WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 46 |

Дисперсно расселены и такие национальные группы, как немцы, поляки, корейцы. Например, немцы, хотя и образуют более или менее крупные группы в ряде областей и краев Западной и Восточной Сибири, Урала, однако даже в двух районах самой высокой концентрации немецкого населения - Омской области и Алтайском крае - сосредоточено соответственно только 16 и 15% всех немцев России. В Омской области они составляют лишь немногим более 6% общего населения, в Алтайском крае — около 5%.

Поляки также разбросаны по многим областям России, причем наиболее крупные их группы имеются в Санкт-Петербурге (8% всего польского населения РФ), Москве (7%) и Калининградской области (около 5%). Однако даже в районах своего преимущественного сосредоточения поляки образуют в общем населении лишь десятые и сотые доли процента.

Корейцы при общей дисперсности своего расселения, все же сконцентрированы по большей части в двух регионах страны: на Дальнем Востоке и Северном Кавказе. В Сахалинской области живет 33% всех российских корейцев, и они составляют там 5% населения.

Довольно компактные этнические массивы образуют проживающие в России греки (в Краснодарском и Ставропольском краях) и финны (в Республике Карелия и Ленинградской области). В то же время представители некоторых других европейских народов (болгары, румыны, венгры и т.д.) расселены по территории страны весьма разбросано.

Дисперсный характер расселения свойствен живущим в России гагаузам, ассирийцам, курдам.

Малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, не имеющие своих автономий (эвены, шорцы, нанайцы, нивхи, селькупы, ульчи, ительмены, удэгейцы, саамы, эскимосы, чуванцы, нганасаны, юкагиры, кеты, тофалары, орочи, алеуты, негидальцы, ороки, энцы, телеуты, чулымцы, алюторцы, кереки, тазы), расселены достаточно компактными этническими массивами, хотя в большинстве случаев каждый этнос образует по несколько территориально разобщенных этнических массивов.

Дисперсное расселение характерно и для проживающих в России представителей ряда основных этносов бывших союзных республик СССР. Украинцы, являющиеся третьей по численности этнической группой РФ, имеются в более или менее значительном числе почти во всех областях, краях и республиках. Наиболее высока доля украинцев в населении Магаданской (15%), Мурманской (9%), Тюменской областей (8%), Республики Коми (8%), Приморского края (8%), Калининградской области (7%), Республики Саха (7%), Амурской области (7%), Хабаровского края (6%), Белгородской области (5%). Некоторая "приуроченность" украинского населения к суровым, северным районам была обусловлена как интенсивной вольной миграцией с Украины на заработки, так и имевшим место в прошлом насильственным переселением в места ссылки.

Широко (хотя и не в такой степени, как украинцы) расселены по территории России белорусы. Самая значительная белорусская группа в Санкт-Петербурге, а наиболее высокий удельный вес белорусов в населении Калининградской области (8%) и Республики Карелия (7%).

Дисперсное расселение свойственно и живущим в Российской Федерации грузинам, узбекам, киргизам и таджикам.

Живущие в России казахи, в отличие от предыдущих национальных групп, в основном тяготеют к пограничным с Казахстаном областям:

Астраханской (20% всех казахов в России и 13% всего населения области), Оренбургской (соответственно 18 и 5%), Омской (12 и 4%), Саратовской (12 и 3%) и др.

Довольно компактно расселены армяне, сосредоточенные преимущественно на Северном Кавказе: в Краснодарском крае (32% всех армян в России и 4% населения края), Ставропольском крае (соответственно 13 и 3%), Ростовской области (12 и 1,5%) и т.д.

Азербайджанцы живут в разных регионах России, однако лишь в Республике Дагестан они образуют компактный этнический массив (22% всех азербайджанцев в России и 4% населения республики).

Некоторые народы, ранее имевшие союзные республики в составе СССР, - молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, туркмены, хотя и образуют в ряде районов России небольшие компактные этнические массивы (молдаване - в Ростовской области и Краснодарском крае, прибалтийские народы - в Красноярском крае и Омской области, туркмены - в Ставропольском крае), однако в основной своей части расселены дисперсно.

Знакомство с этнической структурой населения России и расселением ее народов позволит лучше понять направленность и темпы идущих в ней демографических, миграционных и этнических процессов.

Однако перед тем, как перейти к характеристике этих процессов, рассмотрим динамику численности разных народов, проживающих в Российской Федерации, за 30-летний период. Этот обзор будет иметь в известной мере формально-статистический характер, так как глубинные причины, вызвавшие эту динамику, можно выявить лишь после анализа конкретных демографических, миграционных и этнических процессов.

Численность всего населения России увеличилась за 30-летие между переписями 1959 и 1989 гг. в 1,25 раза (с 117,5 млн до 147,0 млн), однако темпы роста численности разных народов страны были весьма различными.

По темпам прироста за рассматриваемый 30-летний период все народы России можно поделить на две основные группы: имеющие прирост более высокий, чем средний показатель по стране, и имеющие прирост ниже среднего показателя.

Прирост русских был немного ниже среднего по России - их численность увеличилась в 1,2 раза, что привело к уменьшению доли основного народа страны в общем населении республики с 83,3 до 81,5%. Близкий к русским прирост (примерно в 1,2 раза) имели чуваши, удмурты, коми, ханты, эвенки и корейцы, несколько более низкий (в 1,1 раза) - три малочисленных народа: шорцы, кеты и орочи. Немцы, коми-пермяки и саамы почти не увеличились в численности, а ряд живших в России этнических общностей - мордва, карелы, вепсы, селькупы, поляки и евреи — уменьшились в своем числе. Причины этого уменьшения были различными, и о них будет сказано ниже.

Немного выше среднего (в 1,3 раза) прирост был в данный период у украинцев, марийцев, манси, нивхов. Прирост в 1,4 раза имели татары, башкиры, белорусы, хакасы, удэгейцы, коряки, чукчи. В 1,5 раза увеличилось число цахуров, тофаларов, ненцев, нанайцев, эскимосов, ульчей, в 1,6 раза- осетин, адыгейцев, калмыков, алтайцев, якутов, алеутов, в 1,7 раза- бурят, долган, казахов, в 1,8 раза- черкесов, лакцев, нганасан, в 1,9 раза- кабардинцев, эвенов. Почти вдвое возросла численность греков и ногайцев. Наконец, очень высокий прирост (в 2 раза и более), по данным переписей 1959 и 1989 гг., был у тувинцев, армян, кумыков, карачаевцев, цыган, аварцев, ительменов, балкарцев, лезгин, грузин, даргинцев, юкагиров, табасаранов, агулов, молдаван, рутульцев. Еще больше возросла численность чеченцев и ингушей (более чем в 3 раза), узбеков и азербайджанцев (более чем в 4 раза!).

Не торопясь с детальным анализом приведенных данных, который будет сделан ниже, ограничимся пока лишь несколькими предварительными выводами. Так, уменьшение численности характерно прежде всего для народов, которые выделяются дисперсным расселением. Невысокий прирост, помимо русских, других восточнославянских народов, был свойствен также народам Поволжья. У большей части народов Сибири и Дальнего Востока, вопреки бытующим представлениям об их вымирании, по данным переписи, наблюдался не очень высокий, но достаточно стабильный прирост; правда, полностью полагаться на эти сведения нельзя, так как наличие льгот для северных народов ведет к тому, что к ним нередко причисляют себя лица, не имеющие на то должных оснований. Исключительно высокий прирост характерен для большинства этносов Северного Кавказа вследствие высокой рождаемости (правда, более чем трехкратное увеличение чеченцев и ингушей связано и с другой причиной - с возвращением на родину некоторых до того не вернувшихся семей, незаконно депортированных Сталиным в Казахстан и другие республики). Что же касается более чем четырехкратного увеличения численности в России узбеков и азербайджанцев, то оно обусловлено миграцией представителей этих народов в российские города.

Как известно, на динамику численности народов воздействуют демографические, миграционные и этнические процессы.

Демографическая ситуация в России в конце XIX в. отличалась очень высокой рождаемостью (около 50%), высокой смертностью (более 30%) и большим по сравнению со странами Европы естественным приростом (около 20%). Очень высокая рождаемость была обусловлена повсеместно распространенными ранними браками и почти полным отсутствием планирования размеров семьи. Заметной дифференциации рождаемости по этническому признаку не было.

Уровень же смертности у разных народов заметно варьировал, и эти различия в первую очередь были вызваны сильной дифференциацией в показателях младенческой смертности. Повышенная младенческая смертность наблюдалась у русских, что было связано с распространенным на селе обычаем давать ребенку едва ли не с рождения наряду с материнским молоком жеваный хлеб, кашу и другую пищу, что оборачивалось частыми желудочными заболеваниями. У мусульманских же народов новорожденного ребенка кормили только грудью, причем период грудного вскармливания был у них довольно большим, что определяло более низкий уровень младенческой смертности.

В первое десятилетие XX в. рождаемость несколько снизилась (до 45% в 1913 г. в Европейской части России). Немного понизился и уровень смертности (до 27%), что частично объясняется уменьшением рождаемости и связанным с ним некоторым уменьшением доли младенческой смертности, а также успехами в борьбе с эпидемиями.

В дальнейшем большое снижение рождаемости (до 25%) было обусловлено первой мировой войной, причем одновременно резко возросла смертность. Такая тенденция продолжалась в последующие годы и была сопряжена с огромными потерями, вызванными гражданской войной, вспыхнувшими эпидемиями тифа и испанки, засухой.

С октября 1917 г. до начала 1923 г. численность населения страны непрерывно падала как из-за резко повысившейся смертности, так и изза эмиграции. В 20-30-е годы рост смертности был связан с гибелью людей во время коллективизации, не учитывавшей возможности страны форсированной индустриализации, а также из-за катастрофической засухи 1932-1933 гг. Миллионы жизней унесли массовые репрессии. По некоторым данным, в 1933 г. уровень смертности в России стал самым высоким в мире. Рост смертности сопровождался и снижением рождаемости. В результате резко упал естественный прирост.

Снижение рождаемости было особенно характерно для русских, живших в промышленно развитых районах страны, несколько в меньшей степени - для украинцев. У народов Поволжья, меньше охваченных индустриализацией и урбанизацией, снижение уровня рождаемости было менее значительным. Довольно высокая рождаемость сохранялась также на Северном Кавказе, в Сибири, на Дальнем Востоке. На Северном Кавказе это было связано со стойко державшимися традициями ранних браков и многодетности. В Сибири и на Дальнем Востоке высокая рождаемость может быть объяснена относительно молодым составом населения, что в, свою очередь, обусловливалось постоянным притоком мигрантов.

Огромные потери населению России нанесла вторая мировая война.

Только прямые потери составили 16 млн. человек, вместе же с косвенными (резким уменьшением уровня рождаемости и увеличением уровня смертности гражданского населения) общие потери от войны достигли 45 млн человек.

В первые послевоенные годы в России, как и повсюду в воевавших странах, происходило компенсационное повышение рождаемости, захватившее и начало 50-х годов.

В те же годы наблюдалось еще более заметное снижение смертности, что привело к существенному увеличению естественного прироста. Наибольшим он был в Азиатской части Российской Федерации, наименьшим - в сильнее всего затронутых войной западных и центральных областях Европейской части.

Однако со второй половины 50-х годов уровень рождаемости начал постепенно снижаться. Особенно существенным это снижение стало в 60-е годы. Одновременно проявилась тенденция к стабилизации и даже к некоторому повышению уровня смертности. Все это привело к уменьшению естественного прироста. Снижение рождаемости в 60-е годы объясняется тем, что в этот период в брачный возраст вступили поколения военных лет (1942-1945 гг.), численность которых сильно уступала предыдущим. Сказалось также все более практикующееся внутрисемейное планирование детности. В первую очередь отмеченная тенденция проявилась у русских, украинцев, некоторых народов Поволжья (мордвы, марийцев) и осетин. В то же время рождаемость у чеченцев, ингушей, даргинцев, лезгин, калмыков сохранялась на очень высоком уровне, относительно высокой была рождаемость у якутов и тувинцев. Примерно "серединное" положение по рождаемости занимали в конце 50-х - начале 60-х годов башкиры и некоторые народы Северного Кавказа, например, кабардинцы и аварцы. Говоря о демографическом поведении большинства коренных народов Сибири и Дальнего Востока, надо учитывать, что сведения об этих народах очень скупы и часто несовершенны. Однако можно предположить, что в те годы у них была как повышенная рождаемость, так и повышенная смертность (особенно младенческая) при среднем уровне естественного прироста.

Стабилизация и даже некоторое повышение уровня смертности в России было обусловлено в первую очередь изменением возрастной структуры населения - его "постарением" - при одновременном исчерпании резервов снижения смертности за счет эпидемиологической революции. Известную роль в повышении смертности, вероятно, сыграло и все более широкое распространение алкоголизма.

В последующие десятилетия основные демографические тенденции в целом сохранились. Некоторое же увеличение рождаемости в начале 80-х годов было обусловлено прежде всего тем обстоятельством, что в это время в репродуктивный период вступили когорты женщин 50-х годов рождения, отличавшиеся своей многочисленностью. С конца же 80-х годов вновь начинается заметный спад рождаемости, продолжающийся и поныне. На падение уровня рождаемости влияет как неблагоприятная возрастная структура населения, так и тяжелое экономическое положение. В 1992 г. коэффициент смертности (12,2%) даже превысил коэффициент рождаемости (10,7%), что свидетельствует о возможном начале депопуляции3. Причем уровень рождаемости основного народа России - русских - ниже, чем этот показатель у большинства других народов страны. В 1989 г. русские, составляя 81,5% населения республики, давали лишь 75% всех рождений.

Печальна в РФ и ситуация с показателем младенческой смертности 24 умерших в возрасте до одного года на тысячу родившихся, т.е. этот коэффициент в России в 3-4 раза выше, чем в странах Западной Европы.

Тревожит и такой демографический показатель, как средняя продолжительность жизни, обнаруживающий тенденцию к снижению.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.