WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 28 |

§ 1.3.4 Проблема осознаваемости мотивов Во многих отечественных определениях мотива в качестве ключевого момента подчеркивается его осознанность. Мотив трактуется как осознанное (сознательное) побуждение для определенного действия, ставшего непосредственной причиной действий человека. Между тем мотивы, так же как и потребности, могут характеризоваться разной степенью осознанности, что признают и зарубежные, и отечественные исследователи мотивации. Е. П. Ильин считает, что вопрос об осознаваемости мотива до сих пор не получил однозначного решения во многом из-за неоднозначного понимания сущности мотива. Кроме того, мешали этому и идеологические барьеры, в частности, нежелание признавать роль бессознательного в жизни человека. Давайте несколько подробнее рассмотрим, как на современном этапе развития психологии определяется роль бессознательного.

Л. Первин и О. Джон в книге «Психологии личности: Теория и исследования» пишут, что психоаналитическая теория является по своим корням мотивационной теорией. Согласно теории психоанализа, значительная часть наших действий мотивирована со стороны бессознательных влияний. Считая, что мысли, чувства и воспоминания не осознаются по вполне мотивированным причинам, психоаналитики далее полагают, что скрытое в подсознании может проявляться в нашем повседневном поведении через оговорки, ошибки восприятия и т.п. Итак, дело не только в том, что есть компоненты нашего «Я», о которых мы ничего не знаем, но и в том, что эти компоненты влияют на наше поведение. В 60-е и 70-е годы XX в. попытки найти экспериментальное подтверждение действия бессознательного были сосредоточены в основном на бессознательном восприятии или на том, что называют восприятием без осознания. В настоящее время это явление известно как подпороговое восприятие. Но тот факт, что люди могут воспринимать и испытывать влияние стимулов, о которых они не подозревают, сам по себе еще не означает, что здесь задействованы психодинамические или мотивационные силы. Существуют ли доказательства, что подобные силы могут иметь место Здесь можно отметить два релевантных направления исследований. Первое изучаемое явление называют перцептивной защитой; оно представляет собой процесс, посредством которого индивид защищается от тревоги, сопровождающей узнавание угрожающих стимулов. А более поздние исследования были направлены на изучение явления, которое получило название подпороговая психодинамическая активация (Silverman, 1976, 1982; Weinberger, 1992). В этих исследованиях предпринимается попытка стимулировать бессознательные желания, в то же время не допуская их осознания.

Результаты экспериментов обоих направлений часто критикуют с точки зрения методологии, а некоторые эффекты иногда бывает трудно повторить или воспроизвести в других лабораториях.

Таким образом, в психоаналитической традиции неосознанность мотивов – это признак несовместимости вытесняемых мотивов и импульсов с образом социального, хорошо контролируемого «Я». Кроме понятия мотивированного бессознательного существует когнитивное представление о бессознательном. Эти позиции противоположны, вторая из них на современном этапе развития очень сильна. Она предполагает, что бессознательные процессы, вопервых, могут быть такими же разумными, логичными и рациональными, как и сознательные, вовторых, когнитивное представление о бессознательном подчеркивает разнообразие содержимого, которое может находиться в бессознательном, не выделяя в особую категорию сексуальную и агрессивную сферы. И соответственно подобное бессознательное не обязательно оказывает мотивационное влияние на наше поведение.

В целом же вопрос осознаваемости мотива Е. П. Ильин неразрывно связывает с тем, какое мотивационное образование принимается за мотив. Если склонности или влечения, то степень осознания будет низкой, а если цели – то и степень осознанности будет гораздо выше. Но структура мотива, как считает данный исследователь, не может не осознаваться даже при импульсивных действиях.

Иногда, когда человек не хочет вскрывать истинные причины своего поступка, он подменяет их мотивировкой, но в этих случаях психолог имеет дело уже с иным образованием.

А. Н. Леонтьев осознание мотивов считал вообще чем-то вторичным, изначально не данным, требующим специальной внутренней работы. Как уже говорилось, обычно мотивы деятельности актуально не сознаются. Это психологический факт. Действуя под влиянием того или иного побуждения, человек сознает цели своих действий: в тот момент, когда он действует, цель необходимо «присутствует в его сознании» и, по известному выражению Маркса, как закон определяет его действия. Иначе обстоит дело с осознанием мотивов действий, того, ради чего они совершаются. Мотивы несут в себе предметное содержание, которое должно так или иначе восприниматься субъектом. На уровне человека это содержание отражается, преломляясь в системе языковых значений, т. е. сознается. Ничего решительно не отличает отражение этого содержания от отражения человеком других объектов окружающего его мира. Объект, побуждающий действовать, и объект, выступающий в той же ситуации, например, в роли преграды, являются в отношении возможностей их отражения, познания «равноправными».

То, чем они отличаются друг от друга, это не степень отчетливости и полноты их восприятия или уровень их обобщенности, а их функция и место в структуре деятельности. В другом месте он пишет: «…мотивы актуально не осознаются субъектом; когда мы совершаем те или иные действия, то в этот момент мы обычно не отдаем себе отчета в мотивах, которые их побуждают.

Правда, нам нетрудно привести их мотивировку, но мотивировка вовсе не всегда содержит в себе указание на их действительный мотив» (Леонтьев, 1975, с.201). Существование неосознаваемых мотивов является экспериментально доказанным фактом. Они проявляются в исследованиях восприятия, установок, мышления, творчества и т.д.

Е. В. Сидоренко в своей работе «Мотивационный тренинг» предприняла попытку организовать все пространство человеческих побуждений по признакам рациональностииррациональности и осознанности-неосознанности. Тогда к неосознаваемым иррациональным побуждениям относятся вытесненные импульсы и предубеждения, к неосознаваемым рациональным побуждениям – привычки и автоматизмы; к осознаваемым иррациональным побуждениям – желания и страсти, а к осознаваемым рациональным – намерения и решения (Сидоренко, с. 96).

На наш взгляд, представляется необходимым выделить еще один аспект проблемы осознаваемости мотива. Этот аспект связан с осознанием не содержательной стороны мотива, а с осознанием энергии различных побуждений. Всякий раз определяйте, какую энергию для достижения цели вам дает любое событие вашей жизни. Не забывайте, что дискомфорт может мотивировать. «Фрустрация является фактором, усиливающим мотивацию, когда причины ее рассматриваются как устранимые. Появляется повышенное эмоциональное возбуждение и острое желание уничтожить преграды» (Цит. по: Сидоренко, с. 161). Приятные события воодушевляют, дают прилив энергии. Правда, эта энергия не имеет определенного направления, ее надо направлять. Неожиданности заставляют искать новых ходов, а значит, стимулируют творчество.

Всякий раз, советует Е. В. Сидоренко, определяйте, какую энергию для достижения цели дает вам любое событие вашей жизни, и используйте эту энергию.

Глава 1.4 Каузальная атрибуция Если те аспекты мотивации, которые мы рассматривали выше, прежде всего, помогают анализировать свои мотивы, то в данной главе мы обратимся к проблемам, связанным с анализом мотивов другого человека. Мы рассмотрим понятие и модель каузальной атрибуции, а также ошибки каузальной атрибуции.

§ 1.4.1 Каузальная атрибуция Вопросы о побудительных причинах действий и их результатов задаются не только в исследованиях мотивации. Они задаются любым человеком и представляют собой обыденное явление. Каждый стремится узнать, что и почему происходит вокруг, в особенности, если эти события непосредственно затрагивают данного человека. Как наблюдатели и участники мы не просто фиксируем деятельность других людей в ее внешних проявлениях, мы также воспринимаем или понимаем, что собираются делать другие, чего они хотят.

Таким образом, люди всегда стремятся разобраться в других людях, понять причины их поведения. Теория атрибуции как раз и занимается проблемой того, как люди «причинно» объясняют себе явления объективной действительности, т.е. как они их «каузально атрибутируют». Итак, каузальная атрибуция – это интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. Фриц Хайдер, основоположник в области теории атрибуции, предположил, что у человека существует жизненно важная потребность верить, что окружающая среда подконтрольна ему и предсказуема. Мы стремимся понять, почему люди совершают те или иные поступки, чтобы предсказывать и управлять этими событиями. Кроме того, наши мысли об окружающих должны влиять на наше поведение по отношению к ним.

В целом, при попытке понять, почему какой-либо человек совершил благородный поступок, купил дорогую машину и т.п. – мы можем посчитать причиной его поведения либо черту характера, либо особенности ситуации. Диспозиционные атрибуции объясняют наблюдаемое поведение через внутриличностные причины (например, некто усердно трудится потому, что это его личностная черта, религиозное убеждение и т.д.). При этом предполагается, что поведение обусловлено внутренней причиной. (Таня много работала над проектом просто потому, что ей нравится работать).

Ситуативные атрибуции указывают на факторы социальной и физической среды, которые заставляют человека работать подобным образом (желание заработать деньги, хорошую оценку, похвалу). Здесь мы наблюдаем связь с внешней мотивацией. Согласно данному типу объяснения, при отсутствии этой внешней мотивации человек бы не совершил этот поступок.

Не существует единой теории атрибуции, но практически все современные подходы берут начало в работах Ф. Хайдера. Отправной точкой послужила его появившаяся в 1958 г. книга «Психология межличностных отношений». Книга не содержит экспериментальных данных и целиком посвящена теоретическому разбору той психологии здравого смысла обыденного поведения, при помощи которой неискушенный в науке человек объясняет собственные действия и их результаты. Анализируемые события взяты из обыденной жизни или из художественной литературы. В книге Ф. Хайдер проводит разграничение феноменального и каузального описания.

Феноменальным описанием охватывается воспринимаемое непосредственно, каузальным – процесс восприятия дистального объекта, начинающийся с раздражения органов чувств, включающий переработку сенсорной информации и заканчивающийся построением образа данного предмета. Ф. Хайдер пишет: «При межличностном восприятии наблюдатель…воспринимает людей не только в их пространственных и физических свойствах, но и в таких неуловимых качествах, как их желания, потребности и эмоции» (Цит.: по Хекхаузен, Т.2, с. 63). Ф. Хайдер хотел прежде всего выяснить, какие закономерности лежат в основе такого восприятия.

§ 1.4.2 Модели каузальной атрибуции Е. П. Ильин описывает явление каузальной атрибуции в главе, посвященной методам изучения мотивации и мотивов. Он дает достаточно полный анализ различных моделей процесса атрибуции.

При объяснении своих и чужих поступков так или иначе постоянно проявляется различение внутренних и внешних причин. При построении своей модели процесса атрибуции Ф.

Хайдер попытался учесть оба этих важных момента. Больше всего его волновало, как определяется степень ответственности за поведение, и он предложил «наивный анализ поведения», проведя который человек может решить вопрос о степени личной ответственности в той или иной ситуации.

В основе его модели лежат следующие предположения. В любой ситуации в поведении человека наблюдатель может выделить два основных компонента – это старание и умение.

Старание определяется как произведение намерений совершить действие и усилий, приложенных для осуществления этих намерений. Умение же определяется как разность между способностями человека к данному действию и объективными трудностями, которые надо преодолеть.

Намерения, усилия и способности принадлежат человеку, а трудности определяются ситуацией.

Соответственно, наивный наблюдатель придает основное значение одному из этих параметров и приписывает ответственность либо самому человеку, либо связывает причину действия с внешней средой, с обстоятельствами. Данная модель позволяет лишь грубо обозначить область, где лежит причина поведения.

Джоунс и Дэвис попытались в своей модели выделить какую-то вполне определенную черту, диспозицию или предпочтение, которые лежат в основании действия или поступка.

Ограниченность данной модели заключается в том, что если действие не может быть объяснено личностными причинами, то объяснение действия с точки зрения ситуации остается за рамками модели и нет способов найти его причины.

Выдающийся теоретик в области атрибуции Гарольд Келли считает, что, принимая решение о том, ситуационно или диспозиционно следует объяснять наблюдаемое поведение, мы учитываем три фактора: нормативность, последовательность и однотипность или согласованность, стабильность и различие, согласно другим переводам. Данная модель атрибуции позволяет найти причину и в личности, и в окружении и при этом учитывать информацию не об одном, а о многих действиях индивида.

Согласованность – степень уникальности действия с точки зрения принятых в обществе норм поведения. Низкая согласованность отражает уникальность данного действия, а высокая говорит о том, что оно является схожим для большинства людей в данной ситуации. Стабильность подчеркивает степень изменчивости во времени поведения данного человека в подобных ситуациях. Высокая стабильность – когда человек в большинстве случаев ведет себя так же, низкая – свидетельствует о том, что данное действие уникально для человека в подобных обстоятельствах. Различие определяет степень уникальности данного действия по отношению к данному объекту. Низкое различие предполагает, что человек ведет себя так же и в других подобных ситуациях. Высокое различие предполагает уникальность сочетания реакции и ситуации.

Схема Келли работает следующим образом: различные сочетания высоких или низких значений факторов определяют отнесение причины поступка либо к личностным особенностям, либо к особенностям объекта, либо к особенностям ситуации.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.