WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
Раздел 1. Социально-политический контекст 1.1. Драма 2008 г.: от экономического чуда к экономическому кризису Главной характеристикой 2008 г., благодаря которой он займет особое место в мировой и российской экономической истории, является быстрота развертывания экономического кризиса, скорость перехода от настроений эйфории к ощущению обреченности. Всего за несколько месяцев Россия, а также ряд других ведущих emerging markets прошли путь от ожидания экономического чуда к ожиданию экономического коллапса. За минувший год мы прошли три этапа в осмыслении кризиса, который годом раньше начался в США.

1-й этап. Первые месяцы года демонстрировали устойчивые (и даже нарастающие) темпы экономического роста, происходившего на фоне бума цен на основные товары российского экспорта и сохранения низких процентных ставок на международном финансовом рынке. Финансовый кризис на Западе толкал процентные ставки вниз, и создавалось впечатление, что к устойчиво высоким ценам на энергоресурсы добавился еще один мощный долгосрочный фактор роста. Одной из любимых тем российской политической элиты стало обсуждение вопроса о перспективах страны к 2020 г. и о том, будет ли страна к этому времени иметь пятую или шестую по размеру ВВП экономику в мире.

2-й этап. Распространение кризиса из США в Европу при сохранении высоких темпов роста Китая, Индии и России способствовало быстрому вхождению в моду теории decoupling (дословно: разъединять), в соответствии с которой именно развивающиеся рынки станут тем мотором, который позволит остановить кризис и вытащить развитые страны из начинающегося замедления экономического роста.

3-й этап. В августе-сентябре стало очевидно, что финансовый кризис перерастает в экономический и глобальный, т.е. охватит все основные экономики мира – как развитые, так и развивающиеся. Положение большинства экономик, еще недавно гордившихся своими успехами, оказалось неустойчивым и хрупким, а их экономические и политические перспективы – весьма туманными.

Нельзя сказать, чтобы кризис наступил уж совсем неожиданно. В начале 2008 г.

мы обращали внимание на неустойчивость двух главных факторов, лежащих в основе российского экономического роста, – это высокие цены на энергоресурсы и наличие дешевых денег на мировых финансовых рынках. Причем институциональная среда, которая единственная может создать устойчивую основу для экономического роста, находится в весьма неразвитом состоянии, т.е. российские институты (как экономические, так и политические) вряд ли способны смягчать и корректировать последствия ухудшения экономической и политической конъюнктуры.

Среди основных источников кризиса можно было выделить: начало глобального замедления экономического роста, падение цен на нефть и другие товары российского экспорта, возникновение дефицита платежного баланса и усиление тем самым зависимости страны от притока иностранных инвестиций, быстро нарастающую внешнюю задолженность российских компаний и высокую вероятность их неспособности расплатиться по долгам без помощи государства в случае начала кризиса, а также сомнительную эффективность многих инвестиционных проектов, начатых на волне бума и вряд РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы ли способных выдержать испытание кризисом. Наконец, в России за восемь тучных лет выросло поколение политиков, привыкших «управлять ростом благосостояния» и все более забывающих о кризисном управлении; такие же настроения стали возникать и в народе1.

И вот пессимистические прогнозы оправдались. Более того, осуществился наиболее жесткий сценарий: одновременно были исчерпаны два главных источника роста российской экономики – упали цены на основные продукты российского экспорта и на мировом рынке исчезли дешевые финансовые ресурсы.

Кризис начался. Готовы ли мы к нему и насколько 1. 1. 1. Особенности начавшегося кризиса Прежде всего, следовало бы ответить на вопрос о характере начавшегося кризиса.

Разумеется, все оценки, которые мы даем, могут иметь лишь сугубо предварительный характер, поскольку события разворачиваются очень быстро и требуют постоянного переосмысления.

Российская политическая и экономическая элита на протяжении всех последних лет тщательно готовилась к кризису образца 1998 г., стремилась не повторить ошибок прошлого. В значительной мере это удалось. Однако ситуация оказалась другой. Кризис десятилетней давности был порожден внутренними причинами – слабостью власти, не способной проводить ответственную макроэкономическую (прежде всего бюджетную) политику. Сейчас Россия впервые за последние 100 лет сталкивается с мировым кризисом как часть глобальной экономической и финансовой системы. Тем самым Россия постепенно становится нормальной рыночной страной.

Впрочем, разворачивающийся на наших глазах кризис явно выходит за рамки обычного циклического. Налицо три важные особенности.

Первая. Начавшийся в условиях глобализации, этот кризис носит беспрецедентный по масштабам характер, охватывая практически все динамично развивавшиеся в последнее десятилетие страны и регионы. Налицо важная закономерность: кризис больнее всего ударяет по тем, кто был наиболее успешен в последнее десятилетие, и напротив, застойные страны и регионы меньше от него пострадали. Причем сказанное характерно и для внутриэкономической ситуации в отдельных государствах, включая Россию: наиболее серьезные проблемы наблюдаются в тех регионах, которые испытывали экономический бум, тогда как депрессивные регионы почти не чувствуют изменений. Это делает особенно сложным выход из кризиса – неясным остается: кто сможет стать локомотивом восстановления роста Вторая. Современный кризис носит структурный характер, т.е. предполагает серьезное обновление структуры мировой экономики и ее технологической базы. Пока трудно сказать, какие структурные изменения последуют, однако результатом явно будет перераспределение сил в отраслевом и региональном отношениях.

Третья. Кризис носит инновационный характер. Мы много говорили в последние годы о важности инноваций и о переводе экономики на инновационный путь развития, и именно это произошло в финансово-экономическом пространстве. Ведь в основе его лежит появление и быстрое распространение финансовых инноваций – новых инстру См. Мау В. Экономическая политика 2007 года: успехи и риски // Вопросы экономики. 2008. № 2.

Раздел Социально-политический фон ментов финансового рынка, которые, как некоторым тогда казалось, смогут создать условия для бесконечного роста и о которых, как выясняется теперь, многие лидеры финансового мира имели весьма слабое представление. Это имело двоякого рода последствия.

С одной стороны, финансовые инновации существенно трансформировали ряд товарных рынков, прежде всего – важнейших сырьевых товаров. Цена на нефть с начала 1970-х годов была абсолютно непредсказуемым феноменом. Однако она все-таки в какой-то мере зависела от спроса и предложения на нее, а потому в какой-то мере контролировалась производителями нефти. Несомненными историческими фактами являются организованный арабскими странами – экспортерами нефти резкий скачок цен в 1973 г. и осознанные (и также политически мотивированные) действия по резкому снижению цен на нефть в 1986 г. Однако в настоящее время, с развитием рынков вторичных финансовых инструментов, ситуация резко изменилась. Теперь цена на нефть не имеет почти никакого отношения к действиям производителей нефти и почти не реагирует на усилия ОПЕК и связанных с ней стран. Теперь цена на нефть формируется на финансовых рынках и существует в головах финансовых брокеров, торгующих связанными с поставками нефти вторичными финансовыми инструментами, причем инструментами, практически не имеющими отношения к реальному движению этого товара. Мир становится не только плоским, если использовать выражение Т. Фридмана, но и виртуальным, поскольку важнейшие экономические индикаторы формируются на рынках производных финансовых инструментов. Вряд ли эта ситуация будет вечной, поскольку реальный дефицит или избыток материальных ценностей все равно рано или поздно даст о себе знать. Но пока надо принять факт существенного усиления роли виртуальных факторов в формировании важнейших хозяйственных пропорций.

С другой стороны, экономическая и политическая элита в условиях инновационного финансового бума явно утратила контроль за движением финансовых инструментов. Поэтому нынешний кризис можно определить как «бунт финансовых инноваций» – бунт против своих создателей. Это вещь неприятная, но не раз случавшаяся в истории.

И, как теперь можно понять, ситуация с банком Barings, разоренного в 1995 г. единоличными действиями молодого трейдера из сингапурского отделения Ника Лисона (Nick Leeson), была предвестником кризиса, посланием финансовому миру. Однако послание это так и не было понято.

Подводя итоги сказанного в этом разделе, необходимо заметить следующее.

Природа и механизмы великих экономических потрясений – а именно с таким явлением мы имеем дело сейчас – всегда загадочны и до конца непостижимы. Великие кризисы на десятилетия становятся предметом дискуссий экономистов, политиков и историков, им посвящаются сотни диссертаций и тысячи научных статей. Причем однозначные ответы не удается дать даже экономическим историкам. Феномен Великой депрессии 1930-х годов до сих пор не нашел окончательного разрешения: по сей день продолжаются дискуссии и о причинах ее развертывания, и о том, насколько адекватными были меры Ф. Рузвельта по выходу из кризиса.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы 1. 1. 2. Причины кризиса Анализируя разворачивающийся на наших глазах кризис, имеет смысл отдельно рассматривать три группы причин, его обусловливающих:

во-первых, специфические проблемы американской экономики;

во-вторых, системные фундаментальные проблемы современного экономического развития;

в-третьих, специфические российские обстоятельства.

Эти факторы действуют разнонаправленно, и борьба с кризисом должна строиться с учетом всех трех групп.

Говоря о причинах кризиса, принято прежде всего критиковать деятельность администрации США по неадекватной бюджетной и денежной политике. В первую очередь имеется в виду проведение проциклической политики после рецессии 2001 г., когда в условиях экономического роста страна продолжала идти по пути наращивания бюджетного дефицита вместо возвращения к клинтоновской политике профицитного бюджета. Это находило отражение, в частности, в политике процентных ставок, которые долго оставались низкими в условиях экономического подъема (рис. 1).

---1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 темпы роста ВВП США, % дефицит/профицит бюджета расширенного правительства США, % ВВП учетная ставка ФРС, на конец года Рис. 1. Показатели экономического роста и бюджетной системы США Это была политика искусственного подхлестывания роста, особенно важная для развитых стран в связи с двузначными цифрами экономического роста Китая. В результате правительства многих стран предпринимали шаги по стимулированию роста, причем проблема перегрева экономики казалась уже старомодной: мы слишком далеко ушли от Великой депрессии и, как казалось, интеллектуально переросли ее. В этой же логике находится и поставленная российским руководством задача «удвоения ВВП» за Раздел Социально-политический фон 10 лет – задача, также фиксировавшая внимание преимущественно на достижении количественных, объемных показателей. Но если в российском варианте эта политика опиралась на наличие свободных мощностей, оставшихся после кризиса 1990-х, и на мощный приток нефтедолларов, то американская экономика должна была развиваться в условиях параллельного ведения двух войн, которые не могли финансироваться без бюджетного дефицита.

Самостоятельным фактором кризиса стали беспрецедентные темпы экономического роста, позволившие за 5 лет на четверть увеличить мировой ВВП. Такой подъем неизбежно накапливает системные противоречия, невидимые из-за роста благосостояния. И, главное, даже при осознании этих противоречий очень трудно вмешаться и чтото исправить: действительно, почему надо принимать какие-то ограничительные или корректирующие меры, когда и так все выглядит замечательно Каждый раз, когда в подобных ситуациях бума кто-то начинает высказывать предостережения или сомневаться в правильности курса, появляются уверенные голоса о том, что «на этот раз все будет иначе» («this time it’s different»)2.

Существует и другой аспект глобализации, который также (помимо новых инструментов) считался источником бесконечного финансового успеха и поступательного роста. Этот феномен был назван Н. Фергюсоном (N. Ferguson) как Химерика (Chimerica), что по-английски составлено из сочетания слов Китай (China) и Америка (America). Речь идет о формировании глобального дисбаланса, который на протяжении десятилетия считался источником сбалансированности и устойчивости мирового роста.

В результате сформировался режим, противоположный модели глобализации рубежа XIX–XX вв.: если 100 лет назад капитал двигался из центра (развитых стран) на периферию (emerging markets того времени), то теперь развивающиеся рынки стали центрами сбережения, а США и другие развитые страны преимущественно потребляли3.

Наконец, у разворачивающегося кризиса имеется фундаментальная, наиболее важная предпосылка. Речь идет о целевой функции развития бизнеса, которая, по нашему мнению, за последние полтора–два десятилетия претерпела серьезную трансформацию. Ключевым ориентиром развития корпораций стал рост капитализации. Именно этот показатель более всего интересовал акционеров, и именно по нему оценивается в наши дни эффективность менеджмента. Между тем стремление к максимальной капитализации вступает в противоречие с реальным основанием социально-экономического прогресса – с повышением производительности труда. Рост капитализации связан, конечно, с производительностью труда, но лишь в конечном счете. Однако перед акционерами надо отчитываться ежегодно. А для получения красивых годовых отчетов, для Кеннет Рогофф и Кармен Райнхарт обратили особое внимание на то, что ловушка для политиков “this time it’s different” восходит к английскому дефолту XIV в. (See: Reinhart Carmen M. and Kenneth S. Rogoff.

This Time it’s Different: A Panoramic View of Eight Centuries of Financial Crises. NBER. 2008. No. 13882).

Ferguson N. The Ascent of Money: A Financial History of the World. Penguin Books: New York, 2008. См.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.