WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КИБЕРНЕТИКИ Дипломная работа на тему: «Равновесность и эффективность при бюджетном федерализме» Студент 5 курса специальности «Математические методы в экономике» Плеханов Александр Анатольевич Научный руководитель к.э.н., доцент Колесов Дмитрий Николаевич Рецензент к.э.н., доцент Шалабин Геральд Васильевич Зав. кафедрой к.э.н., доцент Колесов Дмитрий Николаевич Оценка Санкт-Петербург 2002г.

1 Содержание Введение. 4 1. Эмпирические основы модели.

1.1. Общая концепция модели. 7 1.2. Некоторые допущения. 11 2. Деление консолидированного бюджета.

2.1. Задача субнационального бюджета. 12 2.2. Исключение неэффективных бюджетных расходов. 15 2.3. Отсутствие равновесия. 17 2.4. Максимизация консолидированного бюджета. 19 2.5. Динамическая игра. 20 2.6. Сочетание различных игр в одной системе. 23 3. Политика фиксированных трансфертов.

3.1. Задача субнационального бюджета. 25 3.2. Механизм передачи трансферта. 27 3.3. Задача федерального бюджета применительно к регионам-"акцепторам". 28 3.4. Задача федерального бюджета применительно к регионам-"донорам". 31 3.5. Динамическое стимулирование. 33 3.6. Сравнение экономической эффективности двух политик. 35 4. Оптимальное соотношение стимулирующей и выравнивающей функций межбюджетных отношений.

4.1. Иллюстрация стимулирующего и выравнивающего эффекта на условном примере.37 4.2. Эффективная и оптимальная бюджетные политики. 40 4.3. Обобщенное среднее. 41 4.4. Смешанный метод деления доходов консолидированного бюджета. 46 4.5. Эффективность и равновесность при смешанном подходе. 47 2 5. Многоуровневое налоговое регулирование.

5.1. Вертикальные внешние эффекты. 48 5.2. Эффект дохода и эффект замены. 52 5.3. Равновесия по Штакельбергу и по Нэшу. 52 5.4. Цена системы "сдержек и противовесов". 54 5.5. Динамическое налоговое регулирование. 5.6. Сложности практического внедрения многоуровневого налогового регулирования.5.7. Выведение федеральных налогов из-под регионального налогообложения. 6. Эмпирический анализ межбюджетных отношений в России.

6.1. Определение статуса региона: донор или акцептор 6.2. Валовой региональный продукт и расходы бюджетов. 6.3. Особое положение национальных республик. Заключение. Приложение.

A1. Доказательство утверждений главы 2.

A1.1. Доказательство утверждений раздела 2.1. A1.2. Доказательство утверждений раздела 2.2. A1.3. Доказательство утверждений раздела 2.4. A1.4. Доказательство утверждений раздела 2.5. A2. Доказательство утверждений главы 3.

A2.1. Доказательство утверждений раздела 3.1. А2.2. Доказательство утверждений раздела 3.2. А2.3. Доказательство утверждений раздела 3.3. А2.4. Доказательство утверждений раздела 3.5. А2.5. Доказательство утверждений раздела 3.6. A3. Доказательство утверждений главы 4.

А3.1. Доказательство утверждений раздела 4.3. А3.2. Оптимизационные задачи при смешанном подходе. A4. Доказательство утверждений главы 5.

А4.1. Доказательство утверждений раздела 5.1. А4.2. Доказательство утверждений раздела 5.2. А4.3. Доказательство утверждений раздела 5.3. А4.4. Доказательство утверждений раздела 5.4. А4.5. Доказательство утверждений раздела 5.5. А5. Результаты эмпирического анализа.

А5.1. Классификация регионов России по признаку донор-акцептор. А5.2. Зависимость расходов бюджетов регионов России от ВРП по годам. А5.3. Зависимость расходов бюджетов регионов России от ВРП по регионам. Литература. Равновесность и эффективность при бюджетном федерализме.

Введение. За прошедшее десятилетие в России так и не выработалось единой стройной концепции межбюджетных отношений. Вместе с тем, проблема бюджетного федерализма является одной из важнейших для экономики страны в целом. Эффективная политика распределения бюджетных полномочий способствует повышению заинтересованности местных властей и властей субъектов федерации в увеличении экономического потенциала региона и максимально эффективной реализации этого потенциала; неэффективная структура бюджетного федерализма приводит к отсутствию подобного стимула и к экономической стагнации.

Предметом данной работы являются различные концепции формирования доходной части бюджетов различных уровней. В работе они будут рассмотрены на примере простой математической теоретико-игровой модели, которая позволяет сравнить различные концепции с точки зрения их эффективности и с точки зрения их равновесности. При этом мы рассматриваем только экономические аспекты межбюджетных отношений, оставляя за рамками исследования политические, социальные, законодательные и другие аспекты, которые также имеют огромное значение, но должны стать объектом отдельного исследования.

Опираясь на выводы, полученные на основе моделей, мы проводим эконометрический анализ некоторых аспектов реально сложившейся на протяжении последнего десятилетия практики межбюджетных отношений в России. Целью данного анализа является как косвенная оценка некоторых параметров модели, так и оценка эффективности сложившейся системы бюджетного федерализма в контексте рассматриваемой модели.

Анализ ориентирован преимущественно на межбюджетные отношения в России (между федеральным центром, субъектами федерации и муниципальными образованиями), для целей сравнительного анализа привлекаются примеры и из практики других государств. На наш взгляд, предлагаемая модель может быть обобщена на страны с переходной экономикой в целом.

В России проблема регулирования и моделирования межбюджетных отношений появилась сравнительно недавно, в начале 1990 годов, так как вся иерархия бюджетов Советского Союза, фактически, была сведена в единый бюджет СССР (хотя формально бюджеты различных уровней существовали). Вероятно, этим объясняется тот факт, что данная проблема еще не нашла должного отражения в отечественной литературе. Рамки данной работы не позволяют сделать сколько-нибудь подробный обзор русскоязычной библиографии, однако в целом можно констатировать, что, за редким исключением1, исследователями не поставлен и не решен широкий круг проблем, связанных с практической оценкой эффективности бюджетных систем и разработкой методов их совершенствования на основе четких критериев и наблюдаемых эмпирических показателей.

Общая проблематика межбюджетных отношений достаточно полно и последовательно изложена в "Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года", подготовленной фондом "Центр стратегических разработок"2, где реформы бюджетной системы рассмотрены в контексте общего реформирования национальной экономики. Авторами изложены задачи реформы, два возможных подхода к преобразованию структуры бюджетного федерализма3 и их некоторые сравнительные характеристики4 (при этом в программе не указываются формализованные критерии оценки структуры и эффективности бюджетного федерализма). В данной работе будут затронуты такие важные проблемы межбюджетных отношений в России, как невыполнение бюджетным федерализмом стимулирующей функции, крайняя нестабильность межбюджетных отношений, расщепление политических дивидендов и политической ответственности за проводимую на местах бюджетную политику.

Министерство финансов также занимается разработкой предложений по строительству межбюджетных отношений5, развивая преимущественно два аспекта, представленных также и в западной литературе: распределение трансфертов на основе показателя минимальной [25], С. 127-138.

[54](под ред. Г.Греффа). Межбюджетным отношениям посвящена глава 2.3. второго раздела, а также часть приложений.

[54], раздел 2.3.5.

[54], например, временне распределение рисков (2.3.7) См. [34] бюджетной обеспеченности6 и учет так называемого коэффициента налоговых усилий7.

Последнее направление получает все большую популярность в отечественной литературе. В прошлом году вышла первая монография8, посвященная бюджетному федерализму, где основное внимание уделено именно стимулированию регионов на основе коэффициента налоговых усилий. Однако, как будет показано ниже, предлагаемые методы стимулирования имеют крайне ограниченный характер.

В западной литературе проблемы стратификации налоговых поступлений рассматриваются исследователями достаточно давно9. Однако, как будет показано в первой главе, модели, разработанные для развитых экономик, как правило, неприменимы к российскому бюджетному федерализму, в силу заведомого несоответствия предпосылок моделей российской практике. В частности, начиная с работы Оутса10, традиционно огромное внимание уделяется межрегиональной конкуренции и так называемым горизонтальным внешним эффектам, тогда как в России эти явления практически отсутствуют.

В целом можно констатировать тот факт, что рассматриваемая в работе несомненно актуальная проблема еще не получила должного освещения в литературе.

Оставшаяся часть работы построена следующим образом. В первой главе рассматривается общая концепция модели, специфические предпосылки и допущения относительно межбюджетных отношений в переходных экономиках. Во второй, третьей, четвертой и пятой главах последовательно рассматриваются и сравниваются четыре идеологии построения бюджетного федерализма: с помощью установления долей, в которых консолидированный бюджет делится между тремя уровнями бюджетной системы; с помощью фиксированных в абсолютном выражении трансфертов регионов центру и фиксированных дотаций центра регионам; с помощью комбинации этих двух вариантов; и, наконец, с помощью независимого установления налогов властями различных уровней. Шестая глава посвящена эмпирическому анализу некоторых аспектов межбюджетных отношений между федеральным В западной литературе см., например, [73] В западной литературе см., например, [99] [40], C. 126-182.

центром и субъектами федерации. Общие выводы представлены в заключении.

1. Эмпирические основы модели.

1.1. Общая концепция модели. Бюджетная система большинства государств, в том числе, Российской Федерации, подразумевает наличие трех уровней бюджетной системы, на каждом из которых власти преследуют свои интересы. Поэтому в основу модели межбюджетных отношений положен теоретико-игровой подход.

В игре принимают участие два игрока: национальные и субнациональные (региональные) власти. Аналогичная игра происходит и на нижней ступени межбюджетных отношений -- между региональным и местными бюджетами.

В отличие от моделей, исследующих вертикальные и горизонтальные внешние эффекты в развитых федеративных экономиках11, мы исходим из того, что правительства не максимизируют общественное благосостояние, или обобщенную функцию полезности, заданную на множестве общественных и традиционных благ (то есть не являются "benevolent").

Наоборот, правительства максимизируют либо объем бюджета, либо личную полезность чиновников от использования бюджетных средств. Критерий максимума ВВП обладает тем недостатком, что учитывает лишь количество и не учитывает структуру и распределение благ в обществе.

Будем считать, что федеральное правительство максимизирует объем федерального бюджета (в некоторых случаях, посмотрим, что изменится, если максимизируется не федеральный, а консолидированный бюджет). Такая предпосылка выглядит логично, так как, во-первых, в последние годы доля российского бюджета в ВВП по мировым меркам весьма не высока. За первый квартал 2001 года федеральный бюджет составил 17,9% ВВП12, консолидированный бюджет -- 34,4% ВВП. В предыдущие годы эти показатели был еще ниже, в то время как в развитых европейских странах только налоговые доходы бюджета Например, Ricker, William H. Federalism: Origin, Operation, Significance. Boston, 1964.

Oates, 1972: [95].

Например, см. [89], [94], [100].

[36], С. варьируются в пределах 34% - 53% ВВП.При этом за тот же период обслуживание российского государственного долга составило 38,5% расходной части бюджета или 5,43% ВВП14. Это огромная доля, принимая во внимание то, что здесь отражены фактические расходы с учетом реструктуризации и отсрочек по долгам. Более того, следует ожидать неуклонного роста доли процентных расходов в федеральном бюджете. В то же время федеральный бюджет является единственным источником погашения государственного федерального долга, поэтому национальные власти оказываются вынужденными ставить задачу максимизации объема федерального бюджета, а не максимизации общественной полезности, чтобы обеспечить необходимые долговые выплаты.

Далее, допустим, что субнациональные власти могут быть коррумпированными и максимизировать собственную полезность при расходовании бюджетных средств. Данное предположение может показаться чересчур "утрированным", однако заметим, что по результатам последних исследований Россия занимает 79 место в мире по индексу коррумпированности (первое место -- наименьшая коррумпированность), тогда как даже те развивающиеся страны, с которыми Россию постоянно сравнивают, в том числе и в ракурсе бюджетного федерализма, занимают более высокие места (Бразилия -- 46ое, Китай -- 57ое)15.

Все бюджетные расходы в этом случае условно разделим на "эффективные" и "неэффективные". Эффективные расходы (Е) способствуют развитию экономической инфраструктуры региона, повышению уровня жизни населения и росту инвестиционной привлекательности территории, что, в конечном счете, находит отражение в росте валового регионального продукта (ВРП) на душу населения.

Имеется зависимость размера ВРП от объема эффективных бюджетных расходов Y(Е).

Логично предположить, что Y'(Е) > 0 при любом Y (то есть ВРП всегда растет при росте эффективных расходов), но Y''(Е) < 0, то есть этот рост замедляется по мере увеличения абсолютного объема эффективных бюджетных расходов.

The Economist, 10.11.2000, C. 192.

[36], C. 37.

The Economist, 30.06.2001, C. 116.

Помимо этого, производятся неэффективные расходы N, которые трансформируются в доле k(0; 1] в личные доходы субнациональной власти (в форме взяток вследствие установления непреодолимых барьеров для частного бизнеса, в форме нецелевого использования бюджетных средств (воровства) и т.д.) Неэффективные расходы никак не содействуют росту ВРП и налоговой базы. Коэффициент k зависит от характера неэффективных расходов. При прямом воровстве бюджетных ресурсов k1.

Неэффективные расходы также не способствуют росту политической популярности власти, которая зависит исключительно от объема эффективных расходов, которые избиратели непосредственно могут наблюдать (в то время, как об объемах неэффективных расходов у них нет четкого представления). Политическая популярность отражается в функции р(Е) вероятности местной власти быть переизбранной (или переназначенной) на следующий срок.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.