WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 54 |

Мотивы психопатической самоактуализации, при которых устойчивое мотивационное значение приобретает та или иная черта личностной дисгармонии, ведут к реализации стереотипных, ригидных «сценариев личности», осуществляемых в определенной мере независимо от внешних условий и актуальных потребностей субъекта. Формирование мотивовсуррогатов связано с объективной, а у психопатических личностей чаще с, субъективной невозможностью адекватного опредмечивания потребностей. Их реализация ведет не к удовлетворению потребности, а лишь к временной разрядке напряжения, связанного с этой потребностью. Суггестивные мотивы по отношению к потребностям субъекта носят внешний, заимствованный характер, их содержание может быть прямо противоположным собственным установкам, ценностным ориентациям личности (Гульдан).Совокупность специфических свойств личности преступника может служить научнопрактическим ориентиром при изучении лиц с отклоняющимся поведением, при прогнозировании и предупреждении возможных преступлений этих лиц (Кудрявцев, Антонян). Изучение личности в этом случае предполагает получение информации о ее потребностях и интересах, ценностных ориентациях, степени и качестве социализации индивида, особенностях его реагирования на те или иные обстоятельства, мотивах, реализованных в других поступках, типологической психологической характеристике личности в целом. В ходе анализа необходимо поставить вопрос:

какие элементы ситуации и каким образом воздействовали на те или иные элементы (этапы) мотивационного процесса, на формирование мотивов, их конкуренцию, иерархию и т.д. изучение противоправного поведения показывает, что личность как бы тяготеет к определенным ситуациям, что они оказываются адекватными, то есть отвечающими ее внутренней структуре.

Криминологические научно-исследовательские центры (кабинеты) 20-х гг. XX века в Украине и России тщательно изучали проблемы криминальной патопсихологии. Был определен «психопатологический индекс», то есть средняя частота психических отклонений у осужденных, которая оказалась равной 68%. Умственная отсталость (олигофрения) обнаружилась у 37% обследованных, психопатия — у 31%. Были также получены сведения о взаимоотношениях между психическими отклонениями и различными видами правонарушений.Е.К. Краснушкин различал три типа правонарушителей с нездоровой психикой:

шизотимиков, циклотимиков и эпилептотимиков. Первые отличаются меланхолическими настроениями, противоречивостью и неустойчивостью поведения; вторые — стремлением к разгульной жизни и воровству, третьи — жаждой власти и богатства.

В последующие годы, после ликвидации криминологических кабинетов, проблемы криминальной патопсихологии долгие годы не разрабатывались: любая попытка определить криминогенность неврозов, психопатий и других болезненных аномалий психики, не исключающих вменяемости, рассматривалась как «биологизация социальных процессов» и, Клиническая психология: Учебник / под ред. Б.Д, Карвасарского. — СПб., 2002. — с. 540- Зелинский А.Ф. Криминальная психология. Научно-практическое издание. — К., 1999. — с.39-40.

следовательно, как грубая методологическая ошибка, что было тогда небезопасно. Здесь уместно заметить, что «не психические аномалии способствуют преступному такому поведению сами по себе, а те психические особенности, которые формируются под их влиянием. Эту же мысль можно выразить так: как и внешние социальные условия, психические расстройства не ведут напрямую к преступлению, не преломляясь через психику субъекта». На самом деле в этом высказывании не больше логики, чем, к примеру, в заявлении о том, что часы барахлят не по причине неотрегулированного маятника, а потому, что они неисправны. Психика едина, и попытки противопоставить ее «здоровые» и «больные» элементы грешат очевидной недиалектичностью суждений. «Каждый человек немножко сумасшедший», — считает Н.А. Амосов. Так называемые акцентуации личности — это состояние психики на границе между нормой и патологией. Не случайно наименования большинства акцентуаций совпадают с латинскими названиями психопатий. Границы между степенями «сумасшествия», определяющими акцентуацию, психопатологические отклонения и невменяемость очень размыты, а то и условны.

Неизбежны случаи, когда в процессе диалектической борьбы болезни и защитноприспособительных сил организма интеллект и воля оказываются не полностью нарушены, а лишь ослаблены.

Частичное ослабление интеллекта и воли обусловлены болезненными изменениями личности. В психиатрической литературе такие болезненные состояния называются пограничными, Ю.А. Александровский, который ввел в научный оборот это понятие, разделяет пограничные нервно-психические расстройства на две категории: неврозы и психопатии. В специальной литературе отмечается также умственная отсталость, последствия органического или травматического повреждения головного мозга (энцефалопатия), алкогольный психоз и наркомания. Пограничные состояния отличаются от акцентуаций, а также от различного рода реактивных состояний (аффекта, стресса, сильного алкогольного опьянения или наркотического возбуждения и т.п.) тем, что поражают всю личность, а не отдельные ее функции, и являются ее устойчивыми характеристиками, практически неизлечимыми. В то же время указанные патологии не могут служить основанием для признания виновного невменяемым, поскольку они не устраняют возможности осознания совершаемых действий и руководства ими.

4.6.2. Распространенность психических аномалий пограничного характера среди осужденных Криминогенность пограничных состояний психики можно было бы определить более или менее достоверно путем обследования биографий представительного числа психопатов в сопоставлении с контрольными группами с последующими расчетами частоты лиц, осужденных за преступления среди тех и других. Массовые исследования в Украине и других странах СНГ не проводились. Но имеются сведения о распространенности патопсихологических отклонений среди осужденных за различные преступления. По данным Н. Ф. Кузнецовой и Н. С. Лейкиной, около 45% убийц, подвергнутых судебно-психиатрической экспертизе, были признаны психопатами.

Намного больше — 68,7% — оказалось психопатов, невротиков и иных лиц, совершивших преступления в пограничных состояниях психики, среди убийц и насильников, изученных другими авторами. Аналогичные результаты были получены украинскими криминологами. Г.И.

Чечель из заключений судебно-психиатрических экспертиз по Алтайскому краю установил, что более 15% убийц признано невменяемыми, а 65,2% — психопатами.117 Более подробную характеристику патопсихологии, установленных психиатрами-экспертами, дает московский психолог М.Н. Еникеев: психопаты составили 18,3%, лица с остаточными явлениями органических повреждений головного мозга — 18,7%, с травматической энцефалопатией — 18%, хронические алкоголики — 16%.Большинство известных исследований такого рода не сопоставляются с контрольной группой, а это существенно снижает научную ценность результатов. Необходима хотя бы статистика психического здоровья населения, чтобы судить о том, много или мало психопатов среди убийц и других агрессивных преступников. О психопатологии населения в печати изредка Там же — с.40.

Зелинский А.Ф. Криминальная психология. Научно-практическое издание. — К., 1999.– с.42-43.

Еникеев М.Н. Основы судебной психологии. Психические свойства личности. — М., 1982. — с.91.

появляются отрывочные сведения. И хотя значительное количество психически нездоровых людей не учтено официальной статистикой, их относительное число среди агрессивных преступников в десятки раз больше средних показателей, что может свидетельствовать о криминогенности психических аномалий.

Бросается в глаза зависимость от психических расстройств девиантного поведения несовершеннолетних.

Сопоставляя преступность среди психически здоровых детей и достаточно представительной группы делинквентов того же возраста, В.П. Емельянов определил, что уровень преступности несовершеннолетних со здоровой психикой в 1,7-2 раза ниже, чем у стоящих на диспансерном учете олигофренов в возрасте 14-17 лет, в 15-16 раз ниже, чем у психопатов и в раз ниже, чем у эпилептиков того же возраста. Установлено также, что психопаты чаще, чем иные психически нездоровые подростки, обвиняются в агрессивных правонарушениях (около 68% ).

Среди осужденных несовершеннолетних, страдающих слабоумием (олигофренов), агрессивные проявления составляют менее половины.119 По данным А. Е. Личко, из госпитализированных в связи с психическими аномалиями подростков 40% — правонарушители, а среди психопатов их больше половины.120 Опубликованы и другие данные, свидетельствующие о том, что среди несовершеннолетних правонарушителей психические аномалии встречаются значительно чаще, чем среди правопослушных, и что среди правонарушителей больше больных, чем здоровых.

4.6.3. Криминогенность психопатий Но в отличие от шизофрении и других тяжких заболеваний психики, которые обусловливают невменяемость, психопатии, как правило, не признаются медицинским критерием невменяемости. Установившаяся научная трактовка психопатий сводится к патологии характера, при которой часто отмечается практически необратимая асоциальность индивида, препятствующая его адаптации к социальной среде. Нередко в криминологической литературе психопатов называют еще социопатами.

Недавно проведенные исследования психопатов представили данные о связи психопатии с антисоциальным поведением (поведение, которое является разрушительным и вредным для функционирования группы или общества).

Xeap (Hare, 1996) обнаружил, что среди лиц с антисоциальным поведением существует подгруппа, представителям которой свойственно проявление психопатических черт личности. К таким чертам относятся: бессердечность (недостаточная совестливость, отсутствие эмпатии, неспособность чувствовать свою вину), эгоцентричность, внешнее обаяние, импульсивность, поверхностные чувства, манипулятивность и отсутствие содержательных отношений с другими людьми. Психопаты — это индивидуумы, которые совершают противоправные действия в отношении других, не находясь под влиянием каких-либо внешних факторов, они совершают ограбление не потому, что бедны и нападают на других не с целью самозащиты, но потому, что получают удовольствие от причинения страданий или от манипулирования другими людьми. У них отсутствует осознание того, что другие люди являются такими же, как и они, человеческими существами, заслуживающими уважения и сочувствия. Одним словом у таких людей «нет совести» (Наге, 1993) Как считает Хеар, обычное антисоциальное поведение и психопатия имеют различные истоки развития. Например, тогда как антисоциальное поведение без психопатии может быть предсказано на основании неблагоприятных условий развития в детстве, в отношении психопатии, рассматриваемой в отдельности, такой вывод сделать нельзя. Это заставило Хеара предположить, что психопатия является следствием врожденной предрасположенности индивида. Например, исследования с использованием методов позитронной эмиссионной томографии показывают, что психопаты обрабатывают связанную с эмоциями информацию иначе, чем это делают не психопаты. Обычно когда люди обрабатывают информацию, связанную с эмоционально значимыми словами, такими как «любовь», происходит активизация лобной коры головного Зелинский А.Ф. Криминальная психология. Научно-практическое издание. — К., 1999.– с.44.

Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л., 1983. — с.53.

мозга, что является показателем того, что обработка информации осуществляется на глубоком уровне и сопровождается образованием большого количества сложных ассоциаций. В противоположность этому, обработка слова, не являющегося эмоционально значимым, например, такого как «лампа», не будет сопровождаться активизацией лобной коры головного мозга. Однако психопаты обрабатывают информацию, связанную со словами, имеющими отношение к чувствам и отношениям между людьми, на том же самом поверхностном уровне, на котором они обрабатывают информацию, связанную со словами, обозначающими неодушевленные предметы (Williamson, Harpur & Hare, 1991). Исходя из этого, Хеар выдвигает гипотезу, что психопатия может иметь истоки в «особенностях структуры» головного мозга.

Но могут ли дети быть психопатами Постоянно накапливающиеся данные позволяют сделать вывод, что молодежь с психопатическими чертами личности может быть выявлена (Lynam, 1997). Например, Фрик с сотрудниками (Frick and associates, 1994) разработали детскую версию методики Хеара для обнаружения психопатических черт — Контрольный перечень психопатии (Psychopathy Checklist). Так же как и в исследованиях Хеара, изучавшего взрослых, они обнаружили два независимых измерения поведения, одно из которых, связанное с антисоциальным поведением, было названо импульсивность/поведенческие проблемы, а другое получило название бессердечность/бесчувственность. Как и в случае исследований, проводившихся со взрослыми, наблюдается зависимость между наличием психопатических черт у детей и подростков и жестокостью совершенных ими преступлений, а также вероятностью того, что они будут совершать правонарушения в будущем (Forth, Hart & Hare, 1990). Более того, Вуттон с коллегами (Wootton and colleagues, 1997) обнаружили, что появление обычных поведенческих проблем у детей можно было предсказать в том случае, когда родители использовали неэффективные методы воспитания, в то время как в отношении психопатической бессердечности/бесчувственности такого прогноза сделать нельзя, что является подтверждением гипотезы Хеара об отличии этиологии психопатии от этиологии обычных поведенческих проблем.Наиболее распространенной разновидностью психопатий является возбудимая. Как свидетельствуют Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, она составляет около половины (45,6%) изученных случаев психопатических отклонений среди осужденных.122 Для возбудимых психопатов характерны вспыльчивость, импульсивность, гневливость, подверженность алкогольным запоям. Один из вариантов этого типа — эпилептоиды. П.Б. Ганнушкин подчеркивал аморальность эпилептоидных психопатов: «...их аффективная установка почти всегда имеет несколько неприятный, окрашенный плохо скрываемой злобностью оттенок, на общем фоне которого время от времени иной раз по ничтожному поводу развиваются бурные вспышки неудержимого гнева, ведущие к опасным насильственным свойствам. Они крайне эгоистичны, агрессивны, отличаются повышенной сексуальностью. А. Е. Личко эту характеристику дополняет указаниями на сходство психопатов-эпилептоидов с больными на эпилепсию: те же извращенные влечения, вязкость, тяжеловесность и инертность мышления, злобная тоскливость и готовность вымещать плохое настроение на посторонних лицах и вещах, садизм и мазохизм.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.