WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

Однако налоговая база целиком зависит от политики, проводимой региональными властями, и является функцией эффективных расходов регионального бюджета Е. Федеральное правительство может влиять на налоговую базу лишь косвенно, варьируя параметр и получая отклик Y(Е*()) = Y(). Безусловно, это жесткое предположение, однако оно в некоторой степени согласуется с эмпирическими данными: многочисленные исследования19 показали наличие устойчивой положительной статистической связи между экономическим ростом и бюджетной децентрализацией различных стран и регионов.

Таким образом, федеральное правительство решает задачу:

Y(Е*()) max (2.3.1) 0 1, где Е*() -- решение задачи (2.1.1) или (2.2.1) при соответствующем.

Необходимое условие экстремума имеет вид:

Y E * А() = Y(Е*()) + = 0 (2.3.2) E * Для обеих задач нахождения Е* в явном виде получены формулы (А1.1.9) и (А1.2.9), E * определяющие. Подставляя их в уравнение (2.3.2), при каждом конкретном наборе Например, [98]; [80]; [87], С. 24.

параметров можно найти решение * задачи (2.3.1). Если А() > 0, [0; 1] * = 1.

Решение этой задачи будет равновесием по Штакельбергу, оно может установиться, если игра является неравноправной: федеральный уровень выступает как лидер и знает функцию реакции регионов, то есть выбираемый ими объем эффективных бюджетных расходов в зависимости от их доли в консолидированном бюджете.

Однако и региональный бюджет может выступать полноправным участником игры, назначая Е таким образом, чтобы максимизировать свою функцию выигрыша с учетом ставки, которую назначит в ответ федеральная власть. Либо, что вероятнее, федеральному центру не доступна полная информация о механизме принятия решений региональными властями. В этом случае нас интересует существование равновесия по Нэшу, то есть пары (*, Е*), такой, что:

* представляет собой решение задачи центра (2.3.1) при Е = Е* и одновременно {N*, Е*}представляет собой решение задачи региона (2.1.1)-(2.2.1) при = *.

Региональному правительству при фиксированном невыгодно отклоняться от стратегии Е*, задаваемой решением задачи (2.1.1) или (2.2.1), однако решением задачи (2.3.1) при любой фиксированной стратегии Е субнационального правительства является значение = 1. Таким образом, данная игра не имеет равновесного по Нэшу решения, кроме как в вырожденном случае унитарной экономики. В силу очевидной необходимости стабильности политики межбюджетных отношений нас не интересуют равновесия в смешанных стратегиях (когда с определенной вероятностью рi играется то или иное значение i из некоторого множества).

Отсутствие равновесия в данной игре показывает, почему у федеральной власти на практике постоянно возникает соблазн изъять в центр все внеплановые бюджетные доходы регионов, особенно если она считает, что ВРП и налоговая база от этого не изменятся (что верно лишь в коротком промежутке времени), и почему не устанавливается стабильных долей и 1 -.

Приведем ряд эмпирических подтверждений выводов модели. Журавская (1998) с помощью регрессионного анализа на примере очень небольшой выборки показала, что в России при повышении собственных доходов субнационального бюджета на 1 рубль реальные располагаемые доходы бюджета увеличиваются менее, чем на 10 копеек20. К сожалению, из-за крайне малой статистической базы эту оценку необходимо дополнительно проверить на широкой выборке, однако полученный промежуточный результат полностью согласуется с выводами предложенной модели.

Точно такой же результат был получен Перфильевым и Терехиным (2000) применительно к муниципалитетам Рязанской области. Коэффициент корреляции доли трансфертов в местных бюджетах и объема собственных бюджетных доходов оказался ниже -0,921. Авторы также показывают отсутствие или малое значение корреляции между собираемыми на территории налогами на душу трудоспособного населения и средней бюджетной обеспеченностью на душу населения22. Не наблюдается устойчивой связи собираемых налогов и с социальной обеспеченностью в регионе.

О нестабильности межбюджетных отношений также свидетельствует тот факт, что ранговое соотношение территорий по показателям средней бюджетной обеспеченности на душу населения и собираемых налогов на душу населения ежегодно претерпевает существенные "хаотические" изменения23.

Можно возразить, что в Германии также действует практика регулирующих налогов, которые делятся между уровнями бюджетной системы в определенных долях. Однако немецкая экономика не является "переходной", и рассматриваемая в работе модель к ней вряд ли применима.

2.4. Максимизация консолидированного бюджета. Теперь рассмотрим модифицированную целевую функцию для федеральной власти. Предположим, что [101], C. 17: N = 139, R2 = 0.19.

[40], С.73. Авторы ошибочно пишут "более 0,9", не учитывая знак. Однако нарисованная ими регрессия имеет сильный отрицательный наклон и в тексте констатируется не прямая, а обратная зависимость. К сожалению, монография изобилует подобными "опечатками".

[40], С. 70. Результаты являются не совсем надежными, так как рассмотрена ранговая корреляция, а не корреляция самих показателей. (Территории классифицируются по убыванию определенного фактора и на этом основании им присваиваются ранги от 1 до N). Количественное значение коэффициента ранговой корреляции не имеет содержательной экономической интерпретации. Кроме того, данные могут искажаться различиями в соотношении трудоспособного и общего населения территорий.

[40], С. 78-79.

максимизируется не объем поступлений в федеральный бюджет из региона, а суммарные эффективные расходы консолидированного бюджета, то есть все доходы федерального бюджета и та часть доходов регионального бюджета, которая используется эффективно:

Е + Y(Е) max (2.4.1) Свойство 2.4.1. В игре, где федеральное правительство максимизирует эффективные расходы консолидированного бюджета, может установиться равновесие по Штакельбергу, причем, если * < 1, равновесные значения и ВРП будут иными, чем в случае, когда центр максимизирует доходы федерального бюджета.

Свойство констатирует тот факт, что одновременно максимизировать и федеральный, и консолидированный бюджет невозможно (кроме как в случае, когда эти бюджеты совпадают).

Решение при максимизации консолидированного бюджета может быть экономически более эффективным, чем в случае максимизации федерального бюджета (это зависит от параметров задачи, но в большинстве случаев равновесное значение будет ниже, а ВРП выше). Однако, как уже отмечалось, в силу долгового бремени и других факторов, на практике, скорее всего, максимизироваться будет именно федеральный бюджет.

2.5. Динамическая игра. До этого мы рассматривали статические модели и статические игры, считая, что каждый уровень бюджетной системы выбирает параметры своей политики один раз и навсегда. Ниже мы рассмотрим динамическую модель и покажем, что в ней возникает равновесие, отличное от статического. Будем считать, что наша статическая игра распределения доходов между бюджетами повторяется ежегодно.

Однако эффективные бюджетные расходы увеличивают ВРП не немедленно, а с некоторым лагом запаздывания, равным одному условному периоду. Таким образом, у федерального правительства всегда есть возможность объявить одну схему распределения доходов, а после того, как региональные власти проведут соответствующую политику и сложится соответствующая налоговая база, изменить "правила игры" при распределении доходов следующего года.

Пусть i -- доля федерального бюджета в бюджетных доходах, объявленная в начале периода i. Тогда объем федерального бюджета за период i составит:

iф = iY(E*(i - 1)), (2.5.1) так как налоговая база в периоде i формируется в зависимости от экономического климата, создаваемого бюджетными расходами в предыдущем периоде i - 1.

Аналогично, доходная часть субфедерального бюджета, влияющая на ограничение в задачах (2.1.1) и (2.2.1), составит:

(1 - i)Y(E*(i - 1)). (2.5.2) Обозначим через iс значение целевой функции субнационального правительства в году i при бюджетном ограничении (2.5.2):

kNi iс = kNi + cEi (iс = ) 1 - µp(Ei ) N + E (1 - i)Y(E*(i - 1)).

N 0, E 0. (2.5.3) Функции выигрыша для каждого уровня бюджетной системы будут представлять собой дисконтированную сумму ежегодных выигрышей ((0; 1] -- множитель дисконтирования, = (1 - d)-1, где d -- ставка дисконтирования).

i ф ф = (2.5.4) i i = i c с = (2.5.5) i i =Федеральный уровень выбирает в качестве стратегии последовательность ставок {i}, iN{0}, так, чтобы максимизировать ф, а субнациональный уровень выбирает последовательность {Еi}, iN{0}, так, чтобы максимизировать с.

Утверждение 2.5.1. Если i = [0; 1), iN Ei = E(),iN.

Это означает, что если бы федеральный уровень всегда "играл честно", то есть в последний момент не повышал бы свою долю бюджетных доходов, то субнациональным властям на каждом шаге было бы выгодно выбирать Е*() как решение оптимизационной задачи (2.1.1) или (2.2.1) и не отклоняться от этой стратегии. Поэтому субнациональным властям необходимо разработать такую стратегию, которая заставила бы центр придерживаться стабильной политики межбюджетных отношений.

Это можно сделать с помощью следующего алгоритма. До тех пор, пока выполняется соотношение i i - 1, выбирается Еi = Е*(i). Если на определенном шаге j центр повысил долю своих доходов (j > j - 1), то Еi = Е°, i j. (В крайнем случае Е° = 0). Таким образом, субнациональная власть "наказывает" федеральную за непоследовательность ее политики, после неожиданного изъятия дополнительных региональных доходов навсегда сворачивая программы эффективных бюджетных вложений в регионе, независимо от дальнейших действий федеральной власти. Постоянный низкий уровень Е приводит к низкому уровню ВРП и недопоступлениям в федеральный бюджет.

Рассмотрим, каким должен быть ответ федеральной власти на такую стратегию. На нулевом шаге, очевидно, будет выбрана 0 = *, где * -- решение задачи (2.3.1). На первом шаге (и каждом последующем) имеется выбор: оставить ставку неизменной (понижение заведомо бессмысленно) или повысить ее (если повышать, то, очевидно, сразу до = 1). Также очевидно, что решение, оптимальное на первом шаге, будет оптимальным на любом последующем.

1 - * Утверждение 2.5.2. Если Y(Е°) Y(Е*)(1 - ), то существует равновесное по Нэшу решение, при котором на каждом шаге будет играться пара (*, Е*).

Получаемое равновесие оптимально в том смысле, что обеспечивает максимальный размер федерального бюджета, высокое значение эффективных расходов регионального бюджета, высокий ВРП и стабильную неизменную бюджетную политику. Однако в этом случае не гарантируется отсутствие нецелевого и неэффективного использования бюджетных средств.

Условие существования равновесия можно переписать в виде:

Y (E*)(1 - *) Y (E*) - Y (E°) Оно показывает, что если власти не считают будущие выигрыши достаточно весомыми ("после нас -- хоть потоп"), то равновесие невозможно. Дисконтирующий множитель должен быть достаточно близок к единице. Если предположить, что Е° 0 и при этом Y(Е°) 0, то есть стратегия регионов является крайне жесткой, то условие принимает вид: 1 - *.

Теперь будем считать, что параметр задан. Неравенство в утверждении (2.5.2) показывает, каким при этом должно быть значение Е°, то есть величина гарантированных эффективных бюджетных расходов в регионах в случае необоснованных изъятий доходов субнациональных бюджетов. Видно, что "автономное" значение ВРП Y(Е°) должно быть достаточно маленьким и тем меньшим, чем меньше дисконтирующий множитель (больше коэффициент дисконтирования). Если федеральная власть придает высокое значение перспективному развитию ( 1), то Y(Е°) *Y(Е*). Выполнение данного неравенства возможно при эластичной зависимости ВРП от эффективных бюджетных расходов.

2.6. Сочетание различных игр в одной системе. В российском бюджетном федерализме на современном этапе, по-видимому, одновременно присутствуют ситуации, сходные с играми всех трех типов. Динамическая игра и вытекающее из нее равновесие требуют, в первую очередь, наибольшей информационной прозрачности, так как рассматриваемая в задаче равновесная стратегия не допускает "метода проб и ошибок" и корректировки решений на основе "образной связи". Кроме того, субнациональные бюджеты могут "заставить" федеральный бюджет прийти к эффективному равновесному решению только на основе некоторого "торга". В данном случае рассматривается не прямой политический торг, а косвенный, основанный на взаимном доверии или недоверии властей. Тем не менее осуществление такого торга подразумевает наличие у региона возможности четко дать понять центру свою стратегию, свои действия в различных возможных ситуациях, таким образом оказывая на центр неявное давление.

В российской практике модель данного типа, вероятно, применима к "сильным" регионам, в частности, к регионам, заключающим с центром особые договора. Заметим, что такие договора, как правило, повышают эффективность поступлений средств из данного региона и в региональный, и в федеральный бюджеты, как это и следует из модели. Их справедливо критикуют в основном за то, что они подрывают принципы равноправия субъектов федерации и единообразия системы межбюджетных отношений. Однако, как следует из модели, во многих ситуациях политический торг может быть единственным механизмом установления равновесия.

Многим другим регионам "динамическая игра" недоступна, так как они не могут в силу естественного слабого экономического положения и других объективных причин занимать жесткую позицию. В первую очередь, речь идет о случаях, когда все доходы консолидированного бюджета с данной территории покрывают лишь незначительную часть минимально необходимых региональных расходов, как, например, в Корякском АО. Очевидно, для таких регионов целевая функция должна включать доходы именно консолидированного бюджета.

Наконец, остается большое число территорий, не попадающих ни в одну из этих групп, которые обладают значительными собственными доходами, но не хотят или не могут занимать жесткую позицию по отношению к центру. В этих случаях имеет место статическая игра. Такая игра может быть интересна центру в краткосрочной перспективе, так как во многом допускает произвол политики изъятий дополнительных бюджетных доходов регионов. Равновесных стабильных отношений между уровнями бюджета в этом случае не устанавливается. Ситуация изъятия большей части дополнительных бюджетных поступлений в федеральный бюджет (или уменьшения объема трансфертов в случае уменьшения дефицита регионального бюджета) характерна для многих регионов, как "доноров", так и "акцепторов", как мы увидим дальше, к этой группе следует отнести и Санкт-Петербург.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.