WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
РИСКИ И УГРОЗЫ КИБЕРБЕЗОПАСНОСТИ ЗИМНИХ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР В СОЧИ Бондаренко С.В., доктор социологических наук, Ростов-на-Дону Введение Связанные с проведением зимних Олимпийских игр в Сочи краткосрочные угрозы кибербезопасности безусловно важны для имиджа страны, однако гораздо важнее долгосрочные вызовы, обусловленные низкой защищенностью критической инфраструктуры. Олимпиада как всемирно значимое событие предоставляет многим, в том числе и делинквентно ориентированы акторам, как «окно возможностей».

Возможностей, в первую очередь, влияния на общественное мнение и пропаганды экстремистских идей через медийный контент, а также возможностей подрыва легитимности своих политических противников.

Поэтому в большей мере все, что далее будет сказано о кибербезопасности Олимпиады, может быть отнесено и к иным масштабным проектам компьютеризации России. По замыслу автора основная цель настоящей статьи состоит не в теоретическом осмыслении проблем кибербезопасности или перечислении возможных многочисленных киберугроз, а в постановке в публичном дискурсе проблемы информационной защиты предстоящей Олимпиады. Проблема чрезвычайно актуальна, поскольку выявленные нами факты свидетельствуют о нарастании игнорируемой чиновниками угрозы национальной безопасности России. Теоретические же основы онтологических проблем кибербезопасности будут отражены в других наших публикациях.

1. Постановка проблемы существования террористических киберугроз проведению Олимпийских игр «Вы приведите мне 10 хакеров, и в течение 90 дней я поставлю эту страну на колени» Джим Сеттл1 События 11 сентября 2001 года привели к фундаментальным изменениям в сфере безопасности во всех сферах жизни общества, в том числе и в вопросах организации и проведения Олимпийских игр. По заключению экспертов по безопасности, каждая Олимпиада представляет собой новую цель для терактов, формы и особенности организации которых становятся все более изощренными.

Не случайно в общественных науках появился термин «террористический капитал»2, размеры которого увеличиваются при совершении терактов в местах проведения массовых мероприятий. Олимпийские игры в этом отношении представляют идеальный объект для атаки, поскольку на соревнованиях присутствуют сотни тысяч туристов, спортсменов и вспомогательного персонала, а также международные лидеры и международные масс-медиа. Ежедневные телевизионные трансляции, чаще всего осуществляемые в режиме реального времени, создают возможности относительно свободного доступа террористов к глобальной аудитории. Эксперт по современному терроризму Брюс Хоффман (Bruce Hoffman) утверждает, что делинквентно Jim Settle, бывший глава ФБР. Цит. по: Verton D. Black Ice: The Invisible Threat of Cyber-Terrorism.

California: McGraw-Hill, 2003.

Toohey K., Taylor T. Perceptions of Terrorism Threats at the 2004 Olympic Games: Implications for Sports Events // Journal of Sport and Tourism, 2007, vol. 12, № 2. Р. 100.

ориентированные акторы в последнее десятилетие добавили «к своему арсеналу новое оружие типа мини видеокамер, DVD, компьютеров и мобильных телефонов»3.

Широкий спектр угроз безопасности включает не только различные формы террористических действий со стороны хорошо организованных групп экстремистов, но и спонтанные действия со стороны недовольных граждан или лиц с психическими отклонениями. Характер угроз меняется с течением времени и никогда нельзя ставить точку в плане обеспечения информационной безопасности.

Поэтому вполне естественны перманентные изменения модели обеспечения безопасности международных спортивных мероприятий, как в вопросах планирования, так организации системных процессов и управления рисками. Системные изменения должны происходить не только с точки зрения используемых технологий, но и в ментальности должностных лиц, в том числе и не отвечающих напрямую за обеспечение безопасности. Вот этого как раз и не могут понять в кабинетах, где обсуждаются вопросы информационной защиты предстоящей Олимпиады в Сочи.

Приведем несколько фактов напрямую не связанных с Олимпиадой, которые, тем не менее, иллюстрирующих масштаб существующих сегодня киберугроз. Достаточно показательно, что в США создана и действует группа экстренного реагирования на кибератаки. В 2009 году она была развернута один раз, в 2010г. уже 6 раз, а восемь месяцев 2011г. указанной группе приходилось включаться в работу уже 7 раз. В России помощь пострадавшим от кибератак организована куда менее эффективно, чем в странах с развитыми системами киберзащиты.

С угрозами информационной безопасности за последний год столкнулись 96% российских компаний. Для каждой второй организации эти инциденты закончились потерей конфиденциальных данных. Исследование, проведенное аналитиками "Лаборатории Касперского" совместно с международным агентством B2B International в 14 странах мира, включая Россию, выявило неприятную тенденцию: из 1700 опрошенных компаний почти половина указали на увеличение количества кибератак. Главными угрозами своей безопасности IT-специалисты этих компаний считают вирусы и вредоносные программы, позволяющие злоумышленникам получить доступ к корпоративной сети, а также фишинговые и DDOS-атаки, нарушающие работу серверов и сайтов. Исследование показало также, что чаще всего сбои в системе безопасности приводят к потере данных о платежах (13%), интеллектуальной собственности (13%), клиентских баз (12%) и информации о сотрудниках (12%).

Таким образом, не приходится говорить о том, что российские бизнес-структуры плохо осведомлены об угрожающих опасностях. Более того, практически все участники упомянутого исследования назвали информационную стратегию компании одной из важнейших в современных условиях, оценив ее даже выше маркетинговой и кадровой составляющей. Проблема заключается в другом: большинство компаний начинают вкладывать средства в системы защиты только после того, как сами подвергнутся нападению. В целом же 31% компаний в России до сих пор в полной мере не внедрили защиту от вредоносных программ (для примера: в Великобритании она установлена в 92% организаций), а установкой различных уровней доступа к IT-системам озаботились лишь в 47% компаний.

Ближайшее будущее аналитики рынка оценивают с определенным скепсисом.

"Доля расходов на IT-безопасность в последние три года увеличивается в общей структуре расходов компании на IT. Это международный и российский тренд, - признает руководитель управления исследований "Лаборатории Касперского" А. Ерофеев. - Другое дело, что рост расходов на IT-безопасность не поспевает за ростом числа угроз.

Злоумышленники сегодня "инвестируют" в свой бизнес гораздо больше, чем ITменеджеры в информационную безопасность. Поэтому пока приоритеты не изменятся, то Hoffman B. Inside Terrorism, revised and expanded edition. New York: Colombia University Press, 2006. Р. 197.

есть пока специалисты по инфобезопасности не поймут, что должны вкладывать в системы защиты по крайней мере не меньше, чем преступники в свои инструменты, ситуация не изменится"4. На самом деле стоимость инструментария для кибератак многократно ниже стоимости систем защиты и даже крупные компании не выделяют соответствующих ресурсов для киберзащиты о чем свидетельствуют факты, представленные нами далее.

В США в 2011 году хакеры успешно атаковали сайты платежных систем PayPal и Mastercard, а одна из криминальных групп заявила о взломе около 70 сайтов правоохранительных органов США. Ведущие корпорации японского военнопромышленного комплекса в 2011 году подверглись спланированной атаке со стороны неизвестных компьютерных взломщиков. Самый серьезный ущерб причинен крупнейшей компании отрасли Mitsubishi heavy industries, серверы которой оказались на время во власти хакеров и у которой, судя по всему, были похищены закрытая документация и технологические секреты. Эта компания производит по американским лицензиям боевые самолеты F-15, ракетно-зенитные комплексы Patriot, другую технику и снаряжение5. На регулярной основе из-за DDoS-атак становятся недоступными сайты политиков, коммерческих структур и масс-медиа в России и других странах.

К примеру, сайт посольства РФ в Великобритании в сентябре 2011 года подвергся предположительно кибератаке DDoS (англ. - distributed denial of service) и был выведен из строя в преддверии официального визита в Россию британского премьер-министра Дэвида Кэмерона. Сотрудникам дипмиссии РФ пришлось создать зеркальный веб-сайт чтобы удовлетворить возросший интерес к происходящим событиям общественности и массмедиа.

Кибератаки с политическими целями осуществляются не только на государственные, но и на коммерческие структуры. К примеру, с 30 марта по 6 апреля 2011 года на блог-хостинг «Живой Журнал» (ЖЖ, LiveJournal) пришлось три мощные DDoS-атаки, которая заключается в том, что сайт оказывается перегружен обращениями с других компьютеров. Тогда недоступен для пользователей оказался даже блог президента России Д.А. Медведева. Российский президент назвал хакерские атаки "возмутительными и незаконными", которые способствуют тому, что интернет-пользователи в DDoS-атаках видят "происки власти, ФСБ, администрации президента".

Во всем мире наблюдается непрерывный рост числа кибератак. Их число увеличивается примерно на 55 процентов ежегодно. Было бы наивно ожидать, что киберугроз избежит Олимпиада в Сочи. Поэтому вопрос не в реальности киберугроз, а в уровне защищенности Олимпийских игр.

2. Опыт предыдущих Олимпиад «Три пути ведут к знанию:

размышление — путь самый благородный, подражание — путь самый легкий, опыт — путь самый горький» Конфуций 2.1. Развитие инфраструктуры кибербезопасности Олимпийских игр В последние десятилетия возросла роль в функционировании инфраструктуры Олимпийских игр телекоммуникаций, которые все чаще становятся объектом цифровых атак. Инфраструктура Олимпийских игр является частным случаем национальной критической инфраструктуры, в которую входят объекты, задействованные в Закиев Р. К вам хакер. Количество кибератак на компании растет // Российская бизнес-газета, 2011, №(35). 04.10.

Головнин В. В японской оборонке поработали хакеры // Коммерсантъ, 2011, №177 (4718), 22.09.

предоставлении населению таких услуг как водо- и газоснабжение, электроэнергии, телекоммуникаций, а также услуг банковского сектора. Сегодня все вышеупомянутые сферы в значительной мере используют ИКТ и потому априори являются объектами для осуществления кибератак. Еще при проведении в 2006 году зимней Олимпиады в Турине были выявлены факты взлома компьютерных сетей и нарушения целостности хранившихся данных6.

Достаточно показательна ситуация с распространением в 2010 году компьютерного вируса Stuxnet, когда в Иране на объектах даже не подключенных к глобальным компьютерным сетям, эта компьютерная программа вывела из строя атомные центрифуги.

Поскольку невозможно исключить влияние человеческого фактора, стало ясно, что не срабатывает философия киберзащиты, основанная на «бункеризации», когда объекты не подключены к сети Интернет и потому якобы защищены на 100%.

Кроме того, высокотехнологичный вирус Stuxnet, созданный по некоторым данным государственными акторами, был разобран хакерами на части и куски опасного компьютерного кода стали доступны практически любому. Соответственно, резко повысилось качество инструментария используемого для кибератак. Этот факт как и многие аналогичные необходимо учитывать организатором Олимпиад в Лондоне в году и в Сочи в 2014 при развертывании инфраструктуры этих крупнейших международных соревнований.

В таких условиях с каждым годом становится все труднее проводить различие между цифровыми и физическими системами охраны общественной безопасности. Если до недавнего времени компьютерные системы использовались в основном для хранения результатов соревнований и координации деятельности персонала, то уже при проведении в 2004 году летних Олимпийских игр в Афинах была создана цифровая инфраструктура для фиксации изображений с камер видеонаблюдения, использовавших формат MPEG4.

Через четыре года на Олимпиаде в Пекине применялись усовершенствованные алгоритмы мониторинга, включая распознавание лиц и шаблоны обнаружения подозрительной активности в общественных местах.

При этом тотальной безопасности системы видеонаблюдения не обеспечивают.

Концептуальная проблема не только в отсутствии высокоэффективных интеллектуальных систем распознавания образов, но и в большом количестве участников и зрителей спортивных мероприятий. Для решения такого рода вопросов при проведении в 2012 году Олимпиады в Лондоне разрабатываются планы использования меток радиочастотной идентификации (RFID), а также систем глобального спутникового геопозиционирования.

Хотя технологии обеспечения цифровой безопасности постоянно совершенствуются, тем не менее, в силу постоянного роста сложности возникающих угроз, на настоящий момент отсутствует оптимальная модель защищенности инфраструктуры олимпийских объектов. Поэтому развитие системы кибербезопасности Олимпийских игр, по определению, является нетривиальной задачей, решение которой основывается на стратегии управления рисками.

2.2. Управление рисками На онтологическом уровне управление рисками при организации и проведении Олимпийских игр необходимо рассматривать с позиций:

- функционирования «общества риска» в трактовке Ульриха Бека;

- возрастания террористических рисков при проведении мегасобытий, привлекающих большое внимание, как граждан, так и глобальных средств массовой информации;

Man Threatens to Attack Olympic Computers: Would Be Hacker Under Investigation // Associated Press, 2006, 13-th February.

- геофизического и геополитического положения страны, принимающей Олимпийские игры;

- практик функционирования современной бюрократии, уклоняющейся как от возможной ответственности, так и от проявлений инициативы;

- просчетов организаторов игр и руководства международным Олимпийским движением.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.