WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Специалисты, способные работать в таком сложном проекте каким является «электронное правительства», нуждаются в особенных мотивационных механизмах, которые за прошедшее десятилетие так и не были созданы. Результатом стал тотальный кризис важнейших компетенций.

В стране отсутствует программа управления рисками, связанными с использованием компьютерных технологий. Негативно сказывается на формировании атмосферы восприимчивости к инновациям как монополизм в разработке и внедрении систем, так и относительная закрытость сведений о концептуальном видении разработчиками долгосрочных и краткосрочных последствий использования новых технологий для развития государства и общества. Отсутствие понимания у представителей власти и населения о возможностях ИТ в сфере развития территорий, не способствует использования на практике уже реализованных инфраструктурных проектов.

Для объективности и в рамках сравнительного политического анализа отметим, что Россия не единственная в мире страна с такими проблемами. Как отмечают зарубежные авторы, в других странах нередко представители бюрократии не прослеживают в своей повседневной деятельности связи между формированием «информационного общества» и целями «электронного государства». Нет понимая необходимость поддержки и продвижения социальных выгод и общественной ценности нового уровня государственного и муниципального управления обусловленного использованием возможностей компьютеризации4. Многие из созданных структур и проектов «информационного общества» не имеют ясно определенной цели, и не учитывают определенные национальные контексты и приоритеты5.

Конфликт ценностных ориентаций неизбежно сказывается на легитимности власти6. Этот рычаг в западных странах стимулирует чиновников трансформировать упомянутый нами дискурс. В рамках этой трансформации общество получает непосредственные рычаги воздействия на проекты создания «электронного государства», органы контроля ориентированы на принятие мер по выявленным дисфункциям и возможным негативным последствиям использования новых технологий.

Результатом становятся положительные институциональные изменения, становящиеся следствием обмена выгодами использования государством компьютерных технологий как между различными группами элиты, так и иными акторами. Здесь нет победителей и проигравших, поскольку важнейшим Codagnone C., Boccardelli P. Measurement Framework Final Version, Delivered within the eGEP Project for the European Commission, DG Information Society, Unit H2, 2006; Millard J., Shahin J. et al. Towards the eGovernment vision for EU in 2010: research policy challenges. For the Institute of Prospective Technological Studies, Seville, Spain, European Commission, DG JRC, 2006; Millard J., Shahin J. et al. Study for the Impact Analysis of FP5 e-Government projects. Under the WING Framework Contract for Impact Analysis, for the European Commission, DG INFSO, April 2007.

Jansen A. Assessing E-government progress– why and what. Department of e-government studies. Oslo: University of Oslo, Norway, 2005.

Behn R.D. The Challenge of Evaluating M-Government, E-Government and I-Government: What Should Be Compared with What Cambridge, Massachusetts, USA: Belfer Center for Science and International Affairs (BCSIA), Kennedy School of Government, 1995.

политическим принципом является распространение выгод от создания «электронного государства» на все слои общества и ориентация бюрократии на примат компромиссного урегулирования интересов различных социальных групп. В конечном счете, эти политические практики нацелены на увеличение общественной ценности используемых технологических решений.

В России же граждане воспринимают власть как коррумпированный, эгоистический режим, который по определению не может предложить новых технологий без чьей-то личной выгоды. Как следствие возникает технофобия, недоверие к различным инициативам государства связанным со сбором личных данных граждан, плодятся мифы относительно негативных последствий появления «информационного общества». Люди часто на подсознательном уровне понимают, что не решаются очень важные проблемы развития политической системы, что препятствия на пути взаимодействий государства и общества блокирует возможности развития экономики и роста благосостояния населения, но не видят возможностей для своего участия в решении институциональных проблем.

Экспертное знание новых технологий взаимодействий государства и общества вытесняется знанием мифологическим. Присутствие экспертов во власти либо в обслуживании власти лишь маскирует ее архаизм. Государство оказывает слабое влияние на повестку дня научных исследований технологий «электронного правительства», не говоря уже о формировании метатеоретического знания в новой области.

Коррупционные злоупотребления провоцируют резкое падение мотивации сотрудников, задействованных в практической реализации проектов как на федеральном, так и на региональном уровнях. Схема работы российской бюрократии очень инертна, и роль формальных процедур здесь крайне велика.

А как мы ранее отметили, у большинства чиновников пропали мотивация и желание сделать все ради абстрактного общественного блага.

Часть властной элиты осознает пагубность недооценки упомянутых нами институциональных угроз. Однако в силу объективных и субъективных причин эти акторы не способны сформировать у высшего руководства страны более объективную и достоверную картину ситуации.

Пока же наша экономика по уровню развития технологий, а также степени внедрения инноваций почти не приблизилась к развитым и развивающимся странам. Кроме обеспечения экономических преимуществ таких как более низкие затраты на содержание бюрократического аппарата, быстрого развития предпринимательства, существует инвестиционная привлекательность территорий, однако в проектных мероприятия «электронного правительства» этот фактор в системе важнейших индикаторов напрямую не учитывается.

Уже сегодня многие созданные сервисы «электронного правительства» остаются невостребованными. Такой дискурс является следствием идеологии технологического детерминизма, в рамках которой на первое место ставится техника, а пользователи рассматриваются как социальные объекты управленческих воздействий. И это еще одна зона системного институционального конфликта.

Выход нам видится в целенаправленном формировании виртуальных сетевых сообществ7 пользователей систем «электронного государства».

Важность сообществ давно осознал бизнес, рассматривая постоянных посетителей в качестве одного из стратегических ресурсов, но государство в своих программах информатизации упорно игнорирует этот фактор.

Реализации этой важнейшей новации мешает недостаток средств и отсутствие господдержки негосударственных организаций, занимающихся проблемами человеческого фактора в инфраструктурных проектах.

Подводя итоги, отметим: в силу ряда причин фаза мифологического дискурса в реализации в России «электронного государства» подходит к завершению. Появляются первые работающие сервисы (на создание которых потребовалось десять лет), все больше сообщений о фактах внедрения Бондаренко С.В. Социальная структура виртуальных сетевых обществ. Ростов-на-Дону: Издательство РГУ, 2004.

электронного документооборота в органах власти и управления, граждане и представители бизнеса, хотя и не очень активно, тем не менее, пользуются электронной цифровой подписью и еще можно привести много иных политических фактов.

За этими фактами сложно увидеть институциональные конфликты, влияющие на повышение эффективности функционирования институтов власти в контексте использования информационных технологий. Эти конфликты пока не нашли отражения в теории институтов государства, что отнюдь не мешает гражданам на подсознательном уровне осознавать существование системных дисфункций в реализации важнейших инфраструктурных проектов.

Главная дисфункция состоит в отсутствии взаимосвязи внедрения новых технологий и организационного реформирования бюрократии. В отличие от других стран, в России не ставится задача экономической эффективности бюджетных вложений, у элиты нет понимания как открывающиеся возможности можно использовать в территориальном развитии и повышения благосостояния населения. Сведение «электронного правительства» к набору различных услуг выхолащивает онтологическое наполнение этого феномена.

Системной угрозой выступает отстранение граждан от участия в реализации проектов компьютеризации. Конечным потребителям подсовывают некий продукт без предварительной адаптации на фокус-группах, не объясняя риски и угрозы новой технологии. Этот дискурс противоречит как общественным настроениям, так и ценностям формирования «информационного общества. Возможность бывать в других странах и через сеть расширять свой кругозор привела к изменению восприятия действий власти – пользователи сравнивают ситуацию с внедрением технологий в повседневность в России не с советской эпохой, а с лучшими мировыми образцами.

Когда люди, как говорят американцы на уровне grass roots, заново входят в гражданскую активность, самоорганизуются, приходит понимание необходимости вовлечения в трансформации связанных с информационными технологиями институтов. Не случайно стали возникать первые робкие протесты, причиной которых стало отсутствие электронных медицинских сервисов в мегаполисах, сбои в компьютерных программах результатов школьных экзаменов, в выплате денежного довольствия военным и многоемногое иное.

Сложность институционального анализа в рассматриваемой нами сфере состоит не только в значительном темпоральном разделении первопричины и ее эффекта, поскольку на больших временных отрезках появляется много переменных, которые необходимо принимать во внимание. Проблема в ином:

ориентация элиты на простые ассоциации причины и следствия становится бессмысленной. Стремительное развитие окружающего мира и сложность создаваемых технических систем делают востребованной иную логику понимания отношений государства и общества.

Эту логику еще предстоит осознать представителями общественных наук.

Но в практической плоскости для автора очевидно: в России государству и обществу неизбежно придется договариваться о стратегическом векторе партнерства в развитии связанных с «электронным государством» институтов.

Об этом вообще принято договариваться в начале реализации инфраструктурного проекта, но кто десять лет назад думал об институциональных конфликтах и их последствиях для пространства взаимодействий власти и общества в киберсреде...

Выходные данные публикации в печатном виде: Бондаренко С. В. Институциональные конфликты в пространстве реализации российской модели "электронного государства" / Моделирование реальности в пространстве разнообразия: Гуманитарные исследования общественных процессов: Материалы международной научной конференции (25 октября 2012 года), Медушевский Н.А. (ред.). –Москва: издательство URSS, 2012.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.