WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 54 |

Теория дифференцированной связи определила развитие научной мысли американских криминологов и других ученых, занимающихся проблемой преступности. Более того, эта теория является в настоящее время наиболее распространенной, если судить об этом по числу журнальных статей, в которых говорится о том, как она подвергается проверке, анализируется и развивается. К 1970 г. в специальных и научных журналах было опубликовано уже около статей, посвященных теории дифференцированной связи, причем за последнее время число таких статей увеличилось.

Теория Сатерленда значительно точнее и глубже, чем подсказанная здравым смыслом уверенность в том, что девиация — это результат того, что человек связался с плохой компанией.

Криминальная девиация является результатом преимущественного общения с носителями преступных норм. Более того, Сатерленд тщательно описал факторы, сочетания которых способствуют криминальному поведению. Он подчеркнул, что важную роль в этом играют не контакты с безличными организациями или институтами (например, с законодательными органами или церковью), а повседневное общение — в школе, дома или на месте постоянных «уличных тусовок».

Тем не менее теория Сатерленда не лишена недостатков. В частности она носит индивидуалистический характер и не учитываются сложные структурные связи в обществе.

Аргумент, на который теории дифференцированной связи наиболее трудно возразить, заключается в том, что не всякий человек, сталкивающийся с преступностью, воспринимает ее как модель поведения, которой надо следовать. Некоторые критики этой теории, полностью признавая тезис, согласно которому люди становятся тем, что они есть, в значительной мере в результате их контактов с другими людьми, указывали на то, что биологические и конституциональные особенности человека наряду с психологическими факторами ослабляют воздействие связей с преступниками или квазипреступниками.

4) Теория стигматизации Теории, рассмотренные до сих пор, основаны главным образом на анализе личностных особенностей девианта, а также социальных и культурных факторов, способствующих девиации.

Однако за последние 20 лет сформировалось несколько новых подходов к девиации, которые основное внимание обращают на тех, кто оценивает человека с точки зрения девиации, а также на то, как обращаются с индивидом, которому приклеен ярлык «девианта».

Говард Беккер предложил концепцию, противоположную обсуждавшимся выше. В своей книге "Аутсайдеры" (1963) он отверг многие психологические и социологические объяснения девиации, потому что они основаны на «медицинской модели», согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле «больным». Такие подходы не учитывают политического аспекта девиации. Беккер считают, что девиация на деле обусловлена способностью влиятельных групп общёства имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. «Социальные группы создают девиацию, — писал он, — поскольку они следуют правилам, нарушение которых считается девиацией кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, которым "наклеиваются ярлыки" аутсайдеров. С этой точки зрения девиация не качество поступка, который совершает человек, а скорее следствие применения другими людьми правил и санкций против "нарушителя"».

В окончательном виде теория стигматизации основана на положениях, сформулированных Танненбаумом в 1938 г., Лемертом в 1951 г., Беккером в 1963 г., Тэком в 1969 г. и Куинни в г.

Шраг выделяет девять этапов процесса стигматизации:

1. Ни одно действие не преступно само по себе; оно является таковым в силу закона.

2. Определение того, что является преступным, применяется в интересах власть имущих представителями этих групп, в частности полицией.

3. Человек становится преступником не потому, что он нарушил закон, а в силу процесса стигматизации, посредством которого власти приписывают ему этот статус.

4. Разделение всех людей на две категории — преступников и непреступников — противоречит здравому смыслу и очевидным фактам.

5. В нарушении закона уличают лишь немногих, тогда как очень многие, быть может, виновны не в меньшей степени.

6. Поскольку санкции, используемые в правоприменительной деятельности, направлены против человека, а не только против преступного деяния, характеристики преступника влияют на суровость и последствия наказания.

7. Уголовные санкции варьируются в зависимости и от других характеристик преступника, таких, как принадлежность к меньшинству, отсутствие постоянного местожительства, плохое образование, проживание в районах городской бедноты и т. д., 8. Уголовная юстиция исходит из стереотипного представления о преступнике как о злоумышленнике, как о человеке низких моральных качеств, заслуживающем порицания.

9. Тем, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно избавиться от этого клейма и восстановить свое прежнее положение в обществе.

Этапы процесса стигматизации были выделены также Кресси и Уордом:

1. С точки зрения ребенка, во время игры допустимо битье окон, лазанье по крышам и вообще «безобразничание».

2. Требования прекратить «плохое» поведение предъявляются ребенку членами общества в том числе родителями.

3. В результате подобной реакции взрослых ребенок считает, что с ним обошлись несправедливо и, что еще более важно — что его община и, быть может, его родители уже не причисляют его к «хорошим» детям.

4. Родители, полиция и другие могут после этого с подозрением относиться ко всем его действиям, к его друзьям, его высказываниям, его личности, подкрепляя тем самым отношение к нему как к «плохому».

5. Когда ребенок обнаруживает, что его считают «плохим» и что даже его попытки быть «хорошим» рассматриваются как доказательства того, что он «плохой», он может стать более «предрасположенным к совершению преступления» пли еще теснее примкнуть к группе товарищей по играм, которая получает ярлык «шайка девиантов».

6. После того как общество признало подростка плохим, оно уже знает, как с ним справиться;

фактически оно не знало, что делать с ним, пока на нем не было клейма «плохой».

7. В процессе воздействия на делинквента выкристаллизовывается представление общества о делинквенте и представление делинквента о самом себе; теперь он считает себя таким, каким его считает общество, а именно «неисправимым», «делинквентом» или «преступником».

«Самореализующееся пророчество», идущее от стигматизации, — проблема, обсуждавшаяся Мертоном в 1957 г. Становится ли человек делинквентом в силу стигматизации, или дело заключается в том, что компетентный эксперт поставил правильный диагноз и сделал верный прогноз вот вопрос, который следует считать центральным. Несомненно, каждая из этих точек зрения частично отражает социальную ситуацию. Стигматизация девиантов осуществляется в форме наклеивания ярлыков и стереотипизации. Как правило, это происходит тогда, когда делинквенты объединяются в преступную шайку и общество отвергает эту шайку, что делает девиантное поведение явным и привлекает к нему общественное внимание.

При осуществлении программ контроля над делинквентностью следует избегать стигматизации. Во-первых, с точки зрения ее результатов остается неясным, что лучше — делать что-нибудь вообще или ничего не делать, а если что-то делать, то что именно. Во-вторых, расширение наших знаний о молодежи открывает для нас категорию людей, которые нуждаются в помощи скорее, чем делинквенты; поэтому стигматизация представляет собой юридическую категорию, способствующую проведению ненужных различий.

Критика теории стигматизации:

В отличие от концепций, обращающих основное внимание на особенности индивидов, способствующие девиации, теория стигматизации объясняет, каким образом формируется отношение к людям, как девиантам.

Эта теория подвергается критике. Гоув и другие исследователи считают, что ее сторонники «стоят на стороне обездоленных», которые оказались на дне общества и не могут оказать сопротивление тем, кто навешивает на них ярлыки девиантов. Сравнительно недавно Пивен (1981) отметила, что сторонники этой концепции в какой-то мере преувеличивают пассивность девиантов и их неспособность бороться с правящими классами. Она утверждает, что в действительности известно много людей, оказывающих сопротивление, иногда успешное, попыткам властей унизить их и поставить на колени. Она приводит пример борьбы негров юга Америки, которые отвергают нормы, навязываемые им окружающим обществом, и организуют бойкоты, сидячие забастовки и марши протеста. Согласно точке зрения Пивен, девиация подразумевает конфликт в большей мере, чем предполагают сторонники теории наклеивания ярлыков.

5) Теория конфликта Теория конфликта возникла па основе положений и принципов, разработанных Георгом Зиммелем (1858-1918), который считал, что конфликт является формой взаимодействия в отличие от его содержания. Содержание может быть различным, но форма «социального конфликта» остается одной и той же. Теория конфликта исходит из ориентированного на социальную психологию подхода к формированию личности с позиций социального взаимодействия и представления о коллективном поведении как о социальном процессе.

Еще более ярко выраженный политический подход к девиации выбран группой социологов, которые называют себя "радикальными криминологами". Они отвергают все теории преступности, трактующие ее как нарушение общепринятых законов; утверждают, что такие концепции характеризуют общество как абсолютно единое целое. Согласно их точке зрения, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Чтобы пояснить суть этой концепции, Остин Турк (1969) привел следующий довод: когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер. Например, сотрудники полиции с большей готовностью применяют законы, соответствующие их собственной субкультуре (скажем, запрещающие гомосексуализм), чем те, которые противоречат ей (например, защищающие гражданские права). Кроме того, полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедняков и не причастных к власти, тех, кого можно подавлять, не встречая сопротивления.

Квинни (1977) рассматривает данную проблему с марксистской точки зрения. Он утверждает, что законы и деятельность правоохранительных органов — это орудие, которые правящие классы (владеющие средствами производства) используют против тех, кто лишен власти. Например, в XII в. были приняты законы, запрещающие бродяжничество, что было обусловлено стремлением землевладельцев, заставить бедняков работать, ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или его забирали в отряды крестоносцев (Чемблисс, 1964).

Далее Квинни подчеркивает, что даже законы, якобы противоречащие интересам правящих классов (например, принятое в 30-е и 40-е г. XX в. законодательство, поддержавшее требование профсоюзов), в действительности служат этим интересам. Ведь если бы такое законодательство не было принято, мог произойти революционный взрыв, что привело бы к коренным изменениям социального строя.

Таким образом, «радикальная криминология» не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы. Более того, сторонники этой теории рассматривают девиантов не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится изолировать и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних множество своих членов, якобы нуждающихся в контроле.

Критика теории конфликта:

• В обществе, где нет противоборствующих классов все равно есть преступность.

• Теории конфликта рассматривают преступников из низших слоев как имеющих право на преступления.

Мы рассмотрели основные социологические подходы к объяснению девиантного и делинквентного поведения, которые играют значительную роль в современной интерпретации рассматриваемого явления.

Итак, девиантным поведением считается любое по степени выраженности, направленности или мотивам поведение, отклоняющееся от критериев той или иной общественной нормы.

Девиантное (отклоняющееся) поведение имеет следующие клинические формы:

• аутоагрессия (суицидальное поведение);

• злоупотребление психоактивными веществами;

• характерологическое и патохарактерологическое поведение;

• нарушения пищевого поведения;

• аномалии сексуального поведения;

• дизонтогенез психики.

Эти клинические формы девиантного поведения и можно отнести к основным формам аномального поведения, о которых пойдет речь в Главе IV.

1.6. Сравнительная характеристика поведенческих феноменов Рассмотрев основные поведенческие отклонения, мы можем более четко сформулировать отличительные особенности различных поведенческих феноменов.

Основные варианты социального поведения:

1. Нормативное поведение («стандартное») — соответствует социальным нормам, характерно для большинства людей, вызывает одобрение окружающих и приводит к нормальной адаптации. В целом оно адекватно ситуации, продуктивно, хотя может быть лишено индивидуальности.

2. Маргинальное (пограничное) поведение — находится на самой крайней границе социальных норм, размывает и расширяет границы норм, вызывает напряжение окружающих людей.

3. Нестандартное («ненормативное») поведение — выходит за рамки принятых в данном обществе в настоящее время норм, присуще меньшему количеству людей. Проявляется в двух основных формах:

• креативное (творческое) поведение — реализует новые идеи, самобытно, продуктивно, прогрессивно, может приводить к изменению самих норм, в ряде случаев вызывает сопротивление окружающих;

• девиантное (отклоняющееся) поведение — непродуктивно, деструктивно или аутодеструктивно, вызывает неодобрение окружающих и социальную дезадаптацию.

4. Патологическое поведение — отклоняется от медицинских норм, проявляется в форме конкретных симптомов, снижает продуктивность и работоспособность личности, вызывает сочувствие или страх окружающих. В ряде случаев патологическое поведение неадекватно ситуации, некритично и сопровождается социальной дезадаптацией.

В заключении необходимо отметить ключевые моменты.

Существует несколько объяснений понятия «норма»: статистическая норма, идеальная норма, социальная норма, субъективная норма, функциональная норма. В разных областях знаний понятие «нормы» будет иметь свое значение. В психологии аномального поведения нормы — это писаные и неписаные правила поведения, принятые в обществе.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.