WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

(тогда была согласована среднесрочная программа до 1998 г.) реально осуществлялось ежегодное укрепление сектора государственных финансов, о чем была достигнута договоренность между правительством России и МВФ, маловероятно, что кризис г. имел бы место. Вполне возможно, что жесткая позиция МВФ могла бы заставить власти принять необходимые меры, и такого кризиса не было бы. Однако именно этот кризис стал для нас важным уроком: в налогово-бюджетной сфере необходимо проявлять большую осмотрительность, подобно тому как «Черный вторник» ( - 6 октября 1994 г.) научил нас большей бдительности в плане денежно-кредитных отношений.

Структурные и институциональные реформы Еще одним свидетельством относительной слабости МВФ было то, что Фонд обращал свое внимание главным образом на ключевые вопросы финансовой и денежнокредитной политики и не пытался воздействовать на весь комплекс проблем, связанных с политикой реформ. МВФ оказывал слабое воздействие на структурные и институциональные реформы, не относящиеся непосредственно к области денежнокредитной и налогово-бюджетной политики. Кроме того, Фонд не был уполномочен и не был достаточно компетентен, чтобы оказывать конкретное воздействие на структурные и институциональные реформы в более широком контексте. Основной задачей МВФ было акцентирование внимания на важности этих реформ с тем, чтобы они продолжали оставаться на повестке дня. Наиболее амбициозным проектом МВФ в этом направлении была совместная работа с Всемирным банком в области структурных правительственных реформ в период 1996–1998 гг. при подготовке кредитной помощи странам со стороны МВФ. Влияние МВФ на решения о необходимости увеличения затрат на социальные нужды также не имело большого веса. Увеличение просроченных платежей в 1995 г. вызвало недовольство со стороны Фонда, и это был первый случай, когда общая ситуация в налогово-бюджетной сфере была поставлена МВФ под контроль.

Прослеживается противоречие между ограниченным влиянием МВФ на структурные и институциональные реформы и общественным резонансом в России и за ее пределами в том, что МВФ нес ответственность за методические рекомендации в этой области и, фактически, отвечал за то, что происходило в действительности или не происходило вовсе. Такая реакция была бы оправдана, если бы утверждалось, что в программах МВФ, которые Фонд проводит путем предоставления займов (особенно это касается программы 1996 г.), был заложен значительный структурный компонент, и если бы в докладах руководителей Фонда не подчеркивалась важность структурных реформ.

Пресса драматизирует переговоры, которые проводились между МВФ и Россией, представляя, что Фонд оказывал влияние по гораздо большему кругу политических вопросов, чем упоминалось выше. Роль Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и других организаций, которые принимали активное участие в консультациях по структурным и институциональным реформам, вызвала меньший резонанс общественности. То, что бытовало общественное мнение об ответственности МВФ за рекомендации и за их последствия, – вполне объяснимо.

Удивляет другое: те, кто знали, какова реально была роль МВФ, продолжали возлагать на Фонд ответственность за нерешенные проблемы9.

Stiglitz, 2002, например, сильно критиковал МВФ за то, что Фонд настаивал на быстрой приватизации любой ценой, не заботясь о том, созданы ли такие рыночные институты, как, например, конкурентная среда. Это привело, как он утверждал, к коррупции и к уступкам со стороны МВФ на введение залоговых аукционов и к росту имущественного неравенства.. Являясь в 1997–2000 гг. главным экономистом Всемирного банка, он знал, что, скорее Всемирный банк, а не МВФ, имел вес в плане (continued…) - 7 Денежно-кредитная политика Из тех областей, в которых МВФ пользуется наибольшим влиянием, денежнокредитная политика является важнейшей. МВФ неоднократно консультировал представителей власти, как проводить денежно-кредитную политику для снижения уровня инфляции и, что не менее важно, оказывал техническую помощь ЦБР в его операционных действиях. Хотя политические условия 1992–1994 гг. не способствовали проведению надежной антиинфляционный стратегии, МВФ, путем диалога с ЦБР и правительством, заложил основы будущей политики. После того как в конце 1994 г. в ЦБР и в правительстве сменилось руководство (и, соответственно, экономическая политика), была подготовлена основа для введения антиинфляционных денежно-кредитных отношений. В течение 1995 г. и последующих лет МВФ продолжал оказывать непосредственную поддержку, и главным успехом проводимой политики было снижение уровня инфляции в период до кризиса 1998 г.

Специальные вопросы денежно-кредитной политики Несмотря на неудачи на макроэкономическом уровне, многие из рекомендаций МВФ обсуждались и принимались правительством. Например, долгая борьба за избавление от взаимозачетов, вероятно, не увенчалась бы так рано успехом, если бы МВФ не приложил к этому усилий. И некоторые элементы налоговой реформы 2001 г. увидели свет не без технических рекомендаций МВФ в середине 1990-х годов. Однако влияние МВФ не всегда было положительным. К примеру, было ошибкой настаивать на ранней отмене экспортной пошлины на нефть и на либерализации рынка казначейских векселей10.

Валютная политика Исходя из наших знаний в области финансовой политики, лучше было бы искусственно не поддерживать валютный курс в 1995 г. Но настойчивость, проявляемая правительством, не позволила МВФ избежать этого, тем более что Фонд, в принципе, был к этому готов. Неожиданным было то, что финансовая политика окажется такой слабой. Точно так же, девальвация, проведенная в начале 1998 г., могла бы привести к лучшим результатам, чем те, что были на самом деле11. Но в то консультирования по этим вопросам. Подобным же образом Lopez-Claros, 2002, который в 1992–1995 гг.

возглавлял Московское отделение МВФ, сожалел о том, что Фонд не остановил залоговые аукционы.

В работе Оуэн, 2004 содержится более полное представление по этим вопросам.

Следует отметить, что многие специалисты, например, Berglf and Vaitilingam, 1999; Kharas, Pinto, Ulatov, 2001; Stiglitz, 2002 не соглашались, что обменный курс в докризисный период был завышен, и что своевременно проведенная девальвация принесла бы положительные плоды. Наилучшим образом (continued…) - 8 время это отнюдь не было очевидным, и правительство могло воспротивиться любым попыткам Фонда склонить его к изменению валютной политики. Более понятным было положительное содействие МВФ, которое он оказал в 1992 г. по введению единого валютного курса и его либерализации.

Передача знаний Такое неоднозначное влияние МВФ на проводимую политику и реформы – лишь часть роли Фонда, которую он играл в России в 1990-х годах. Другой частью его деятельности была передача знаний конкретным должностным лицам и экспертам в Центробанке России (ЦБР) и правительстве. Этот процесс взаимодействия между властными структурами, миссиями МВФ, представителями Московского отделения МВФ и российскими экспертами продолжался практически безостановочно в период проведения дискуссий по политическим вопросам. Диалог происходил на всех уровнях, начиная от встреч Камдесю с Черномырдиным до обсуждения экономистами сводных таблиц данных. Итогом этих встреч стало более глубокое понимание вопросов макроэкономической политики сотрудниками и экспертами. Со временем многим из них были предложены ответственные должности, и полученные ими знания стали широко распространяться в правительственных учреждениях и государственных органах. В результате этого, ЦБР и правительство разрабатывают и внедряют макроэкономическую политику, используя методы весьма схожие с теми, которые практикуются в развитых западных странах. Кроме того, на правительственном уровне повысился уровень ведения дискуссий, касающихся макроэкономической политики.

Хотя МВФ представляет собой лишь одно из звеньев цепи существенного преобразования роли правительства (от задач централизованного планирования до управления рыночной экономикой), можно сказать, что передача знаний, которую осуществлял Фонд, является главным наследием бурных 1990-х.

попытки правительства сохранить базовый валютный курс описаны в комментариях Саммерса, 2001;

Фишера, 2001 и др.

- 9 Литература Berglf, Erik, and Ramesh, Vaitilingam, 1999, Stuck in Transit: Новый подход к Российским экономическим реформам (Лондон: CEPRA; Москва: RECEP;

Стокгольм: SITE).

Camdessus, Michel, 1992, “Economic Transformation in the Fifteen Republics of the Former USSR: A Challenge or an Opportunity for the World” address to Georgetown University School of Foreign Service, Washington, DC, 15 april 1992.

Citrin, Daniel, and Ashok K. Lahiri, ed., 1995, Policy Experiences and Issues in the Baltics, Russia, and Other Countries of the Former Soviet Union, IMF Occasional Paper No.

133 (Washington: IMF).

Fischer, Stanley, 2001, “Comments and Discussion,” Brookings Papers on Economic Activity, 1: 2001, pp. 62–64 (Washington: The Brookings Institution).

Graham, Thomas E., 2002, Russia’s Decline and Uncertain Recovery (Washington: Carnegie Endowment for International Peace).

Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, Организация экономического сотрудничества и развития, и Европейский банк реконструкции и развития, 1990, The Economy of the USSR: Summary and Recommendations, a study undertaken in response to a request by the Houston Summit.

Kharas, Homi, and Brian Pinto and Sergei Ulatov, 2001, “An Analysis of Russia’s Meltdown: Fundamentals and Market Signals,” Brookings Papers on Economic Activity, 1: 2001, pp. 1–50 (Washington: The Brookings Institution).

Lopez-Claros, Augusto, 2002, “The Role of the International Financial Institutions During the Transition in Russia”, Институт Экономики Переходного Периода, Москва, сайт Интернета, информация вывешена 18 декабря 2002 г.

Мау, Владимир, 2000, “Российские экономические реформы с точки зрения западных критиков” в Период Российского кризиса и его последствий, под редакцией Tuomas Komulainen и Iikka Korhunen (Helsinki: Kikimora Publications).

Nagy, Piroska Mohcsi, 2000, The Meltdown of the Russian State: The Deformation and Collapse of the State in Russia (Cheltenham, United Kingdom: Edward Elgar Publishing).

Odling-Smee, John, 2004, “The IMF and Russia in the 1990s,” IMF Working Paper No.

04/155 (Washington: IMF).

- 10 Odling-Smee, John и Thomas Wolf, 1994, “Economic Reforms in Transition Economies: A Macroeconomic Perspective on the Baltic States, Russia and Other Countries of the Former Soviet Union,” presented at a seminar on Economic Reform in Russia and Other Countries in Transition: Issues and Prospects, Moscow, 18–19 october.

Owen, David, 2004, “Russian Economic Programs and Policies in the 1990s,” IMF Working Paper, forthcoming 2004.

Owen, David and David, Robinson, eds., 2003, Russia Rebounds (Washington: IMF).

Примаков, Евгений, 2001, Vosem Mesiatsev Plius [Eight Months Plus] (Москва: издатель не известен).

Stiglitz, Joseph, 2002, Globalization and Its Discontents (New York: Norton).

Summers, Lawrence, 2001, “Comments and Discussion,” Brookings Papers on Economic Activity, 1: 2001, pp. 51–57 (Washington: The Brookings Institution).

Sundararajan, V., Arne B. Petersen, and Gabriel Sensenbrenner, eds., 1997, Central Bank Reform in the Transition Economies (Washington: IMF).

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.