WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 28 |

В работе, опубликованной в 2000 г. (вместе с Ч.Грэй), эти авторы особенно отчетливо выделяют следующее соображение: рыночная дисциплина и наличие жесткого бюджетного ограничения представляет собой лишь необходимое, но не достаточное условие для эффективного развития компании. Постепенное отлучение финансового положения приватизированной компании сопровождалось фантастическим ростом доходов Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления приватизированных фирм от бюджетной «кормушки» приводит в действие прежде всего «ретроактивную» компоненту предпринимательской деятельности, тогда как курс на глубокое реструктурирование («проактивная» стратегия) особенно в условия интенсивных изменений хозяйственной структуры, зависит прежде всего от того, кто оказывается реальным собственником фирмы (см. Frydman, Gray, Hessel, Rapaczynski, 2000).

*** Теория КУ описывает ряд механизмов, обеспечивающих реализацию прав акционерной собственности и формирующих отношения между акционерами, менеджерами, работниками, кредиторами и другими участниками операций фирмы по поводу распоряжения активами и распределения возникающих при этом доходов.

Различные аспекты функционирования этих механизмов изучаются экономической теорией, правоведением, социологией, психологией и другими науками 56.

Следуя классификации Ж.Тироля (Тirole 1999), можно выделить, по крайней мере, три механизма, регулирующих согласование принимаемых в рамках корпорации решений с интересами владельцев акций: 1) сохранение руководящей должности за менеджером (и, понятно, его деловой репутации на соответствующем рынке в случае успешной деятельности корпорации); 2) обеспечение возможно более действенных стимулов для эффективного (с точки зрения акционеров) управления с помощью специально разработанных систем оплаты и 3) прямой мониторинг, осуществляемый главным образом владельцами крупных пакетов акций и их представителями. В отдельных странах роль каждого из этих механизмов и формы их действия и соотношения между ними могут существенно различаться. Но при всех различиях в существующих структурах КУ в каждой из развитых стран сформировалась (или завершается формирование) такой системы сдержек и противовесов, которая может обеспечивать интересы инвесторов (прежде всего владельцев акций), а вместе с тем достаточную самостоятельность и инициативу менеджеров, управляющих корпорацией.

руководителей фирмы.

Отличительным признаком подобного реструктурирования обычно считают пересмотр общего направления хозяйственной стратегии и инвестиционной политики.

Исследователи отмечают тенденцию к формированию в теории КУ междисциплинарного подхода (см.Prentice, Holland 1993).

Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления Переход к иным условиям развития корпорации сопровождается изменением условий делегирования полномочий и механизмов прямого и косвенного мониторинга.

В развитии системы КУ нередко возникают неоптимальные процессы; одним из примеров такого рода могла бы, вероятно, служить волна конгломератных слияний в США второй половины 60-х - начала 70-х гг. Однако активное действие конкурентных сил на различных рынках не только очерчивает (в более длительной тенденции) возможные границы подобных отклонений, но чаще всего также активизирует децентрализованные механизмы, корректирующие обнаружившиеся "перекосы".

Функционирование развитой системы конкурентных товарных рынков, рынков капитала и труда было и остается важнейшим условием эффективности КУ.

Различия в структурах КУ, складывающихся в постсоциалистической экономике, в немалой степени зависят, конечно, от исходных условий перехода к рыночной экономике. По мере осуществления такого перехода они во все большей степени определяются особенностями проводимых реформ и формами и методами приватизации, осуществляемой в основных секторах экономики.

Общую тональность выводов, весьма оптимистически оценивающих итоги последовательной реформы собственности, трудно оспорить. Приватизация государственных предприятий безусловно представляла собой необходимый шаг, требовавшийся для перехода к более эффективным методам хозяйствования, в том числе для формирования работоспособных структур КУ. Вместе с тем бросается в глаза почти полное совпадение приведенных наблюдений с получившими широкое распространение в академической литературе суждениями относительно результатов приватизации в развитой рыночной экономике57. Указанное обстоятельство, может по крайней мере частично, объясняться тем, что преобладающая часть упоминавшихся исследований относилась к странам, сравнительно дальше продвинувшимся по пути рыночных реформ (Словения, Чехия, Венгрия, Польша).

Вместе с тем в большинстве перечисленных работ отодвинутым на задний план оказался вопрос о возможных издержках приватизации, столь рельефно выделяемый "фундаментальной теоремой" приватизации (см. Stiglitz, 1994)58. Особенно Для того, чтобы убедиться в этом достаточно сравнить эти оценки с анализом последствий приватизации в развитых странах - см. Megginson, Nash, Van Randenborg 1994; Galal, Jones, Tandon, Vogelsang 1994.

Конкретизируя эти соображения в докладе на конференции Мирового банка, Дж. Стиглиц отмечает:

при отсутствии адекватной институциональной инфраструктуры приватизация, к тому же осуществляемая методами, которые большей частью населения рассматриваются как незаконные, в Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления существенным представляется анализ неэффективности и потерь, порождаемых неравномерностью и неполнотой осуществляемых реформ. Последнее обстоятельство может существенно ограничивать потенции, заложенные в процессах утверждения принципов частной собственности59. Непоследовательность институциональных реформ и серьезная макроэкономическая нестабильность по существу превращали проекты приватизации, как отмечал К. Эрроу, в "предсказуемое экономическое бедствие" (цит. по Nellis 1999, p.9).

Структура российского КУ складывается в специфической ситуации, когда институциональные реформы, и без того не слишком радикальные, явно не поспевали за стремительной приватизацией. Вплоть до настоящего времени не получили развития экономические и правовые институты, обеспечивающие реализацию прав собственности и контрактных прав. К тому же сами возможности использования стандартных процедур официального инфорсмента ограничены широким распространением «теневых» операций двухъярусных структур и теневых фирм. Все это неизбежно способствует некоторому размыванию предусматриваемых "правил игры", усиливая неустойчивость хозяйственных отношений. Система КУ оказывается наиболее приспособленной лишь для того, чтобы осуществлять «иррациональную стратегию в иррациональной окружающей среде» (см. Grigoriev, Kuznetsov 1998).

Вместе с тем она не может обеспечить заметного повышения эффективности приватизированных предприятий (Радыгин 1998b, стр. 486).

Отсюда и несколько менее радужные итоги. Почти все обследования российских фирм показывают: переход к самостоятельности (хозяйственной и юридической) сам по себе еще не вносит радикальных изменений в систему корпоративного контроля и управления. Более того, в ряде случаев в странах, не осуществлявших "массовой" приватизации, но более последовательно проводивших институциональные реформы (скажем, в Венгрии), появились более действенные хозяйственные стимулы и развернулась более интенсивная реорганизация производства, чем в тех странах, в которых прошла ваучерная приватизация и сегодня на приватизированные предприятия приходится сравнительно большая доля производства и занятости.

действительности может лишь ухудшить долгосрочные перспективы рыночного развития (Stiglitz 1999, p.5).

Рассматривая итоги приватизации в различных группах развивающихся стран, исследователи неоднократно отмечали: наличие более благоприятной "экономической среды" в сравнительно более развитых странах позволяет значительно полней использовать возможности, открываемые приватизацией имущества (см., напр., Boubakri, Cosset 1998; Kikeri, Nellis, Shirley 1992) Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления Незрелость институциональных условий и "несовершенства" товарных и финансовых рынков существенно сказываются на последствиях приватизации. При этом меняется само содержание отношений, предполагаемых теми или иными структурами КУ. Так, при всем внешнем сходстве структур контроля «окопавшегося менеджмента» в российских корпорациях со, скажем, немецкими, как цели руководителей фирм, так и методы ведения хозяйственных операций могут различаться значительно сильней, чем действия менеджеров в различных российских фирмах - тех, в которых господствуют инсайдеры, и тех, которые контролируются "внешними" собственниками. Результаты обследований свидетельствуют: руководителям приватизированных фирм сплошь и рядом приходится сталкиваться с ситуациями, просто не возникающими в условиях развитых рыночных отношений, и даже в, казалось бы, похожих случаях они принимают иные решения. Поэтому и рассмотрение реакции со стороны различных собственников (разных групп корпораций) на специфические стимулы и проблемы, возникающие в ПЭ, может представлять, повидимому, не меньший интерес, чем рассмотрение "стандартных" рыночных реакций (таких, как меры, направленные на снижение издержек).

Одна из центральных задач политики реформ сводилась к деполитизации предпринимательской деятельности, к замене централизованного контроля и бюрократического "планового руководства" современными формами КУ.

Определенный прогресс в этой области несомненно достигнут. Тем не менее трудной и до сих пор, по-видимому, нерешенной задачей остается анализ сохраняющейся неформальной вовлеченности государства в дела "частного" бизнеса. В особенно большой степени это относится к российской экономике.

Российское КУ, в сравнительно меньшей степени опирающееся на децентрализованные механизмы рыночного регулирования, остается вместе с тем, повидимому, более политизированным, чем КУ во многих странах Центральной и Восточной Европы. В борьбе за захват (перехват) корпоративного контроля в России важнейшую роль продолжают играть политические связи и поддержка властей (особенно на региональном уровне). Кандидатуры топ-менеджеров и сейчас, в ряде случаев "согласуются" с политическими властями не менее тщательно, чем во времена жесткой партийной иерархии. Органы власти и государственные службы могут в любой момент в качестве предлога использовать нарушение какой-либо из бесчисленных ведомственных инструкций и просто приостановить деятельность компании (или даже закрыть ее). Более полный учет последствий разновременности Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления реформы собственности и институциональных реформ, а также неполноты последних помог бы не только выявить особенности российской структуры КУ, но и дать более обоснованный ответ на ключевой вопрос: почему за стремительной приватизацией в России не последовала столь же энергичная перестройка хозяйственной деятельности приватизированных компаний.

2.5. Противоречивые изменения в современных подходах рынка к проблемам корпоративного управления Вряд ли возможны значительные иллюзии в отношении начавшегося в 20002002 гг. «ремонта фасадов» многих крупных корпораций в плане улучшения корпоративного управления («кодексы корпоративного управления», «независимые директора», «отделы по работе с акционерами», обеспечение «прозрачности» и т.п.).

Этот «ремонт», по всей видимости, носит преимущественно косметический характер, не затрагивая той системы отношений, которая сложилась в российском корпоративном секторе в 90-х гг. Такая ситуация связана прежде всего с отсутствием весомых предпосылок для реальных глубоких сдвигов в данной сфере (прежде всего в контексте проблемы равного отношения ко всем акционерам и прав акционеров) – предпосылок в структуре собственности и контроля, в сфере источников финансирования, в области схем «организации бизнеса», во внешней по отношению к корпорациям среде (налоги, политизированный селективный инфорсмент и т.д.). В этой связи вряд ли стоит принимать всерьез как создание Национального совета по корпоративному управлению (2003 г.), так и заявления 2001-2003 гг.

руководителей ряда крупнейших российских компаний о проблемах бизнеса, порождаемых отсутствием цивилизованных этических норм ведения бизнеса. Частично такие заявления нашли свое отражение в т.н. Хартии корпоративной и деловой этики РСПП, принятой 25 октября 2002 года. Среди подписавших Хартию сторонников «общепризнанных моральных правил и нравственных норм» есть и участники известных «залоговых аукционов» середины 90-х гг., и инициаторы многих корпоративных конфликтов и скандалов рубежа 90-х – начала 2000-х гг. Ситуация вокруг продажи «Славнефти» в декабре 2002 года также не дает оснований для оптимизма в указанной сфере.

Подробно см.: Радыгин, 2002; Радыгин., Сидоров, 2000.

Институт экономики переходного периода| www.iet.ru Особенности формирования национальной модели корпоративного управления В настоящее время существует еще один немаловажный фактор, действующий в пользу вышеприведенного утверждения. В России первоначальный интерес к корпоративному управлению объективно возник лишь по окончании массовой приватизации 1992-1994 гг., хотя значимость долгосрочного характера проблемы для российских предприятий осознавалась рядом экономистов и юристов и ранее. Закон «Об акционерных обществах» (N 208-ФЗ от 26 декабря 1995 г.) стал важной правовой вехой, однако можно утверждать, что прикладной характер дискуссия о корпоративном управлении (точнее – о дискриминации прав аутсайдеров) приобрела на фоне и по итогам фондового бума 1996-1997 гг. Наиболее известные конфликты того времени («Ноябрьскнефтегаз», «ЮКОС», «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз», «Пурнефтегаз», «Сиданко», «Носта», «Варьеганефтегаз», «Черногорнефть», Выксунский металлический завод, Магнитогорский металлургический комбинат, Балтийское морское пароходство, Ленинградский металлический завод, Акрон, многие компании связи и электроэнергетики и др.) стали общим сигналом о массовом и хроническом характере проблемы. Генератором дискуссии в значительной мере стали иностранные портфельные инвесторы, еще непривычные к стандартам российской корпоративной культуры. Финансовый кризис 1998 г., вызвав новую волну и новые инструменты перераспределения собственности, лишь усилил остроту дискуссий.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.