WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 28 |

Если взять пример с пешеходом, переходящим улицу в неположенном месте, и провести атрибуцию с использованием модели Келли, то мы получим следующие результаты. Так, если мы знаем, что на этой улице люди в основном соблюдают правила и обычно идут по переходу, то данный пешеход обладает низкой согласованностью. Если этот конкретный человек всегда пересекает дорогу здесь в неположенном месте, то для него характерна высокая стабильность.

Если же он вообще часто нарушает правила не только здесь, но и в других местах, ему свойственна низкая степень различия. Таким образом, мы можем заключить, что причина его поведения в нем самом. Если же, в другом случае, мы знаем, что очень многие нарушают правила в этом месте, т.е. ведут себя так же, как и этот пешеход (высокая согласованность), если этот пешеход всегда здесь переходит дорогу именно так, но при этом в других местах соблюдает правила дорожного движения (высокая степень различия), мы можем заключить, что его поведение определяется особенностями стимула (т.е. здесь переход расположен в неудобном месте). Если же, наконец, мы знаем, что здесь правила никто не нарушает (низкая согласованность), что наш пешеход тоже обычно переходит эту улицу по правилам (низкая стабильность) и что в других местах он тоже идет по переходу (высокая степень различия), то можем заключить, что его поведение в данном случае объясняется особенностями ситуации, например, он сейчас куда-то спешит.

§ 1.4.3 Ошибки каузальной атрибуции Существуют определенные области исследования, в которых процессы атрибуции играют решающую роль. Одной из таких областей является двухфакторная теория эмоций Шехтера.

Согласно Шехтеру, фактические или только имитируемые состояния эмоционального возбуждения, чтобы быть воспринятыми как специфические эмоции, нуждаются в когнитивной интерпретации. Так, испытуемые мужского пола в эксперименте Валинса (1966) считали более привлекательными те изображения молодых женщин, при предъявлении которых у них имитировалось ускоренное или замедленное сердцебиение. Эффект сохранялся, даже если перед окончательной оценкой сообщалось об имитации ( Цит. по: Хекхаузен, Т., с. 69). Таким образом, ясно, что когнитивное объяснение причин является частью процесса мотивации, оказывая решающее влияние на наше поведение.

Так же, как мы усваиваем определенные правила поведения, мы знакомимся и с отдельными причинно-следственными связями, которые впоследствии можем использовать, не раздумывая. Келли называет эти связи культурно-обусловленными каузальными схемами.

Принципы атрибуции предполагают рассудочного наблюдателя. Но с другой стороны, каузальные атрибуции не всегда бывают обоснованными. Могут быть допущены определенные искажения. Одно из таких искажений возникает из-за тенденции к упрощению. Другое искажение связано с явлением, которое психологи называют эффектом броскости. Это тенденция придавать большее значение тем факторам, которые более других бросаются в глаза и обращают на себя внимание (например, плохие новости).

Кроме того, существует атрибуционное искажение, которое встречается так часто и имеет столь важные последствия, что его назвали фундаментальной ошибкой атрибуции (л. Росс). При наблюдении поведения и попытке понять, чем оно вызвано, наши суждения могут подвергаться взаимосвязанным искажениям двух видов. Если причина поведения не очевидна, то мы склонны к переоценке роли диспозиционных факторов и недооценке ситуационных.

Для американской культуры характерен культ эго, в рамках которого особое внимание уделяется индивидуальной инициативе и личной ответственности за успехи и неудачи, прегрешения и проступки. Существует тенденция в большей степени видеть человека в ситуации, чем ситуацию, которая делает человека таким. На самом деле человеческое поведение зависит от ситуативных переменных гораздо сильнее, чем мы считаем. Мы переоцениваем силу своего характера, пишут Филип Зимбардо и Майкл Ляйппе в своей книге «Социальное влияние». Это же подтверждается многими экспериментальными данными и таким явлением, как перенос вины на потерпевшего. Представляется возможным использовать эту закономерность при психотерапии.

Наблюдается также ошибка атрибуции, связанная с суммацией возбуждения от различных источников, когда результат приписывается последнему источнику. Например, эксперимент Зиллмана и Брайана по исследованию влияния возбуждения на реакцию испытуемых на оскорбление. Группа испытуемых, которая до оскорбительных замечаний помощника экспериментатора занималась физическими упражнениями, показала более сильное выражение гнева в ответ на оскорбления, чем группа, которая занималась релаксацией.

Е. П. Ильин выделяет также такие ошибки атрибуции, как ошибка ложного согласия, когда человек отталкивается в приписывании причин от своего поведения; ошибка иллюзорных корреляций, которая возникает из-за использования априорной информации о причинных связях.

Ошибки иллюзорной корреляции могут быть связаны с опытом, с профессией, воспитанием, возрастом. Также существуют индивидуальные различия в стиле атрибуции. Исследования показали, что одни люди более склонны к личностно-психологическим объяснениям, другие – к ситуационным.

Глава 1.5 Онтогенетические аспекты мотивации Поскольку процесс формирования мотива (мотивация) связан с использованием многих личностных образований, постепенно формирующихся по мере развития личности, очевидно, что на каждом возрастном этапе будут иметься какие-то особенности мотивации и структуры мотива.

В этой главе мы рассмотрим особенности мотивации в различные возрастные периоды. В изложении данного материала мы опираемся на соответствующую главу из учебного пособия Е.

П. Ильина «Мотивация и мотивы».

§ 1.5.1 Период младенчества Сказать, с какого возраста у ребенка появляются мотивированные, т. е. сознательные действия, чрезвычайно трудно. Альбрехт Пейпер писал: «Мы отказываемся судить о содержании сознания грудного ребенка; последнее недоступно исследованию; невозможно установить, когда именно у растущего ребенка появляется сознание. Ведь единственным способом узнать об этом является самонаблюдение, а его в первый год жизни не существует». И еще: «Поэтому невозможно избежать грубых ошибок, когда грудным детям приписывают субъективную среду взрослого, что часто имеет место». Все это так. И все же трудно представить себе, что на протяжении целого первого года ребенок живет как существо, активность которого проявляется только по типу стимул-реакция.

Так, ребенок трех месяцев кричит во время подготовки к кормлению, поскольку ожидание для него непереносимо; однако к концу года в той же ситуации он может смеяться, предвосхищая удовольствие. Речь, следовательно, должна уже идти об эмоционально положительном переживании потребности в связи с восприятием предмета и условий удовлетворения потребности. В этот же период у младенцев обнаруживаются не только витальные (пищевые) потребности, но и зачатки духовных. По данным М. И. Лисиной, уже в первые полгода жизни появляется потребность во внимании и доброжелательности взрослого. Конечно, не все поведенческие реакции в первые недели после рождения следует считать мотивированными.

Вопрос о времени появления мотивированных действий можно связать с вопросом о появлении у младенцев первых произвольных движений,хотя и в отношении них еще много неясного.

Для «ползунков» и малышей характерно повторение определенного действия, например, бросание игрушки на пол. Эти повторяющиеся действия приписываются влиянию циркулярного рефлекса. Однако поражает настойчивость ребенка в осуществлении этих действий. Й. Шванцера отмечает, что «ползунки» могут переживать мотивационный конфликт первого типа (по К.

Левину), при котором имеются две положительные альтернативы: ребенок хочет завладеть новой игрушкой, но не выпустить из рук и ту, которую держит.

Поведение ребенка до года зависит от доминирующей потребности, что может создать для наблюдателя иллюзию сознательного выбора.

§ 1.5.2 Период раннего детства (1-3 года) В возрасте полутора лет наряду с такими побудителями, как предмет или родители, относящимися (по К. Левину) к «психическому полю», возникают и внутренние психические побудители — представления и образы воображения, которые вызывают стремление ребенка к достижению внешнего стимула (например, игрушки) даже тогда, когда этот стимул исчезает (прячется взрослыми) из поля непосредственного восприятия. Так, если раньше достаточно было убрать привлекавшую ребенка игрушку (вещь), чтобы он успокоился, позабыл о ней, то в возрасте 14-15 месяцев ребенок уже настойчиво добивается ее, несмотря на попытки отвлечь или переключить его внимание на другой предмет. Если вещь убирается, он плачет и ищет ее, а при переключении внимания через некоторое время снова возвращается к поиску исчезнувшей вещи.

Это объясняется тем, что внешняя среда начинает у ребенка переноситься во внутренний план, который все чаще определяет его поведение.

В возрасте около двух лет важным моментом в развитии ребенка становятся переживания выбора, когда он поймет, что на указания родителей можно ответить не только «да», но также и «нет». Однако выбор предметов желаний еще затруднен в связи с тем, что все желания обладают одинаковой силой и соподчинение их отсутствует.

Таким образом, развитие детского самосознания до 3-летнего возраста связано с выделением побуждений к выполняемым действиям (желаний), с формулированием ребенком цели своего действия, поступка, с отнесением желаний к самому себе. Наличие же представляемой цели, желания означает, что поведение ребенка стало мотивированным, совершаемым под влиянием мотива. Правда, первые формы мотивации еще несовершенны, подвержены импульсивности: потребности неустойчивы, ребенок не может их контролировать, сдерживать.

Это только начало, за которым ребенок должен научиться действовать не только вопреки внешним, но и внутренним препятствиям, научиться преодолевать свои желания. Пока же он почти целиком зависит от взрослых, что, естественно, накладывает отпечаток на структуру большинства мотивов малышей. Возникновение потребности, ее осознание и вербализация приводят ребенка не к поиску предмета удовлетворения потребности и пути его достижения, а к обращению к родителям. Поисковая активность в большинстве случаев исключается. Мотивы оказываются редуцированными и плохо осознаваемыми. У трехлетних детей наблюдаются случаи проявления строптивости.

Структура мотивационной сферы ребенка 2-3-летнего возраста характеризуется значительной аморфностью, отсутствием устойчивой иерархии потребностей и ценностей, а следовательно и мотивов. Жизненно важные потребности и капризы (необоснованные желания) часто имеют для него одинаковую значимость. Побуждения сменяются во времени, не подчиняясь волевому контролю. Желания в этом возрасте носят ситуативный характер. С. Л. Рубинштейн писал: «Каждое непосредственно на ребенка воздействующее побуждение имеет в раннем детстве еще очень большую власть над ребенком. Поэтому внутренняя мотивация еще очень неустойчива:

при каждой перемене ситуации ребенок может оказаться во власти других побуждений.

Неустойчивость мотивации обусловливает известную бессистемность действий. Таким образом, для детей этого возраста характерна мотивация третьего типа, возникающая из-за привлекательности объекта. Еще одной особенностью мотивов детей 2-3-летнего возраста является эмоциональная насыщенность их желаний, что значительно редуцирует второй и третий этапы формирования мотива. Поэтому поведение ребенка раннего возраста характеризуется импульсивностью и ситуативностью. Отмечается также быстрая истощаемость и забываемость при небольшой актуальности потребности, а в случае значительной актуальности — установку на быструю, иногда немедленную, реализацию побуждения и в случае неудовлетворения — возникновение аффективной реакции, которая является своеобразной формой «разрядки» эмоционального возбуждения. Выражением этого может быть появляющееся у детей 3 лет упрямство. Ребенок настаивает на чем-то потому, что он желает, чтобы с его мнением считались.

В 3-летнем возрасте ребенок начинает решать мотивационные конфликты второго типа (по К.

Левину), т. е. делает выбор между двумя отрицательными альтернативами (из двух зол выбирает меньшее). А несколько ранее, приблизительно в 2-летнем возрасте, он решает конфликты третьего типа, т. е. выбирает между положительной и отрицательной альтернативами. У детей этого возраста, да и у более старших, в большинстве случаев встречаются близкие и «небольшие» цели, превращающиеся затем при соответствующем воспитании в привычные. В общем, можно сказать, что в этом возрасте дети в большей мере являются рабами своих желаний, чем сознательными личностями. В силу своей беспомощности они являются рабами и своего окружения. И все же уже на третьем году жизни в мотивационный процесс могут включаться мотиваторы из блока «внутреннего фильтра», так как начинает формироваться нравственная сфера ребенка. Но его нравственность ориентирована на взрослых, и оценка себя и своих поступков осуществляется с учетом их оценок и мнений. А это означает, что у малыша становится выраженной потребность в сотрудничестве с взрослыми и в получении от них одобрения. У детей 3 лет появляется желание делать все самому, а гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию детей. В конце третьего и начале четвертого года жизни у ребенка появляется умение различать степень затруднительности достижения цели, оценивать свои возможности, т. е. определять возможность успеха или неудачи.

§1.5.3 Период дошкольного детства Ведущий в этот возрастной период вид деятельности - игра - способствует развитию мотивационной сферы ребенка. Возникают новые интересы и связанные с ними цели. Постановка цели и ее достижение, первоначально разделенные между детьми и родителями, затем объединяются в деятельности ребенка. Многие четырехлетние дети, например, уже до рисования говорят, что собираются нарисовать. В пятилетнем возрасте уже 80% детей составляют план рисунка, в шестилетнем — все дети при рисовании обозначают цель, т. е. то, что должно получиться. В 4 года появляется соподчиненность потребностей, желаний. Они приобретают разную силу и значимость. Появляются доминирующие установки: у одних - престижные (эгоистические), у других, наоборот, - альтруистические, у третьих - на достижение успеха.

Правда, у некоторых детей даже к 7 годам доминирующие мотиваторы не появляются. Начинает складываться индивидуальная мотивационная сфера ребенка.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.