отношении к беременности момент идентификации хорошо запоминается и описывается матерью через несколько лет после рождения ребенка. При отвергающем отношении к беременности воспоминания о моменте идентификации беременности достаточно часто «вымываются» из памяти.

Наступление беременности сопровождается активацией гестационнаой доминанты (от лат. gestatio – беременность, do-minans – господствующий). Впервые это понятие ввел И. А. Аршавский [6]. Гестационная доминанта является сложным физиологическим и психологическим образованием, связанным с обострением рецепции матки, повышением порогов реакции матери на действие различных (большей частью патогенных) раздражителей, сопровождающимся развитием неспецифической иммунологической резистентности и формированием вызванных беременностью гормональных изменений и др. В наиболее общем плане под гестационной доминантой понимается совокупность реакций организма, направленных на обеспечение максимально благоприятных условий для нормального пренатального развития плода. Кроме гестационной доминанты, актуализируется доминанта создания «себе подобного», определяемая совокупностью биосоциальных предпосылок. Сочетание этих доминант способствует формированию отношения женщины к беременности и развитию материнского поведения, направленного на обеспечение нормального развития будущего ребенка.

Психологический компонент гестационной доминанты (ПКГД) представлен, главным образом, доминирующим мотивом, связанным с беременностью. Этот основной мотив делится на составляющие, направленные на основную цель – благополучное завершение беременности.

Клинико-анамнестические данные и результаты психологических наблюдений за беременными женщинами позволили выделить пять типов ПКГД: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный [43].

Оптимальный тип ПКГД отмечается у женщин, ответственно (в то же время без излишней тревоги) относящихся к своей беременности. В этих случаях, как правило, супружеские отношения в семье гармоничны, зрелы, отношение к беременности позитивно у обоих супругов. После идентификации беременности женщина продолжает вести активный образ жизни. Она своевременно встает на учет в женскую консультацию, выполняет рекомендации врачей, следит за своим здоровьем, с удовольствием и успешно занимается на курсах дородовой подготовки.

Наличие оптимального типа ПКГД в значительной степени способствует формированию гармонического типа семейного воспитания ребенка.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.