WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

Само же отношение членов общества к пространству объясняется в конечном счете тем, что пространство это является "подкорневой основой" людей, предоставляющих им кров и пищу.

В конечном итоге так складываются тесные сгустки людей, соединенных друг с другом неизбежным совместным трудом по освоению земли, затем переросшим в обычай, традицию, потребность в соседстве и сотрудничестве. Так из родового союза возникла община, ставшая вначале ячейкой производства, а затем и социальным союзом. Поддержание равновесного состояния между индивидуальным составом и коллективной формой обеспечивали коллективный труд на сравнительно небольшой территории и тенденции равнозначности, равноправия внутри общины.

Разнообразие путей формирования общинных взаимоотношений на громадных пространствах Земли в принципе можно свести к трем случаям.

1. Люди борются за жизнь, когда вокруг "нищая природа, жестокая природа, такая, которая дана человеку назло". И хотя эти слова Бориса Пильняка относятся к 6/7 территории Японского архипелага, которые "выкинуты из человеческого обихода горами, скалами, обрывами, камнями и только одна седьмая отдана природой человеку для того, чтобы он садил рис" (см.: Цветов В.Я., 1991, с.48), их можно распространить и на прижатые пустынями к реке земельные наделы Египта, Двуречья и других аналогичных пространств. Везде на них сверхчеловеческим совместным трудом были созданы жизнеутверждающие искусственные сооружения, и прежде всего ирригационные системы. Традиции многолетнего совместного труда сплотили людей и создали их постоянный стержень самоутверждения, при котором каждый, оставаясь самим собой, становился членом сродства. Такое сродство становилось привычным не на годы, а на века, и общинные отношения, выгодные власти, сохраняются в основе развития, например, японского общества, структуры взаимоотношения работодателей и эксплуатируемых по сей день (см.: Цветов В.Я., 1991, гл.3).

2. В условиях убывающего плодородия почв по причине их длительной бессменной эксплуатации образуется практика подсечно-огневого земледелия, когда сокращается до минимума время прямого воздействия солнца и дождей на обрабатываемый надел. Эта система хозяйствования краткосрочна, и обрабатывающий землю коллектив вынужден постоянно перемещаться на новые наделы.

"Hетоварные" производственные коллективы, практически не имеющие связей с внешней средой, тесно сплачиваются внутренней необходимостью процесса постоянного, монотонного производства. Это характерно для многих стран "третьего мира" - в особенности Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, глубинных пространств Южной Америки.

3. Сознательное переселение значительных социальных или национальных групп, в основном с территории Европы, за океан несло с собой по меньшей мере две тенденции: осознанный подбор самой группы переселяющихся и жесткая необходимость держаться вместе в условиях незнакомой и, может быть, враждебной новой среды, которую надо было освоить и приспособить для последующего укоренения на новой земле.

Во всех этих трех случаях проявляется то, что, продолжая ощущать себя индивидуумом, член общины объективно становится общественной личностью, членом коллектива. Равноправие членов коллектива становится стержнем его существования. "Община является тем единственным объединением, которое так хорошо отвечает самой природе человека, ибо повсюду, где бы ни собирались вместе люди, община возникает как бы сама собою... И только при непрерывном воздействии законов и обычаев, обстоятельств и в особенности времени ее удается наконец укрепить... Общие институты... открывают народу путь к свободе и учат его пользоваться этой свободой..." (Токвиль А.де, 1992, с.65).

Общинное самоуправление предполагает, по меньшей мере:

- совместное владение занимаемым пространством и нажитым имуществом;

- предоставление всем членам общины не только равных прав на это, но и возможность отчуждения за плату (льготы) на сторону;

- сохранение порядков и правил, обеспечивающих стабильное существование всех и возможность осуществления предоставленных им жизненных прав.

В наши дни конвиксия, община, некогда возникшая на родственнососедской основе, превратилась в низовую административную, муниципальную единицу, в основе которой лежит равное право всех граждан на владение собственностью, покупку и продажу ее, преследование в судебном порядке отдельных лиц и организаций и ответственность перед законом за собственные действия, материальные займы и предоставление последних, заключение сделок и осуществление подобных деловых операций. С другой стороны, муниципалитет во имя и от имени всех отвечает за личную и коллективную безопасность сограждан, их защиту от преступных посягательств, стихийных бедствий, болезней и эпидемий, поддержание природной среды и общественной атмосферы в состоянии, не допускающем возникновения экстремальных ситуаций. Иными словами, люди берут ответственность перед людьми на непосредственном низовом уровне.

Выделение из совокупности индивидов специальных групп уполномоченных лиц, переходящих к труду на постоянной основе, закладывает в общине не только начала разделения властей, но и определенную иерархию этой власти, более формальное подчинение традициям, предполагающее закрепление их в постоянной форме законов и контроль за соблюдением этих законов. Биоэтнический характер конвиксии тем самым размывается.

При переходе общества к товарному производству конвиксия приобретает, таким образом, скорее социально-управленческую форму, тогда как этногенез сосредоточивается более в виде субэтносов. Субэтносы - это еще не народы, но группа людей примерно одинакового происхождения, занявшая определенную территорию (и часто принявшая название этой территории). Этническое своеобразие в России сохраняет, например, казачество. Также сибиряки - потомки от смешения русских землепроходцев с местными жителями. В США это американцы-янки Новой Англии; техасцы - аналогичное смешение американских переселенцев с индейскими и мексиканскими аборигенами.

Субэтносы как бы на высшем уровне закрепляют линию "сродства", поскольку в них (часто на неявном уровне) отражаются такие черты конвиксионности, как:

- сохранение традиций путем совместного взаимодействия, свободного от товарно-денежных отношений, - традиционность нравов и обычаев, - преобладание нравственного (часто религиозного) начала в действиях и поступках, - бережное отношение к родственным и земляческим связям, - наличие совместного пространства обитания.

Любопытно, что в некоторых, сравнительно молодых по государственности, но обладающих богатыми историко-этническими традициями странах, и административное деление носит названия, отражающие такую родственность.

Так, в Германии низшая единица административного деления называется "гемейнде" ("община", "общность"), промежуточная - "крайс" ("округа"), наивысшая - "ланд" ("страна"). Нечто подобное характерно для русского "край".

Консорции и консорционные связи. Консорции (содружества) - это те же тесные единения людей, но с несколько большей осознанностью жизненных интересов. Возникая нередко в экстремальной ситуации, они временами даже предшествуют возникновению конвиксионных (родственных) сообществ. Являясь образованиями гомеостатической (направленной на выживание вопреки обстоятельствам) природы, консорции "перетекают" в конвиксии, например, при колонизации новых территорий, а уже на них становятся содружествами сроднившихся людей (например, англо-австралийцы, бывшие всего 200 лет назад сложным конгломератом ссыльных и их охранников).

Подобные пространственные сочетания могут возникать в горных областях, на островах, в пустынных оазисах, там, где, располагаясь внутри "одной изолированной долины или зоны малодоступной ввиду ее расположения вдали от проезжих дорог", они представляют собой своеобразные "ямы", малосвязанные с современной им цивилизацией (Бродель Ф., 1992, с.35).

Приспосабливаясь к природе и одновременно развивая связи между собой, люди неизбежно обретают определенный психофизиологический склад личности, привычки, обрастают обычаями. Hо вряд ли следует навешивать здесь ярлык "географического детерминизма". При недостаточном развитии системного подхода Ш. Монтескье и его современники, возможно, чересчур прямолинейно оценивали влияние природного окружения на людей. Однако главное для географа состоит в том, что путем совместной деятельности людей создается антропогенный ландшафт, позволяющий преодолеть энтропию неорганической среды и поддерживать живое в динамическом состоянии. Отсюда начинаются истоки антропогеографии (гуманизированной географии), и отсюда следует положение А. Геттнера, что каждый новый ландшафт адекватен себе на новом витке развития. Человек остается частью природы, не выпадает из нее, не противопоставляет себя остальному сущему.

Hо вместе с тем, сознавая свою историческую причастность к развитию, осознавая себя самого, осознавая время, развивая традиции, человек реализует права на собственную жизнь. "Этот переход от состояния естественного к состоянию гражданскому производит в человеке весьма приметную перемену, заменяя в его поведении инстинкт справедливостью и придавая его действиям тот нравственный характер, которого они ранее были лишены... Чтобы не ошибиться... надо точно различать естественную свободу, границами которой является лишь физическая сила индивидуума, и свободу гражданскую, которая ограничена общей волей... Эта провозглашенная воля есть акт суверенитета и создает закон" (Руссо Ж.-Ж., 1969, с.164, 168). Вступление членов людского содружества в область морали и права означает поддержание, сохранение сознательного человеческого начала.

Реализация же общих интересов и достижение согласия с другими подобными человеческими группами при распределении социальных функций позволяют сохранить целостность людского организма.

Если конвиксии и соответствующая им форма общинного устройства в конечном итоге образуют систему территориального разделения обустроенности, то движение в сторону единств по принципу интереса, цели стимулирует формирование скрепленных договорными принципами и законодательным регулированием организационных структур. Одни из них служат достижению, закреплению поставленных целей (политические партии), другие - сохранению традиций и определенного нравственного климата (религиозные объединения, секты), третьи - реализации жизненных интересов (гильдии, артели, цеха, предприятия), четвертые - удержанию полученных результатов (мафии, фирмы, деловые организации). Как видно из перечня, цели совместности чрезвычайно разнообразны, но отвечают тому единому балансу частных и общественных интересов, которым и является реальное общество. Цивилизованные основы этому обществу придают его законодательные начала, обязательность конституирования реальной ситуации. "Общество - это организм со свойственными ему разнообразными функциональными органами, а не масса одинаковых, социально безличных и безликих индивидов. Выделение мест и ролей, их спецификация - необходимое условие и результат организации человеческого общества. Разумеется, социальное распределение людей вершится не без участия "злых" и "добрых" сил, но сама необходимость такого распределения совершенно объективна" (Осипов Ю.М., 1990, с.100-101).

Окончательная реализация организационного единства людей, разумеется, осуществляется на уровне единого этноса, но образуется оно в совокупности конвиксионного и консорционного начал, учитывающих на этой стадии интересы индивидуумов.

Hе исключено, что в условиях широкого развития информатики и компьютеризации общества, позволяющего осуществлять оперативный контроль за поддержанием общественного баланса, многие традиционные формы построения властных структур резко трансформируются вновь на уровень первичных людских коллективов. Тем не менее и в этом случае некая общенациональная форма сохранит свой общий контроль над ситуацией, а государства (или эквивалентные им системы) - вплоть до создания единой мировой системы сообществ - будут сохранять систему географического разделения ответственности.

Объединения этносов, федерации. Теория этногенеза характеризует не сменность людей (клеток земного организма) как таковых, а нарастание и замену взаимоотношений и стереотипов поведения в процессах связи всего живого на уровне, характерном для каждого момента времени. "Мир обновился, и обновлялся везде и всегда, на фоне вечно меняющейся географической среды и развития социальной сферы. В этом взаимодействии этногенез играет свою роль. Он - звено между биосферой и социосферой" (Гумилев Л.H., 1990 а, с.244).

Антропогеография (гуманизированная география) сочленяет оба конца в системе "человек-природа-общество": форму организации человеческой консолидации, зависящей от сил природы, и систему институтов общения, функционирующих ради сохранения и постоянного воспроизводства этой консолидации.

Интеграция семейных отношений в общине и межобщинные взаимоотношения породили институт государства в его этнической форме. Пространство, занимаемое им, выступает как определяющий признак.

Поэтому весьма велик искус рассматривать государство в целом как своего рода природно-социальный пространственный организм, а его этническое существо как элемент регуляции отношений с окружающим миром. Нечеткость определения создателем современной антропогеографии Ф. Ратцелем государства и допущение им сравнения государства с организмом, занимающим место и требующим места для дальнейшего расширения, было использовано его последователями с целью создания реакционных геополитических теорий. Согласно этим теориям, выдвинутая Ратцелем категория "жизненного пространства" использовалась как прецедент для захвата сильными, милитаризованными государствами соседних территорий более слабых стран.

В этом плане известный футуролог С. Лем отмечает, что "в противоположность большинству животных человек не столько приспосабливает себя к окружающей среде, сколько преобразует эту среду в соответствии со своими потребностями...". Hо "человек реализует то, на что материальный мир дает свое молчаливое согласие... Человек непосредственно не может соперничать с Природой:

она слишком сложна, чтобы он мог ей в одиночку противостоять. Образно говоря, человек должен построить между собой и Природой целую цепь из звеньев, в которой каждое последующее звено будет как усилитель Разума более мощным, чем предыдущее" (Лем С., 1968, с.25-26, 54, 66).

Локальные образования общинных цивилизаций стран "третьего мира" пока еще достаточно сильны. Наличие до сих пор определенных ресурсных преимуществ (даже после политической ликвидации системы колониализма) позволяет этим странам сохраняться в традиционной социально-этнической форме.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.