WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
О двойных квалификациях и нехватке ИТ-кадров Артюхин Валерий, канд.экон.наук, доцент, научный редактор журнала «Прикладная информатика», научный сотрудник ВНИИ ГОЧС МЧС РФ, член Экспертного совета МОО «Информация для всех» Со скоростью эпидемии компьютеры в российском бизнесе и личном пользовании стали распространяться с конца прошлого века, то есть с 90-х годов (с некоторым традиционным отставанием от Запада). Я не хочу сказать, что до этого они вообще не использовались: на них считали, на них «думали», они работали в НИИ и в государственных учреждениях, на них моделировали полеты спутников (например, с помощью дифференциальных уравнений в частных производных второго порядка – век их помнить буду) и климатические процессы, вели учет экономических показателей в масштабах страны и т.д. Однако в качестве универсального инструмента, полезного в любой деятельности независимо от ее масштаба, и того, частное ли лицо, ООО или государственное учреждение ею занимается, компьютеры нашли свое призвание именно тогда. Тому были политические и технические причины, на которых я не стану останавливаться – не о них речь.

Следствием «выползания» вычислительной техники крупнее калькулятора на «свет Божий» стал рост потребности в людях, которые с этой техникой могут что-то делать («что-то» в данном случае очень важное и правильное определение – мы к нему еще вернемся).

Где-то до 1995 года конкурс на «компьютерные специальности» (такие как «Прикладная математика» или «Информационные системы») в вузы и, соответственно, проходной балл колебались на среднем уровне: если в прошедшем году эти показатели были низкими, то в следующем они подрастали, и наоборот. Это нормальное явление для любой очень понятной или совсем непонятной специальности, то есть, вообще говоря, для любой специальности высшего или среднего образования, не находящейся в текущий момент на пике популярности. Если абитуриенты, пребывая на жизненном распутье, видели, что в прошлом году конкурс на какую-то специальность был высок, то в следующем году пугались и обходили ее стороной, благодаря чему конкурс падал; напротив, если конкурс в прошедшем году был низок, на следующий год специальность получала от абитуриентов большее количество заявлений о поступлении. Конечно, некоторые абитуриенты к моменту поступления в вуз уже четко знали, чего они хотят, но поскольку таковые определившиеся находились для любой специальности, конкурс по большому счету определяли «сомневающиеся». Повторюсь: это касалось всех специальностей за исключением особо популярных во всех вузах (опять-таки за исключением особо популярных). Что же касается модных или нужных в каждый конкретный исторический момент специальностей, то конкурс на них был высок из года в год. В МЭСИ, например, таковой специальностью в конце 1990-х начале 2000-х была «Мировая экономика» (она и сейчас довольно популярна, и не только в МЭСИ).

Рост интереса к компьютерам в «большом мире» привел к тому, что, начиная с 1995 года, ломаные линии графиков конкурса (в чел./место) и проходного балла на компьютерные специальности начали загибаться вверх, и в 2002 году проходной балл на специальность «Математическое обеспечение и администрирование информационных систем» в МЭСИ сравнялся с таковым на специальность «Мировая экономика». То есть, информация о том, что программисты и администраторы нужны и хорошо зарабатывают, укрепилась в обществе, некое обрывочное понимание этой деятельности и отрасли в обществе сложилось, и ИТ-шное образование стало модным и популярным (где-то оно даже именовалось «элитным»).

Надо сказать, что в 2002, получив на руки распечатку с конкурсными баллами по специальностям и увидев то, что я уже описал, я понял, что в моей жизни наступил великий день – годы моей тяжелой работы по популяризации нашего во многом непонятного ИТшного труда в форме маркетинговых материалов, качественных учебных планов, речей на днях открытых дверей и конференциях не прошли даром, программисты захватывают мир! Я тогда трудился на посту Заместителя директора Института компьютерных технологий МЭСИ и, конечно, не подозревал, что всего через 8 лет мне самому – одному из лучших программистов своего выпуска – в этой отрасли не найдется теплого высокооплачиваемого места, но сейчас не об этом… В то время никто не кричал об отсутствии специалистов. Их действительно не хватало, но настроение было другое – отрасль росла, и вместе с ней рос контингент специалистов, их искали и находили.

Однако это все касалось чисто компьютерных специальностей, а что же с полу- и частично компьютерными Поясню.

Я всегда говорил абитуриентам: «Вы можете выбрать одно из двух направлений работы:

1. Разрабатывать программное обеспечение или заниматься компьютерной наукой.

2. Обслуживать ИТ-интересы любых других компаний или учреждений, которые не связаны непосредственно с разработкой или наукой».

Я уже неоднократно писал и аргументировал свое мнение о том, что программистом может стать не каждый, и не каждый захочет им становиться. Большую часть времени мы занимаемся деятельностью понятной лишь нам и малопонятной окружающим, чтобы получить результат, который (за вычетом материальной компенсации) зачастую приносит больше пользы окружающим, чем нам. И еще мы командуем машинами – не всякая психика это выдержит. Однако в конце прошлого века стало ясно, что скоро компьютеры будут везде, непонятно только было, что же с ними везде делать. Для того, чтобы настроить компьютер на эффективную работу, установить программное обеспечение, создать базу данных, «поднять» веб-сервер программисты не нужны, но нужны люди с компьютерными знаниями.

Иногда эти знания должны быть специализированными по какой-то другой отрасли:

экономике, управлению, культуре, сельскому хозяйству. Напомню, что поколения, поголовно выросшего на компьютерах (на ПО общего назначения и Интернете, а не только на компьютерных играх) к 1995-2000 году еще не было, а потребность в таких специалистах уже была очень велика. Получить их можно было двумя способами:

1. Ввести специализации по отраслям для «настоящих программистов».

2. Синтезировать новые специальности, смешав традиционные некомпьютерные специальности с компьютерами.

Применялись оба способа, например, мы, обучаясь на «Прикладной математике», могли выбрать специализацию «Банковское дело». Но поскольку в 2000 году как раз перерабатывались существующие и создавались новые образовательные стандарты, поскольку компьютер в то время уже стал необходимым инструментом для любого специалиста и поскольку было понятно, что привлечь человека в экономику, а затем напичкать его под шумок компьютерными знаниями было проще, чем вбивать ту же экономику в убежденного программиста (это сейчас я кандидат экономических наук, а во время обучения в вузе экономика преподавалась мне всего один семестр, и пришел я только на зачет), особый интерес представляет второй способ получения нужных специалистов.

Именно благодаря ему появилась специальность «Прикладная информатика (по областям)», значение которой тогда, как и сейчас, трудно переоценить.

«Прикладная информатика», безусловно, была нужна в 2000 году – она как раз и позволила удовлетворить потребность рынка труда в ИТ-специалистах, которые могут делать с компьютерами все, кроме как писать программы (то есть могут делать с ними «чтонибудь»). Идея крайне проста (очень грубо говоря). Берем, например, специальность «Менеджмент организаций» и разбиваем ее на две части:

отраслевые знания, преподаваемые в традиционной манере;

другой блок отраслевых знаний, переработанный с ориентировкой на использование компьютерных технологий.

Добавляем к этому базовую чисто компьютерную подготовку (архитектуру вычислительных систем, какой-нибудь язык программирования, какую-нибудь систему управления базами данных) и, ву-яля, – получаем специальность «Прикладная информатика (в менеджменте)».

В начале XXI века к каким только областям информатику не прикладывали: к спорту, к сельскому хозяйству, к политологии, к культуре в общем и к искусствоведению в частности.

Но императрицей всех «Прикладных информатик», конечно, стала «Прикладных информатика (в экономике)» – все остальные постепенно вымирали за непонятностью сути, отсутствием стержня и невнятностью учебных планов. Именно через «Прикладную информатику» профессионализм в информационных технологиях хлынул в массы, до ее появления ИТ были уделом «занудных» математиков. На начало века «Прикладная информатика»1 была именно тем, что было нужно всем остальным отраслям… за исключением самой компьютерной отрасли.

Развивались не только информационные технологии, развивался и рынок образовательных услуг. Бизнесмены, действующие на этом рынке (то есть ректоры и деканы вузов) быстро сообразили, что упомянутые синтезированные специальности имеют несколько потрясающих особенностей:

С определенной точки зрения курьезно то, что я являюсь научным редактором журнала под идентичным названием. Ничего плохого в «информатике» как термине лично я не вижу, хотя и предпочитаю другие, например «компьютерная наука». Речь о реализации специальности высшего профессионального образования, а не борьбе за чистоту профессионального языка… в данный момент.

на них легко ориентировать поступающих на фоне растущего интереса к информационным технологиям;

еще легче это делать, поскольку квалификация у этих специальностей двойная («информатик-экономист», «информатик-менеджмер» и т.д.), то есть как минимум одна из частей этих квалификаций понятна – они не так страшно звучат, как «математик-программист» (квалификация по специальности «Математическое обеспечение и администрирование информационных систем» – название специальности уже само по себе отпугивает большую часть людей);

обучение можно проводить на обычных персональных компьютерах, а значит – реализовать эту специальность обойдется дешевле, чем скажем упомянутый МОиАИС – будущие разработчики ПО, программисты живут и учатся вне рамок готового популярного ПО, а значит им необходимы специалисты-практики в качестве преподавателей, какие-то кластеры для параллельной обработки данных, права администраторов на машинах, которые они используют, и многое другое;

в целом обучение на «Прикладной информатике» проще, чем на традиционных и новых чисто компьютерных специальностях – от нас с МОиАИС люди довольно массово на первых курсах уходили на «Прикладную информатику» или в наиболее тяжелых случаях – на «Менеджмент», а когда я сам учился, в начале второго курса половина моего потока (около 19-ти человек) скопом перевелась на «Юриспруденцию»;

самое главное – имея некоторый традиционный для вуза набор специальностей, из любой из них можно сделать соответствующую «Прикладную информатику» (для этого необходимо нанять от 5 до 10 преподавателей по ИТ и изменить учебные планы).

Подобная предпринимательская смекалка привела к тому, что сегодня каждый второй, если не каждый полуторный вуз осуществляет набор на «Прикладную информатику (в экономике)». Есть весьма качественные реализации, но в целом понимание специальности у всех вузов разное, качество обучения – тоже.

Потенциальные работодатели всегда жаловались, что мы в вузах учим «не тому» (к этому мы еще вернемся). С начала века они стали приходить в университеты, призывая нас (деканов и преподавателей) и абитуриентов обратить внимание на компьютерные специальности – выпускать больше, набираться активнее. Начиная примерно с 2006 года, работодатели занервничали всерьез – стало понятно, что не только на рынке имеется нехватка нужных кадров, но и в студенческой среде – нехватка тех, кто этими кадрами может стать. С тех пор напряжение только растет. Говорится о том, что «молодые люди предпочитают гуманитарные специальности техническим» (на Западе об этом говорят уже не первый год).

Все это немного неожиданно и парадоксально с виду: ИТ популярны, вузов с нужными специальностями много, кризис в разгаре и при этом – нехватка кадров. Однако ничего удивительного при ближайшем рассмотрении нет – на мой персональный взгляд, все естественно и просто как полено, нужно только разобраться с парой-тройкой моментов.

Во-первых, возвратимся к «Прикладной информатике» и подобным ей синтезированным специальностям (хотя сильно подобных я не знаю), чтоб они были здоровы. По моему глубокому убеждению, на сегодняшний день в нашей стране необходимости в них нет, есть от них только вред. Уже выросло поколение людей, с пеленок знающих, что такое Google и Excel – именно они идут сегодня учиться в вузы. Им нужны четкие внятные специальности, конкретные отраслевые знания, конечно, с большой долей ИТ, но без нее все равно не получится. Менеджер должен быть «менеджером», а экономист – «экономистом», не надо давать ему двойную, вроде бы ИТ-шную квалификацию, обучая при этом через пень-колоду неизвестно чему. Это путь в никуда, когда при большом количестве выпускников по «Прикладной информатике» реальных специалистов по ИТ мизер. И дело здесь не только и не столько в качестве обучения студентов отдельными вузами, дело в фундаментальных особенностях «Прикладной информатики»: выпускники с квалификацией «информатик-X» зачастую, конечно, не без исключений, работают по направлению X, обслуживают интересы отрасли X, но это не те люди, которые развивают индустрию информационных технологий или компьютерную науку, а именно это требуется сегодня России. И при этом благодаря широкому распространению эта специальность оттягивает на себя часть тех людей, которые хотели бы действительно посвятить себя компьютерам, а не бухгалтерским балансам. Когда политики удивляются, что в России много квалифицированных программистов, но наблюдается отставание по высоким технологиям, мне становится грустно, потому что я понимаю, что а) в «программисты» в данном случае записали, в том числе, и тех, кто дальше лабораторной работы по экономике ни разу не уходил, и б) у говорящих полностью отсутствует понятие о сути и масштабе проблемы. Сограждане, мы должны определиться очень конкретно с тем, кого именно нам не хватает в ИТ, а не валить в одну все уменьшающуюся кучу ИТ-специалистов de facto, в том числе уже немолодых квалифицированных программистов, и de jure, в том числе молодых, которым до de facto никогда не дотянуть. И сделать это нужно прежде, чем призывать молодежь выбирать некие «технические специальности» – как можно кого-то к чему-то призывать, если ты сам не видишь разницы между «програмистом», «информатиком-экономистом», «системным архитектором», «кодером», «ламером» и «нубом», между «проектированием», «администрированием» и «реализацией» Во-вторых, не нужно рассматривать процесс убывания технарей, как какой-то чисто паранормальный.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.