WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 88 |

СССР оказывал военную помощь 30 странам, наши военные эскадры бороздили воды всех океанов, мы были готовы к ведению войны, нацеленной на блицкриг в Западной Европе и на Дальнем Востоке. Но при этом валовой национальный продукт СССР был меньше ВВП стран Западной Европы в 3-4 раза, качество жизни уступало «развивающимся странам», над страной нависла постоянная угроза термоядерной войны, техногенных катастроф типа Чернобыля. Затем на наших глазах обессилившая саму себя империя рухнула.

Отрицание коммунизма (СССР) обернулось для России отрицанием национальной государственности. В Восточной Европе, Прибалтике, Украине, Средней Азии, Закавказье, на Балканах высвобождение от имперского прошлого вело к возрождению национальной государственности, а в России это незаживающая рана.

Российский правовой нигилизм проявляется на всех уровнях жизни общества: от бытового до бизнеса и политики. В головах всех – от президента и депутатов до рядового избирателя просто не укладывается идея правового государства. Как это – власть ограничена законом А на что я тогда – власть И какая же я тогда власть Власть на то и власть, чтобы принять тот закон, какой ей нужно! И в результате правовое государство подменяется «диктатурой закона», на деле оборачивающейся прокурорским беспределом.

Оснований для негативных оценок и пессимистических прогнозов более чем достаточно. На протяжении всей нашей истории - как это видно и из проведенного рассмотрения - нарастает и приобретает все более отчетливые формы безответственная нетерпимость, ее содержание приобретает все более очищенный вид, она становится все более явным принципом общественного устройства и индивидуального сознания.

Можно сказать, что в наше время достигнут предел: либо российское общество действительно станет воплощением чаадаевского пророчества - идеи-урока "как не надо" другим народам и странам, "черной дырой", угрожающей существованию всей цивилизации, либо оно пройдет радикальное обновление, своего рода реформацию. Нежизнеспособными оказались, не выдержали поверку временем политический авторитаризм, имперский тип национальной интеграции, приверженность уравнительной справедливости.

До сих пор отечественной традицией было стремление решать частные проблемы за счет снверхнапряженного переустройства всей общественной жизни, а то и Вселенной. Или ждать этого переустройства: "Опять у власти не те", "Распустили всех демократы (партократы и прочие "краты") - даже лестницу в подъезде убрать некому", "Ельцин (Чубайс) во всем виноват" и т.п.

Есть ли выход из этого круга В конце концов... Ведь талантлив русский человек, русский народ! Не только талантлив, но и смекалист и предприимчив, что убедительно было продемонстрировано всему миру соотечественниками - учеными, артистами, бизнесменами, челноками", проститутками, преступниками - стоило только чуть приоткрыть железный занавес. Терпелив русский человек Даже долготерпелив и неприхотлив. Но разве эти качества не являются золотым багажом любого реформатора Пока еще сохраняется (хотя и размывается) высокий человеческий потенциал: всокий образовательный уровень, элитный уровень профессионализма в ряде сфер.

Опыт 1991, 1993, 1998 годов убедительно и веско продемонстрировал горькую и мудрую сдержанность и стойкость граждан, которые оказались мудрее и зрелее своих властителей. Очевидно, сыграли свою роль и всеобщее среднее образование, и просвещающая роль средств массовой информации.

Медленно, со скрипом, но возникает правовая культура, вызревает сознание, что есть и должна быть высшая власть закона, перед которой должны уступать амбиции и целесообразность политиков любого уровня.

Худо-бедно, с извращениями, злоупотреблениями, но делает свое дело приватизация, формирующая не пресловутое "чувство хозяина", собственность и собственников. Будущее России существеннейшим образом зависит от того, как будет поделена общенародная собственность. Либо будет создан настоящий middle-class (инженеры, предприниматели, ученые, профессура, врачи, учителя, чиновники) - подлинный гарант социальной стабильности. Либо диктатура немногих обеспечит сохранность несправедливо захваченной собственности (например, летчики приватизируют не ими построенные самолеты). Либо - перспектива очередного "черного передела", "грабижек" и всеобщее "кормление", т.е.

очередная национальная катастрофа.

Нельзя не отметить обнадеживающую демилитаризацию - несмотря на чеченскую авантюру - политики, экономики, общественного сознания. На смену ксенофобии приходит осознание своего места и своих интересов среди мирового сообщества.

И наконец, главная необратимость, главная надежда - это то, что в новых условиях вошли в жизнь фактически уже два поколения - не зашоренных и не оболваненных, немного циничных, но зато рассчитывающих исключительно на свои силы.

Главная проблема России - не экономика. Эксперты авторитетнейшей международной консалтинговой компании McKinsey во главе лауреатом Нобелевской премии по экономике Р.Солоу в результате глубокого анализа состояния и перспектив российской экономики пришли к неожиданному для них самих выводу: высокая инфляция, финансовые кризисы и экономическая нестабильность - факторы второстепенные и не играют решающей сдерживающей роли в сдерживании экономического роста, реальный потенциал которого - не менее 8% в год (уже в 2000 г.!). Сдерживающие факторы лежат не в экономической, а в политической и социально-культурной сферах. (см. Коммерсантъ. № 191, 1999. С.8.) Главное - возможность и способность выстроить Россию как «дом свободы и справедливости». Пора начать жить своим умом, обрести собственное сознание.

Какова роль бизнеса и менеджмента в решении этих проблем Российское государство – одно из немногих, претендующих на серьезную роль в мире, и в которых на протяжении всей истории не собственность рождает власть, а наоборот – власть рождает собственность и постоянно ее переделивает. Как писал В.В.Розанов: "В России вся собственность только от того, что либо в подарок выпросил, либо ограбил кого". Только за последние полтора столетия в стране радикально, с помощью властного вмешательства менялись собственники: Великая реформа, раскулачивание ("коллективизация") и реформы конца 1980-х – начала 1990-х.

Российско-советский опыт - опыт имперского общественного обустройства по преимуществу.

Величие империи - величие внеэтнического государства, ответственность, долг и самопожертвование перед ним, особенно у служилых сословий. Российская стабилизация всегда базировалась на определенном консенсусе в рамках системы служилого государства. Крестьянство соглашалось выносить тяготы подневольного труда до тех пор, пока видело, что правящая элита несет свою долю тягот. Всеобщность служилой аскезы и выступала основой консенсуса. Указ о дворянской вольности означал сепаратный выход дворянства из этой системы, что обессмысливало пребывание в ней остальных, а после Петра крестьянство все более отбрасывалось к полюсу, диаметрально противоположному европеизированной элите. Большевизм, срывший вестернизированную элиту, по многим показателям отбросивший Россию назад, по-своему восстановил консенсус служилого государства. Сталинизм не только вернул крепостничество, но и возвратил систему тотальной рекрутчины, подчинив ей и правящую номенклатуру.

Брежневский "застой" нарушил этот баланс. Номенклатура вновь сепаратно вышла из служилого консенсуса, реализовав паразитический образ жизни в гарантии личной неприкосновенности и безнаказанности.

Опасность нынешней "прихватизации" в том, что она пытается конституционно закрепить эту ситуацию. Потребительский и хищнический индивидуализм new russians оказывается в значительной степени эмиграцией из национальной жизни, как демонстративный разрыв с традициями "советского народа". Но, узурпировав собственность, элита добилась не менее агрессивного ее неприятия населением и дискредитации ценностей демократии и либерализма. А попытки найти поддержку на Западе ведут к далеко идущим уступкам в вопросах, жизненно важных для России, торговле национальными интересами и опять же - росту внутреннего напряжения в стране.

Без сильного государства России не обойтись, как не обойтись без него любому современному обществу и человечеству в целом. Но сила его не может быть имперски-тоталитарной. Сила его может быть основана только на человеческой свободе.

Традиционный ответ России на вызовы истории - усиление власти и насилие, включая принудительное нововведение и реформирование, жесткая организация, контроль, подтягивание резервов и... потери - обязательные и большие. Аналогичное происходит и в наши дни. Опыт с Чечней в этом плане в высшей степени показателен. Однако, нынешняя ситуация отличается парадоксальностью: как и прежде все еще нельзя без насилия, но и уже невозможно с насилием.

Нынешние отношения российской государственной бюрократии и бизнеса блокируют развитие конкурентных рыночных отношений, делают заведомо невыполнимыми любые программы по стимулированию малого среднего предпринимательства. Бюрократия заинтересована не в развитии конкурентной среды, а в сохранении монополизма, позволяющего ей продавать свои услуги по устранению реальных и возможных конкурентов отобранных ею монополистов.

Столь же избирательна позиция властной бюрократии и к праву. Идея правового государства, как государства, ограниченного законом продолжает оставаться органически чуждой российской бюрократии, которая предпочитает использовать закон и правоохранительные структуры как "дубину" для устранения неугодных. Бесконечные "маски-шоу" в офисах демонстрируют, что власть предпочитает принцип "разделяй и властвуй", заставляя бизнес договариваться с нею индивидуально или группами, что подрывает перспективы реального экономического роста.

По данным различных исследований, сегодня государственный служащий, независимо от возрастной и должностной категории, считает, что процесс принятия решений должен оставаться абсолютно закрытым. Эта ситуация выражает корпоративный интерес бюрократии, но противоречит консолидации общества. Особенно остро это противоречие проявляется при принятии решений, относящихся к использованию бюджетных средств, вопросов социальных гарантий и поддержки малоимущих слоев населения, расширению и углублению приватизации.

В нынешней России правящий класс закрыт, непрозрачен и практически не зависит от налогоплательщиков, не говоря уже о гражданском обществе. Вместе с тем, исследования показывают неоднородность российского чиновничества. Часть из них просто ежемесячно приходят за зарплатой, время от времени беря взятки в качестве "кормления". У других – в основном, у остатков кадров советского аппарата - чрезвычайно развита мотивация служения государству. Не доверяя демократии, бизнесу, они также предпочитают корпоративную закрытость. Так называемое "новое" чиновничество более открыто в силу связей с мобильными слоями общества. Именно эта группа может стать опорой административной реформы.

Проблема повышения эффективности административного аппарата заключается не столько в обеспечении достойной заработной платы, сколько в установлении зависимости заработной платы от эффективности работы конкретного чиновника, прежде всего – эффективного использования находящихся в его распоряжении ресурсов.

В организации работы госаппарата главной проблемой является совмещение двух отмеченных ранее противоположных ориентаций: на работу по правилам и работу на достижение конкретной цели (результата).

Нынешняя государственная бюрократия не может обеспечить игру по правилам, что очень важно для созревания демократических и рыночных институтов. Эта проблема связана, прежде всего, с неэффективностью механизмов принятия решений, с коррупцией и общей непрозрачностью государственной службы.

Другой важнейшей проблемой является неудовлетворительное качество услуг и решений государственной службы, что обусловлено спецификой принятия решений и особенностями мотивации чиновников.

Наконец, государственные структуры переполнены работниками низкой квалификации, в то время как государство не может позволить себе достойно оплачивать работу высококвалифицированного специалиста, который один мог бы заменить 5-6 некомпетентных работников.

Поэтому ключевой момент в административной реформе – четкая структуризация задач и функций каждого звена и каждой должности административного аппарата, определение количественных и качественных критериев (показателей, индикаторов) реализации этих функций, мотивационное подкрепление ресурсами, стимулами и полномочиями. Только на этой основе возможно движение вперед.

С другой стороны, и российский бизнес не готов консолидироваться и занять толерантную, но независимую позицию в отношении к власти. Одновременно он не готов и к конструктивным, долговременным отношениям с организованной общественностью, ограничивая их спонсорской поддержкой и благотворительностью, трактуемыми преимущественно как получение рекламных и PRуслуг.

Современные демократические отношения не могут декретироваться и насаждаться сверху. Они появляются и формируются по мере того, как народы, осознав общую взаимозависимость, учатся сами справляться с проблемами коллективной организации жизни.

Гражданское общество в западно-европейских странах возникло благодаря консолидации различных групп городской ремесленной и торговой буржуазии. Россия развивалась другим путем. У нас в советское время в противостоянии тоталитарному режиму сложилась демократическая традиция правозащитного движения. Однако х отстоять идеалы и завоевания последних полутора десятилетий можно только в том случае, если будет найдено взаимопонимание между формирующимся гражданским обществом и бизнесом, если предпринимательское сообщество будет связано с общественными организациями, некоммерческим сектором теснее, чем с государственной властью.

В настоящий момент российский бизнес – самая активная, мобильная часть общества, наиболее четко и внятно представляющая не только собственные интересы, но и приоритеты развития страны, свою роль и возможности в этом развитии. Но его связи с институциями гражданского общества все еще очень слабы.

Российскому бизнесу – по крайней мере, многим его группам – не хватает не желания выйти из "тени", а силы и независимости, чтобы такой выход осуществить. Ему не хватает общественной и политической поддержки – не эпизодической и избирательной, а постоянной и общей.

Он нуждается в том, чтобы общество воспринимало его как носителя не только частных и групповых, но и общенациональных интересов, чтобы общественность ясно представляла себе причины, которые мешают отечественному бизнесу состояться в таком качестве.

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 88 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.