WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 56 |

Все это, в конечном итоге привело к тому, что в краевом законо- и нормотворчестве федеральные законы постоянно корректировались в сторону усиления ограничений.92 Наиболее явно это проявилось в опротестованных прокуратурой актах Законодательного Собрания Краснодарского края: от 20 февраля 2002 года № 1363-П «О дополнительных Кириченко М.М., Оберемко О.А. Риторика «центра» и «периферии» в 1990-2000 гг. в политико-правовом дискурсе миграции (на материале Краснодарского края) // Журнал исследований социальной политики. Том 1, №2, 2003.

мерах по снижению напряженности в межнациональных отношениях в районах компактного расселения турок-месхетинцев, временно проживающих на территории Краснодарского края» и от 27 03.02 № 13S1-F7 «О мерах по усиленно государственного контроля за миграцией и административному выдворению лиц, незаконно находящихся на территории Краснодарского края».

Масштабы миграции и некоторые ее следствия в Краснодарском крае Интенсивные этнические миграции 1990-х гг. существенно изменили социальную реальность современного российского общества. Достаточно типичным примером российских регионов, подвергшихся в 1990-е гг. воздействию этнических миграционных процессов является Краснодарский край. Последствия этого воздействия нашли отражение в демографических и этноструктурных изменениях, которые носят качественный характер.

В этот период произошло замедление темпов общего прироста населения, что в значительной степени обусловлено снижением естественного прироста из-за низкой деторождаемости и тенденцией роста смертности. Эти тенденции, прежде всего, обнаружились в этнической группе русских, естественная убыль среди которых в рассматриваемое десятилетие была очень ощутимой – 207 152 чел. В целом же прогрессирующая естественная убыль населения Кубани в 1989-2000 гг. составила 237 чел. Кроме того, возрастная структура населения Кубани имеет явно выраженную тенденцию повышения среднего возраста, то есть постарения, что вместе с воздействием факторов болезней и травматизма будет и в дальнейшем влиять на показатели смертности.

В этих условиях внешние для края миграции приобрели в значительной степени восполняющий естественную убыль населения характер. Следует отметить, что вклад этнических миграций в пополнение численности населения различен. Наиболее значительным он был в этнической группе русских. В самой многочисленной после русских этнической группе армян общий прирост на 84,5% был обеспечен миграционным приростом (рис 1).На качество изменений, несомненно, влияет общая величина миграционного притока, численность и доля нелегальных мигрантов. В 1989-2000 гг. миграционный прирост в Краснодарском крае составил Ракачев В.Н., Ракачева Я.В. Краснодарский край: этносоциальные и этнодемографические процессы (вторая половина 1980-х – начало 2000-х гг.). Краснодар, 2003. С. 128.

931 чел. С учетом нелегальной составляющей численность мигрантов, находящихся на территории края, может достигать 1 млн чел, то есть 20% из 5-ти миллионного населения.

Качественные изменения связаны и с тем, что, если в общедемографической картине региона доли отдельных этносов представляют мелкие детали, то есть невелики, то на локальном уровне, в силу компактного расселения и элементов анклавизации их представительство может быть очень значительным. Компактные поселения различных этнических групп характерны для истории этнических миграций на Кубани. В ходе активной стадии этнических миграций 1990-х гг. вместе с наполнением уже имеющихся мест локального проживания этнических диаспор и общин возникли новые.

Так, в Краснодарском крае община турок-месхетинцев поданным переписи 2002 года составляет 11 493 чел. Ее долевое представительство в населении края невелико - всего 0,27%. Однако в трех административных районах Абинском, Апшеронском, Белореченском) они представляют заметную, около 2%, этническую группу, а в Крымском районе ее численность составляет 5%. Что касается отдельных городов и других населенных пунктов, то присутствие проживающих здесь турок-месхетинцев выглядит еще более значительным. Так, в Крымском районе туркимесхетинцы компактно проживают в г. Крымске и еще 10-ти населенных пунктах. Наиболее значительно их представительство в селе Новоукраинском – 311 человек (10,8%); в поселке Нижнебаканском – 2306 человек (24,0%). Петров В.Н., Охрименко В.И. Община турок-месхетинцев в Краснодарском крае: черты социального портрета. Краснодар, 2003.

Рис.1. Естественный и миграционный прирост населения Краснодарского края в 1989–2000 гг.

тыс. чел.

-Естественный прирост/ убыль Миграционный прирост Естественный прирост/убыль: русские Миграционный прирост, русские Естественный прирост/убыль: армяне Миграционный прирост, армяне годы Изменения в этническом составе выразились в быстром росте численности одних этнических групп и существенном сокращении других (табл. 1)95.

Таблица 1.

Численность и доля отдельных этнических групп Краснодарского края по данным переписей 1989 и 2002 гг.

2002 г.

1989 г. 2002 г.

Этносы к 1989 г.

Чел. % чел. % % Все население 4 620 876 100,0 5 125 221 100,0 +10,Русские 4 006 811 86,71 4 436 272 86,56 +10,Украинцы 182 128 3,94 131 774 2,57 –27,Армяне 171 757 3,72 274 566 5,36 +59,Белорусы 34 688 0,75 26 260 0,51 –24,Немцы 29 946 0,65 18469 0,36 –38,Греки 28 337 0,61 26 540 0,52 –6,Адыгейцы 20 795 0,45 15 821 0,31 –23,Татары 17 123 0,37 2 609 0,05 –84,крымские Татары 14 547 0,32 25589 0,5 +75,Грузины 12 105 0,26 20 500 0,4 +69,Азербайджанцы 10 343 0,22 11 944 0,27 +15,Цыгане 8 186 0,18 10 873 0,21 +32,Евреи 5 163 0,11 2 945 0,06 –40,Езиды - - 4 441 0,09 +4 Турки и турки- 2 119 0,05 11 493 0,27 +642,месхетинцы* Курды 2 262 0,05 5 022 0,1 +222,Ассирийцы 1738 0,04 3 764 0,07 +216,Корейцы 1 157 0,03 3 289 0,06 +284,Чеченцы 1 623 0,04 2 864 0,06 +176,* В ходе проведения переписи населения 2002 г. в Краснодарском крае туркимесхетинцы при опросе назывались в основном турками и соответственно были учтены в числе турок (только 116 человек назвали себя турками-месхетинцами).

В публикациях результатов переписи эти две национальности объединены и показаны вместе.

Таблица составлена по данным: Национальный состав населения Краснодарского края по данным Всесоюзной переписи населения на 12 января 1989 г. Краснодар, 1990.; Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. по Краснодарскому краю. Краснодар, 2004.

Наиболее значительный результат трансформации этнической структуры социальной общности в Краснодарском крае состоит в том, что украинцы - один из народов создающих этнокультурную специфику Кубани в межпереписной период уступили свою позицию армянам. Заметное в абсолютном исчислении представительство и долевое значение в составе населения Кубани утратили этнические группы немцев, белорусов, крымских татар, евреев. Рост же численности других этнических общин на Кубани происходил очень высокими темпами. Это относится к масштабному (подчас астрономическому) росту представительства езидов, курдов, турок-месхетинцев, ассирийцев, чеченцев, татар, грузин, армян, цыган.

В этнических группах, численность которых на Кубани составляет менее тысячи человек, заметный рост численности произошел в следующих группах: пуштуны - рост численности в 7 раз, сербы - в 6,7 раза, удины - в 5,3 раза, вьетнамцы - в 4,4 раза, арабы, - в 2,9 раза, ингуши - 2,5 раза, абхазы - в 2,3 раза, табасаране - в 1,8 раза, таджики - в 1,7 раза, кумыки, - в 1,6 раза, ногайцы - в 1,5 раза, аварцы - на 46,1%. Значительное уменьшение произошло в численности киргизов - в 6,7 раза мордвы на 28,8%, чувашей -14,2%, поляков - 13,0%, а также туркмен, казахов, эстонцев, литовцев, латышей, чехов, коми и коми-пермяков, карелов и финнов.

На качество этноструктурных изменений несомненно влияет и то, кто в процессе миграционного движения покидает регион и кто заполняет его, так как это связано с резким переходом от устоявшихся способов согласования социокультурных различий к необходимости воспринимать и согласовывать свои требования и ожидания с другой по качеству этнокультурной ментальностью и этносоциальной институциональностью. Необходимость новых реакций и изменений в восприятии относится не только к области этноконтактов русских с иноэтничными представителями, но и русских с "другими" русскими, прибывшими из Казахстана и Средней Азии, Закавказья и национальных республик Северного Кавказа.

Еще одни фактор, имеющий качественные последствия - это недобровольность миграционных перемещений, вызывающая в принимающем обществе необходимость решения проблем связанных с приемом, обустройством и интеграцией вынужденных переселенцев и беженцев. За весь период 1992-2002 гг. на территории края зарегистрировано по обращениям за получением статуса вынужденного переселенца 101 367 мигрантов и получили его 53 203 чел., то есть чуть более половины из пытавшихся. По этническому составу среди них 86,3% – русские, 4,9% – украинцы, 2,5% – армяне, 1,1% – татары, остальные этносы – менее 1%. Основная масса вынужденных переселенцев это те, кто пострадал от этнической дискриминации в Казахстане, бежал от насилия и его угроз в Узбекистане, от войн в Нагорном Карабахе, Абхазии, Таджикистане и Чечне. Переживание прошлых и настоящих, действительных и мнимых обид, ущемленность от потерь и не признания прав, неподтвержденность реальностью ожиданий и притязаний, столкновения с препятствиями и противодействием стремлениям утвердится в новой реальности, – все это вызывают у прибывших сюда этнических мигрантов настроения нервозности, недоверия и, как следствие, обособленности.

Заключение Влияние миграций противоречиво. Вместе с ее позитивными эффектами возникают негативные, порой непредсказуемые следствия. В 1990-е годы в Краснодарском крае вместе с очень высокой интенсивностью миграций обнаруживается специфика миграционных потоков по причинам их происхождения, обстоятельствам миграции и приема на новом местожительстве, разнообразию этнокультурной ментальности.

Традиционные по своему проживанию на территории Кубани этносы стали источником притяжения для соплеменников. В то же время происходило вселение представителей новых этнических групп: крымских татар, турок-месхетинцев, курдов ранее депортированных из других регионов.

Несмотря на то, что региональная политика и вытекающие из нее административные действия носили явно выраженный ограничительный характер, они не смогли воспрепятствовать проявлению определенных тенденций, вызывающих новые напряженности в принимающем обществе. В этой связи все более необходимым становится разработка обоснованных федеральных и региональных критериев и показателей потребности в приеме мигрантов, определение содержания программ и создание условий для интеграции их различных категорий, ориентированных целями удовлетворения потребностей местного населения и мигрантов, обеспечения баланса интересов в их взаимодействии, сочетания равновесного и развивающего потенциалов в принимающем сообществе.

Необходимые для этого законодательные решения, административные и общественные действия в принимающем обществе должны представлять комплекс научно обоснованных политических и организационных мер, соотносимых с пониманием актуальности миграции и ее социальных последствий, создающих четкие правовые регуляторы; определенность механизмов и последовательность в реализации.

Полетаев Д.В.

(ВНИИ внешнеэкономических связей при Минэкономразвития и торговли РФ, Москва) Адаптация мигрантов из зарубежных стран в российских городах:

сравнительный анализ на примере Томска, Санкт-Петербурга и Москвы Сегодня миграционные перемещения между бывшими союзными республиками и странами дальнего зарубежья и российскими городами обрели новую интенсивность и качество. Изменились и проблемы, связанные с адаптацией приезжающих иностранцев.

Приобрела значительные масштабы нелегальная составляющая миграции. Потоки беженцев, устремившиеся в Россию в начале 90-х, сменились потоками трудовых мигрантов. Спектр проблем, связанных с оседанием этих разных по происхождению и причинам приезда мигрантов стал более широким.

Уже проводившиеся в России опросы мигрантов не были нацелены на сравнительный анализ адаптации мигрантов-иностранцев в российских городах разных регионов и накопленный исследовательский опыт по этой проблематике незначителен.

Проект подразумевал проведение опроса мигрантов и опрос экспертов в 3 городах – Москве, Санкт-Петербурге и Томске, анализ их результатов.

В связи с тем, что в каждом городе по анкете из 73 вопросов опрашивалось по 200 человек (всего по трем городам – 600), была жестко задана выборка. Были введены квоты по полу (50 % женщин и 50% мужчин), по странам (25% из государств Средней Азии /Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Киргизия/, 25% из государств Закавказья /Армения, Грузия, Азербайджан/, 25% из «славянских государств» /Украина, Белоруссия, Молдова/, 25% из дальнего зарубежья и стран Балтии), по времени прибытия в Россию (по 50% мигрантов прибывших до и после российского экономического кризиса 1998 г.,) и по возрасту (треть респондентов - от 18 до 25 лет, треть - от 26 до 40 лет и треть - 41 год и старше).

Среди причин прибытия в Россию первое место занимают экономические причины. Около половины респондентов упоминают плохие экономические условия. Такие причины, как «потеря работы, невозможность устроиться на работу» и «низкие заработки и дорогая жизнь» стоят на втором и третьем месте (соответственно 37% и 36%). Последние две причины имеют разное процентное соотношение в трех обследованных городах, но, безусловно, лидируют. По остальным причинам наблюдается больший разброс в зависимости от города. Так, в Томске среди причин приезда в Россию мигранты очень часто упоминали невозможность получить образование или дать хорошее образование детям на родине (36%), что неудивительно, так как Томск по праву считается одним из главных образовательных центров в Сибири. В Москве среди причин миграции респондентов в Россию часто назывался переезд вместе с родными или знакомыми (26%), желание переехать поближе к родственникам или друзьям (19%), обострение межнациональных отношений на родине (20%). В Петербурге разброс причин, вытолкнувших мигрантов из их родных мест шире. Так же как и в Томске – это стремление к повышению своего образовательного уровня или возможность дать хорошее образование детям (24%). Значимы такие стимулирующие обстоятельства, как переезд вместе с родными или знакомыми (22%), желание переехать ближе к родственникам или друзьям (21%). Мигрантами в Петербурге часто назывались такие причины как обострение межнациональных отношений на родине (17%), ухудшение общей обстановки окружения в стране исхода (18%), а также бытовая неустроенность или нежелание жить в той стране, городе, селе откуда прибыл респондент (по 14%).

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.