WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 28 |

Последний факт, возможно, объясняется следующим: при умеренной связи задания с самооценкой недостаточно интереса к заданию у не тревожных испытуемых. А усиление интереса и внимания к выполняемому заданию вызывается лишь тогда, когда достижения слаботревожных оцениваются негативно. Следовательно, для высокотревожных субъектов для улучшения результативности не обязательно должны уменьшаться переживания, связанные с оценкой достижений. Надо попытаться сосредоточить их внимание на выполняемом задании, а не на себе.

Необходимо использовать так называемую успокаивающую инструкцию, в которой можно отметить сложность задания и малую вероятность успеха, но при этом рекомендуется не думать, как с ним справиться, а просто сосредоточить внимание на его особенностях. У слаботревожных субъектов такая инструкция приводит к ухудшению.

Таким образом, при работе в условиях ориентации на достижения слаботревожные показали лучшие результаты, а высокотревожные – худшие. У высокотревожных наиболее высокие показатели при работе в условиях мотивированной ориентации на задание, когда сообщалось, что эксперимент проводится для выявления кривой научения. Высокотревожные превосходят слаботревожных при успокаивающей инструкции и при ориентации на задание, т.е.

когда эксперимент проводится якобы для оценки заданий.

Кроме описания мотива достижения в психологической литературе можно найти описание мотива избегания успеха. Мотив избегания успеха – особенно у женщин – проявляется в боязни негативных последствий в результате какого-то выбора. Например, боязнь социального отвержения за карьерные успехи, когда выбор не соответствует традиционным полоролевым представлениям.

Описывается также мотив избегания усилия, когда субъект заинтересован в выходе из ситуации, а не в результате. В этом случае активность падает даже при успешном решении задания. Считается, что в случае социального сравнения при оценке работ учеников учителя способствуют формированию мотива избегания усилия. Хотя следует отметить, что данные по этому вопросу носят противоречивый характер.

Здесь, на мой взгляд, можно провести аналогию с феноменом выученной беспомощности, основы изучения которой заложил Селигман. Селигман и его сотрудники обнаружили, что собаки, которые подвергались неожиданным и неконтролируемым ударам током в одной ситуации, переносили свое чувство беспомощности на другие ситуации, где ударов током можно было избежать. Дальнейшие исследования показали, что те же самые явления могут быть вызваны и у человека. Выученная беспомощность обладает способностью генерализовываться, т.е.

распространяться на более широкий круг действий помимо того, на котором произошло научение выученной беспомощности. Селигман объяснил феномен выученной беспомощности тем, что животное или человек обучаются тому, что конечные результаты не зависят от их действий. Это влечет за собой целый ряд мотивационных, когнитивных и эмоциональных последствий.

Предполагается, что с выученной беспомощностью можно работать, обеспечивая человека теми переживаниями, которые он испытывает, когда события находятся под его контролем.

Оказывается, опыт столкновения с травмирующим событием, которое можно контролировать, защищает организм от последствий столкновения с травмой, которую нельзя избежать.

Можно предположить, что в мотиве избегания усилия действуют аналогичные механизмы.

§ 2.2.2 Мотив аффилиации В отличие от мотива достижения и тревожности мотивы аффилиации и власти носят ярко выраженный социальный характер, т.е. могут быть осуществлены только во взаимодействии с другими людьми, хотя мы условно рассмотрим их с позиции одного человека.

Мотив аффилиации. Слово аффилиация, очевидно, произошло от английского affiliate – присоединять. Г. Мюррей дает следующее описание мотива аффилиации: заводить дружбу и испытывать привязанность; радоваться другим людям и жить вместе с ними; сотрудничать и общаться с ними; любить; присоединяться к группам. Уже из этого короткого описания можно увидеть, что мотив аффилиации (или принадлежности, как его еще иногда называют) содержательно шире, чем мотив общения. Об этом же говорят и отечественные исследователи.

Так, например, М. И. Лисина в работе «Проблемы онтогенеза общения» пишет, что потребность в общении строится в онтогенезе на основе других потребностей, которые начинают функционировать ранее. Основой потребности в общении М. И. Лисина считает органические жизненные нужды ребенка, которые поступают через взрослого, таким образом, открывается сам взрослый, необходимость исследования его, управления им и в конечном счете – общения с ним.

Другая базовая потребность, лежащая в основе коммуникативной потребности, это потребность в новых впечатлениях. Но на чем бы ни базировалась потребность в общении, М. И. Лисина считает, что она является вторичной, представляет частный случай проявления познавательной потребности. Не случайно, пишет она, в зарубежной психологии выделяется мотив аффилиации, который представляет собой сложное, собирательное понятие.

Мотив аффилиации обладает содержательной спецификой, но при этом его цели могут существенно различаться: от желания произвести впечатление на другого человека до стремления осуществить властное воздействие. Таким образом, под аффилиацией мы понимаем определенный класс повседневных социальных взаимодействий, которые имеют фундаментальный характер.

Содержание этого мотива заключается в общении с другими людьми (даже незнакомыми) и таком его поддержании, которое приносит удовлетворение.

Аффилиация предполагает партнерство, а несимметричность в распределении ролей или желание превратить партнера в средство удовлетворения своих потребностей, наносят ущерб аффилиации или вовсе ее разрушают. Необходимо добиваться созвучия переживаний, чтобы обе стороны воспринимали общение как приятное, чувствовали собственную ценность. Таким образом, истинной целью мотива аффилиации должно быть установление взаимной доверительной связи, приязни, дружеской поддержки, поддержание симпатии.

В данном мотиве, как и в мотиве достижения, выделяют два полюса –надежда на аффилиацию и страх быть отвергнутым. Мотив аффилиации коррелирует со стремлением к одобрению, к самоутверждению. Такой человек ведет себя открыто и непринужденно. Боязнь отвержения создает определенные трудности в общении. Такие люди, как правило, вызывают недоверие к себе и обычно одиноки.

Если проанализировать это в терминах модели «ожидаемой ценности», то аффилиация – это позитивная ценность. Ей противостоит негативная привлекательность неудачной аффилиации.

В зависимости от соотношения позитивных и негативных моментов мотив аффилиации индивида может быть охарактеризован как преимущественно связанный либо с надеждой на аффилиацию, либо со страхом отвержения. Ожидания выстраиваются на основе прошлого опыта. Ожидания вместе со значениями привлекательности определяют мотивацию индивида.

Например, кому-либо предстоит общение с незнакомым ему человеком. Чем сильнее ожидание успеха, тем выше позитивная привлекательность. И наоборот. То есть, идет обратная связь – ожидание влияет на ход действия, а ход действия – на результат. Чем выше ожидание успеха по сравнению с ожиданием неудачи, тем значительнее позитивная привлекательность преобладает над негативной. В мотиве достижения наоборот, – чем выше вероятность успеха, тем ниже привлекательность задачи.

На мотивацию общения влияет гендерная принадлежность субъектов. Девушки обычно делятся переживаниями, юноши выстраивают свое общение на основе интересов, обсуждения деловых вопросов. Кроме того, можно сказать, что с возрастом содержание общения существенно меняется.

Тенденции к аффилиации возрастают при вовлечении субъекта в потенциально опасную стрессовую ситуацию. При этом общество других людей позволяет ему проверить избранный способ поведения в сложной обстановке. В известных пределах близость других приводит к прямому снижению тревожности, смягчая последствия как физиологического, так и психологического стресса. Блокирование аффилиации вызывает чувство одиночества, отчужденности, порождает фрустрацию.

§ 2.2.3 Мотив власти Мотив власти. Власть – явление достаточно сложное. Ей нельзя дать однозначное определение, но можно выделить то общее, что связывает все трактовки власти, - это навязывание воли одного человека другому. Мак Клелланд определял власть как потребность чувствовать себя сильным и проявлять свое могущество в действии. Д. Верофф мотивацию власти определял как стремление и способность получать удовлетворение от контроля над другими людьми, от возможности судить, устанавливать нормы и т.д.

Феномены власти чрезвычайно сложны и многомерны. Власть имеет различные проявления: насилие и принуждение, наказание и поощрение, контроль и управление, соперничество и сотрудничество. Во многих поступках людей лежит мотив приобретения власти над себе подобными. В ходе развития человеческого общества власть стала неотъемлемой частью человеческих отношений. В процессе истории власть как социальный институт претерпела определенные изменения. Неизменным осталось лишь то, что почти всегда применение власти сопряжено с насилием.

Существует множество трактовок власти: телеологических, системных и др. Во всех из них признается, что власть является одним из фундаментальных начал человеческого общества.

Она существует везде, где есть устойчивые объединения людей. Это позволило многим исследователям рассматривать власть как фундаментальное объяснительное понятие.

Понимание власти как некоей всеобщей способности встречается и в психологии. Каждый эффект человека определяется через его власть, которая понимается как способность, сила, компетентность. Эта попытка имеет аналогии и в теории мотивации. С одной стороны, это теории в духе Р. Уайта, в которой власть понимается как результат всеобщего фундаментального мотива, с другой стороны, - теории типа концепции Адлера, в которых выводится особый мотив – стремление к власти и превосходству – из первоначальной недостаточности власти. Адлер отошел от Фрейда и вместо сексуального влечения одним из основных концептов своей теории сделал стремление к власти, которое понимается им как попытка компенсировать дефицит власти, вытекающий из недостаточных способностей и переживаемый как комплекс неполноценности.

Стремление людей к высоким целям, к превосходству есть попытка преодолеть чувство своей недостаточности. Но для того, чтобы двигаться в определенном направлении, нужен идеал. В качестве такого идеала выступает стремление к превосходству, которое конкретизируется как власть над другими. Путь власти кажется простейшим путем ко всякому благу. При этом это характерно не только для индивидуальной психики, но и масса также руководствуется сходными целями.

Что касается К. Хорни, то в качестве определяющего мотива поведения она рассматривает страх, порождаемый враждебной человеку социальной средой. Стремление избежать ситуаций, внушающих страх, определяет модели поведения в определенных обстоятельствах. Так, «невроз привязанности» выражается в жажде любви и одобрения любой ценой, а «невроз власти» – в погоне за престижем и обладанием. Поиск любви и привязанности, считает автор, является одним из путей, часто используемых в нашей культуре для получения успокоения от тревожности.

Поиск власти, престижа и обладания – другой такой путь. При этом нормальное стремление к власти рождается из силы человека, а невротическое – из слабости, тревожности, ненависти и чувства собственной неполноценности. Поиск власти для невротика является защитой от беспомощности и от чувства собственной незначительности.

Прежде чем выяснять основу индивидуальных различий применения власти в одних и тех же условиях, необходимо выявить общие предпосылки использования власти. Начнем с рассмотрения простейшего случая, когда некто А использует власть, чтобы повлиять на поведение индивида В. Прежде всего В должен обладать свободой передвижения в психологическом пространстве (в смысле теории поля Левина), т. е. должен иметь возможность сделать нечто отличное от того, чего от него хочет А (и не должен сам по себе хотеть осуществить действие, желательное для А). Чтобы направить действие в желательном направлении, А должен ввести психологическое пространство В дополнительные силы, которые бы превзошли все прочие уже возникшие силы. Наиболее важным является следующее. Для обладания властью А (отдельный человек или социальная организация) должен иметь в своем распоряжении определенный набор потенциальных действий. Чтобы такое действие можно было считать применением власти к В, т.

е. чтобы оно отклоняло существующие тенденции поведения В в намеченном А направлении, оно должно отвечать определенной мотивационной основе В. В противном случае действие А оставит В равнодушным, не сможет создать в психологическом пространстве В никакой новой силы.

Сразу же следует отметить, что мотивационная основа В, на которую влияет А своим действием власти (то «ранимое место» В, которое этим действием «поражается»), может состоять из любых мотивов последнего. Таким образом, действие власти всегда есть целенаправленное использование мотивов другого человека.

Для успешного воздействия на мотивацию другого человека применяющий власть должен иметь в своем распоряжении определенные ресурсы. Такие ресурсы, особые для каждого мотива, являются источниками власти, их выделили Френч и Равен (1959):

Власть вознаграждения, заключается в возможности вознаграждать за ожидаемое поведение.

Власть принуждения, основывается на практике угроз и телесных наказаний. При использовании этого источника власти необходим постоянный контроль за всеми действиями человека.

Власть эксперта, базируется на знаниях в каком-либо деле или на обладании информацией, необходимой для успешного ведения какого-либо дела.

Власть авторитета, основывается на уважении или преклонении перед кем-либо.

Власть закона имеется в распоряжении каждого человека, представляющего установленный социальный порядок.

Позднее эта классификация была дополнена информационной властью.

У применяющего власть субъекта должно возникнуть желание воздействовать на другого человека. Он должен уяснить, какими источниками власти он располагает и правильно оценить мотивацию другого человека, а также проанализировать имеющиеся в его распоряжении источники власти, чтобы в итоге выбрать наиболее действенную стратегию. Таким образом, деятельность власти определяется не только мотивом власти, но и различными мотивами партнеров, конфигурацию которых эта деятельность должна перестраивать.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.