WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 28 |

Более того, наличие развитых и конкурентных рынков ценных бумаг, повидимому, может свидетельствовать о сравнительно большей «глубине» развития финансовых отношений, о существовании дополнительного измерения финансовой экономики. Характерно, что в странах, обладающих достаточно развитыми фондовыми рынками, отношение общей суммы частной задолженности к ВНП оказывается значительно выше, чем в остальных странах (см. La Portа a.o. 1997).

Расчеты показывают, что темпы долгосрочного развития фондового рынка обнаруживают существенную положительную корреляцию с индексами, характеризующими степень защиты прав акционерной собственности (см., напр., Levine, Loyaza, Becu, 2000). А сложившийся высоко конкурентный рынок акций, в свою очередь, способствует ускорению экономического роста. Р. Морк, Б. Йонг, У.Ю продемонстрировали, что именно развитые рынки акций позволяют сформировать систему, лучше всего воплощающую в рыночных ценах многообразную (и специфическую для каждой корпорации) информацию, и тем самым могут обеспечить более эффективную аллокацию ресурсов (Morck, Yeung, Yu 2000).

1.6. Корпоративное управление в развивающихся странах.

В этих странах обычно существует сравнительно небольшое число компаний, акции которых допущены к обращению на национальных и международных фондовых биржах. К числу немногих исключений принадлежит Индия, где насчитывается свыше 7 тыс. компаний, акции которых прошли процедуру листинга. Чаще всего эти компании остаются в семейной собственности.

КУ в развивающихся странах представляет объект самостоятельного исследования. Особенности функционирования финансовых рынков в Индии и управления в индийских компаниях основательно анализируются в работе (Bhagwati, 1993). В рамках данного обзора хотелось бы выделить лишь один из аспектов данной проблемы.

Во многих странах Юго-Восточной Азии и Латинской Америки инсайдеры играют важную роль в структуре собственности крупнейших компаний. Так, в Аргентине доля инсайдеров в 90-х годах прошлого столетия составляла 41%, в Мексике – 34%, в Сингапуре – 31%, в Гонконге 28% (см. La Porta a.o., 1999).

Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления В странах Юго-Восточной Азии широко распространены фирмы, контролируемые одной или несколькими богатейшими семьями. В Юго-Восточной Азии (исключая, разумеется, Японию) 10 богатейших семейств в каждой из восьми рассматривавшихся стран контролировали от 18% до 58% общей стоимости акций, котировавшихся в этих странах. Высшие управленческие посты в 60% фирм, акции которых не имеют широкого распространения, заняты представителями контролирующих семей (см. Claessens, Djankov, Lang, 2000). В подобных компаниях отделение собственности от управления в гораздо меньшей степени (чем, скажем, в англо-саксонских странах) может характеризовать отделение акционерного контроля от сферы управления.

Вместе с тем в компаниях, характеризующихся сравнительно широким распространением акций, система защиты прав акционеров и особенно защита прав кредиторов во многих случаях представляется сравнительно менее надежной. Поэтому сама структура собственности и контроля, складывающаяся в подобных компаниях (часто входящих в одну «хозяйственную группу» с крупными семейными центрами) обеспечивает довольно широкие возможности для самостоятельных действий (окопавшихся) высших управляющих. К тому же такие компании, как правило, характеризуются сравнительно меньшей финансовой прозрачностью.

Исследовательская корпорация Flemings рассчитывает индексы, характеризующие защиту прав акционеров и «качество» КУ для ряда стран. По данным, относящимся к весне 1998 года, самые низкие значения показателя приходились на Индонезию и Южную Корею (индекс равен 1), для Малайзии и Таиланда значение индекса составляли 2, тогда как наиболее эффективная система защиты акционерной собственности в США характеризовалась оценкой в 5 баллов (Flemings Research. June 1998).

Недостаточный инфорсмент прав собственности и слабая защита акционеров, вообще говоря, вряд ли могут считаться неким барьером, который каждый момент препятствует росту операций соответствующих компаний. Скорее напротив: в условиях общего хозяйственного подъема свобода действий позволяет менеджерам выбирать более динамичные, хотя, может быть, и более рискованные стратегии и даже привлекать значительные внешние ресурсы, в том числе вложения иностранного капитала. На протяжении 80-х – первой половины 90-х годов отмечавшиеся выше страны Юго-Восточной Азии демонстрировали сравнительно высокие темпы экономического роста; среди многочисленных факторов, вызвавших к жизни Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления «хозяйственное чудо», определенную роль могли играть и отмеченные выше особенности КУ.

Однако при резком ухудшении конъюнктуры ситуация радикально меняется.

Когда обязательства таких фирм становятся непомерными, топ-менеджеры, контролирующие фирму, развёртывают постепенный вывод ресурсов за пределы компании. Это может быть как перераспределение средств в пользу других фирм, контролируемых теми же менеджерами, в пределах одной хозяйственной группы, так и скрытый перевод средств в оффшорные центры. На определенном этапе развития этого процесса доверие инвесторов, в том числе иностранных, оказывается подорванным.

Сброс акций и отлив капитала придают развертывающимся кумулятивным процессам стремительный характер.

В последнее время появился ряд теоретических моделей, исследующих влияние неэффективного инфорсмента прав собственности и контрактных прав на общий ход хозяйственного развития. Так, П.-Р. Эдженор и Дж. Эйзенман показывают, что высокие издержки инфорсмента делают весьма вероятным скачкообразный переход к «неэффективному» равновесию, характеризующемуся пониженным уровнем производства и занятости (см. Agenor, Aizenman. 1999).

С. Джонсон, П. Бун, А Брич и Э. Фридмен прямо связывают финансовый кризис второй половины 90-х годов с низким уровнем КУ в странах Юго-Восточной Азии, а также в некоторых переходных экономиках. В их уравнениях множественной регрессии поведение переменных, характеризующих качество КУ в указанных странах, позволяет объяснить большую часть дисперсии валютных курсов и рыночного курса акций. Это воздействие оказывается сильней, чем влияние общих макроэкономических факторов. Введение в качестве экзогенных переменных индекса КУ и индекса, измеряющего «качество» инфорсмента прав владельцев капитала, позволяет резко улучшить прогнозные свойства модели (см. Johnson, Boone, Breach, Friedman 2000).

Полный или частичный отказ крупных компаний от выполнения своих финансовых обязательств неизбежно означает перераспределение огромных сумм.

Достаточно напомнить в этой связи, что во многих странах Латинской Америки и ЮгоВосточной Азии для финансирования своих капиталовложений крупные компании широко использовали заёмные средства. Так, в Южной Корее отношение Доминирующее воздействие характеристик КУ в этих межстрановых расчётах сохраняется при выборе различных периодов анализа.

Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления задолженности корпораций к собственному капиталу в 1996 году превышало 500%, а в Индонезии составляло более 300% (подсчет по данным Международной финансовой корпорации).

В процессе резкого ухудшения финансового положения крупных компаний особенно отчётливо вырисовывается и другая характерная особенность расстановки хозяйственных сил и структуры КУ в рассматриваемых странах – сохранение "мягких бюджетных ограничений", обнаруживающих тесные связи между крупными компаниями и государством. Угроза неплатежеспособности, нависающая над крупными компаниями, неизменно побуждала правительство к оказанию массированной финансовой помощи. В ряде случаев такая поддержка оказывалась недостаточно эффективной: часть указанных средств вместе с прочими ресурсами просто вливалась в общий поток ресурсов, выводимых за пределы фирмы. Параллельно с драматическим ухудшением финансового положения крупной компании укрепляются позиции фирмы – «сателлита», контролируемой топ-менеджерами указанной компании и/или интенсивно накапливается капитал на их счетах в оффшорных финансовых учреждениях.

Даже если исключить из рассмотрения прямые хищения, приводящие к экспроприации средств некоторых крупных частных фирм, финансовая помощь, которую государство оказывало крупным банкам и промышленным компаниям в странах Юго-Восточной Азии, практически оказывалась недостаточно эффективной.

Мягкие бюджетные ограничения неизбежно порождали моральный риск (moral hazard), побуждавший менеджеров в затруднительных условиях выбирать чрезвычайно рискованные стратегии, перелагая при этом соответствующие риски на налогоплательщиков. О масштабах подобного перераспределения ресурсов можно судить, например, по следующим косвенным данным (см. Corsetti, Pesenti, Roubini 1998, p.20): во многих странах Юго-Восточной Азии правительственная помощь, направлявшаяся лишь частным финансовым учреждениям, в кризисные годы достигала 20-30% ВВП.

П. Кругмен характеризует подобную стратегию следующим образом: «если выпадет орёл, я выигрываю, а если выпадет решка, - проигрывает налогоплательщик» (Krugman, 1999) Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления Раздел 2. Некоторые проблемы корпоративного управления в постсоциалистической экономике.

2.1. Экономические реформы и приватизация Неудовлетворительная организация производства на государственных предприятиях, наличие «излишних» работников и отсутствие действенных материальных стимулов начиная с 50-х годов двадцатого столетия порождали официальные и полуофициальные дискуссии советских экономистов о путях повышения эффективности производства. Однако вплоть до конца 80-х годов подобные дискуссии в основном сводились к поискам неких особых социалистических путей, которые могли бы подчинить предлагаемые реформы задаче «совершенствования cоциалистических производственных отношений».

Основное отличие реформ, развернувшихся в России с начала 90-x годов, характеризовалось явной сменой приоритетов: исходные представления сторонников радикальных реформ характеризовались убеждением в том, что решение практически всех накопившихся проблем может быть найдено лишь на путях перехода к рыночным отношениям. Конкретные детали реформ сравнительно редко становились объектом тщательного анализа и серьезной подготовки: чаще всего предполагалось, что складывающийся рынок сам сможет наилучшим образом решить все возникающие вопросы.

В западной литературе активную теоретическую дискуссию вызвал вопрос о том, должны ли назревшие реформы носить постепенный ("градуалистский") характер или их следует осуществлять в предельно короткие сроки.

Некоторые авторы подчеркивали: в условиях неопределенности и отсутствия конкретных представлений об оптимальных путях и методах преобразований следовало бы предпочесть более осторожное "нащупывание" эффективной стратегии реформ (см., например, Dewatripoint, Roland, 1993; Roland, 2000; Murrel, 1992). Но немалое число авторитетных представителей университетского "мэйнстрима" (в том числе те, кто выступал в роли официальных или неофициальных советников при реформистских правительствах) склонялись к тому, что намеченные программы следует осуществить в самые короткие сроки. К этому же правительство реформаторов побуждала и весьма напряженная политическая ситуация.

Так, в вышедшей в 1990 г. книге Я. Корнаи "Дорога к свободной экономике" предполагалось, что все реформы проводятся "одним ударом" - они могут и должны Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления быть реализованы на протяжении года (Kornai, 1990, pp. 102, 103). Вскоре широкое распространение получил термин "шоковая терапия". Выступая в 1996 г. с лекцией перед Европейской экономической ассоциацией, А. Шлайфер выразил убежденность в том, что реальный ход развития постсоциалистической экономики в Европе на протяжении первой половины 90-х годов полностью подтвердил правоту защитников "шоковой терапии" (Shleifer, 1997, p. 386) 21.

Центральное место в системе реформ, разумеется, занимала приватизация, которая, в соответствии с указанной стратегией, должна была претворяться в жизнь высокими темпами. Здесь вступали в действие дополнительные аргументы. Дело в том, что проводившиеся в 80-х годах реформы «по расширению прав социалистических предприятий» были, разумеется, недостаточно действенны для того, чтобы сделать предприятия хотя бы частично независимыми и реально заинтересованными в эффективном хозяйствовании, но они сильно расшатали прежнюю систему строгого централизованного контроля за присвоением доходов и даже активов государственного предприятия.

С конца 80-х годов развернулся массовый процесс вывода активов и фактической экспроприации предприятий, формально остававшихся в государственной собственности.22 В подобных условиях ряд российских и западных экономистов (см., например, Blanchard, Dornbush, Krugman, Layard, Summers, 1991) справедливо, на наш взгляд, ссылались на необходимость скорейшего перехода к таким отношениям собственности, которые смогли бы приостановить массовое разворовывание имущества в ходе анархичной "спонтанной приватизации".

На практике выяснилось, однако, что сколько-нибудь эффективные процедуры приватизации все же требуют значительного времени на подготовку и реализацию. В большинстве стран с переходной экономикой (ПЭ) процессы приватизации, как правило, сильно отставали от намеченных программ. Отмечая этот факт, многие авторы связывали недостаточную эффективность реформ и острые конфликты, Многие политики, стоявшие во главе реформистских правительств, впоследствии с несколько большей иронией отнеслись к прежним романтическим представлениям насчет стремительного утверждения рыночных отношений. Ведь на практике приватизируемые фирмы, как заметил В. Клаус, вовсе не обнаруживали готовности сразу же принять правила рыночной игры (см. Blejer, Coricelli 1995).

Более подробно формы нелегальной «приватизации» имущества государственных предприятий описаны в: Radygin, 1992; Solnick, 1998.

На конференции Национального бюро экономических исследований, посвященной ПЭ, отмечалось: во всех постсоциалистических странах трудно отыскать ситуацию, когда фактический ход приватизации не отставал бы от "запланированных" темпов (Transition in Eastern Europe Vol. 2, 1994, p. 133).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.