WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Какой бы электронной платежной системой вы ни пользовались (Яндекс.Деньги, WebMoney и т.д.), на принадлежащих вам счетах или кошельках в этих системах хранятся вовсе не электронные деньги.

Понятие «электронные деньги» попросту отсутствует в действующем российском законодательстве, также как понятие «электронная платежная система», но работать-то как-то нужно. В частности, владельцы системы WebMoney определяет ее как «систему обращения сообщений между зарегистрированными пользователями». То, что хранится в системе на ваших «кошельках», – это, так называемые, «титульные знаки», а покупка/продажа этих знаков оформляется как покупка/продажа чего-то, сходного с ценными бумагами. Все бы ничего, но уж больно сложно, а вдобавок к этому с точки зрения закона титульные знаки WebMoney не являются ценными бумагами, поскольку не признаны таковыми. Компания «Яндекс.Деньги» действует иначе и формально выступает всего лишь в качестве агента продавцов товаров и услуг по приему платежей от физических лиц. Я прошу прощения за недостаточно глубокое освещение данного вопроса, но он сложен даже для юристов, к которым я не отношусь, а смысл, думаю, и так понятен: из-за отсутствия специфического прямого регулирования владельцы каждой несуществующей de jure электронной платежной системы ищут свои собственные способы соблюдать законы. Весьма яркое воплощение схемы «Беззаконие и полузаконие». (13) Вообще, если для того, чтобы легально сделать что-то вполне понятное, приходится делать что-то совершенно непохожее, выходящее из ряда вон или противоречащее здравому смыслу, значит с законами в данной области явно что-то не в порядке.

В октябре 2009 года начала свою деятельность организация под названием Ассоциация «Электронные деньги» (АЭД). В нее вошли компании i-Free, WebMoney, «Яндекс.Деньги», платежный сервис QIWI, а также Национальная ассоциация участников электронной торговли (НАУЭТ) и Национальное партнерство участников микрофинансового рынка (НАУМИР). Главная задача, которую ставит перед собой АЭД, — развитие рынка электронных денег как общедоступной финансовой услуги в интересах населения, государства и участников отрасли. Для этого ассоциация планирует работать над законодательными аспектами регулирования отрасли, расширять взаимодействие между ее участниками и государственными органами, а также популяризировать услугу электронных платежей.

Другой пример связан с цифровыми документами и цифровыми подписями. Согласно законодательству не существует понятия «цифровой документ» - документом считается только то, что напечатано на бумаге. Цифровая подпись технически представляет собой определенную последовательность байт, вычисленную на основе пароля пользователя и содержимого документа (например, электронного письма) по определенному алгоритму, прикрепленную к этому документу и позволяющую удостовериться в том, что документ был создан или отправлен именно этим конкретным пользователем. Цифровая подпись имеет юридический статус – честь законотворцам и хвала. Однако принятый еще 10 января 2002 года федеральный закон «Об электронной цифровой подписи» является, по своей сути, техническим дополнением к другим законопроектам, таким, как «Об электронном документе», «Об электронной торговле», «О предоставлении электронных и финансовых услуг», которые до настоящего времени не приняты Государственной думой (снова «Беззаконие и полузаконие», и, кстати, это те самые законы, отсутствие которых сдерживает и развитие «систем электронной торговли»). Кроме того, по мнению экспертов, ряд причин, послуживших сдерживанию применения закона на практике, был заложен в самом законе: до сих пор не заработала система лицензирования ЭЦП; не сформулированы материальные и финансовые требования к удостоверяющим центрам; предусмотрен только один формат электронной подписи (технология открытых ключей), предполагающий наличие государственного корневого удостоверяющего центра; отсутствует и до сих пор не принята подзаконными актами регламентация вопросов признания иностранных электронных подписей (а вот это уже пример схемы «Сами разберемся»). (14) Еще одна слабо регламентированная область применения информационных технологий – это обработка персональных данных, в частности, их трансграничная передача (передача данных, пригодных для идентификации субъекта через границу в другую страну). Такая передача регулируется определенными законодательными актами. Однако программного обеспечения, позволяющего осуществлять такую передачу в полном соответствии с ними, не существует.

Разработать его не представляется возможным, поскольку нормы, заложенные в указанных актах, носят слишком общий характер. Таким образом, любой туроператор, пересылающий по электронной почте в зарубежную гостиницу паспортные данные своих клиентов, на сегодняшний день de facto нарушает закон.5 (15) Это самая философская схема, о ней можно говорить бесконечно, а начать нужно немного издалека. Существуют вещи и в природе, и в человеческой деятельности, которые регулируются сами собой, посредством неких фундаментальных законов: течение рек подчиняется гравитации, погодные явления связаны со строением Земли и ее атмосферы, во многих аспектах своей деятельности люди опираются на мораль там, где нет закона, а иногда и в «Диктатура» нарушение закона, если он существует. Суть любой, в том числе политической, власти заключается в управлении, поэтому, кто бы эту власть не применял, он обречен стремиться управлять всем, что находится в зоне его видимости. Иногда такие стремления обоснованы реальными потребностями, иногда нет (об этом я говорил, описывая другие схемы). Однако поворот рек вспять, разгон облаков и прочие вмешательства в саморегулирующиеся системы, хоть и могут дать нужный результат, но никогда не обходятся без нежелательных последствий в краткосрочной или долгосрочной перспективе. Это касается и принятия законов (издания распоряжений, приказов), призванных либо упорядочить то, что и само по себе отлично работает, либо закрепить некие нормы в то время, когда еще не установлено (ни теоретически, ни эмпирическим путем), что система лучше всего работает именно так, а не иначе.

В последние годы по всему миру возникли политические течения, целью которых является «приструнить» Интернет. Лет 10-15 назад, по крайней мере, в нашей стране такого необузданного желания не наблюдалось – Интернет уже был, но не был так заметен. Сегодня, когда любой популярный блоггер может громко, на всю страну и одновременно втихую, «у себя» обругать власть (если он настолько самоотвержен) или просто некую социальную картину, власть забеспокоилась.

Кроме того, что «греха таить», в связи с развитием Интернет и ростом числа его пользователей появилось множество специфических задач и проблем, действительно требующих законодательного регулирования (о некоторых из них я писал в предыдущих и в этой главе – киберпреступность, спам, Справедливости ради необходимо указать, что 27 декабря 2009 был принят Федеральный закон №363-ФЗ «О внесении изменений в статьи 19 и 25 Федерального закона «О персональных данных», согласно которому срок приведения информационных систем персональных данных в соответствие с требованиями закона «О персональных данных» был продлен до 1 января 2011 года. Кроме того, новым законом отменено требование обязательного использования шифровальных средств при обработке персональных данных, что существенно уменьшило административную нагрузку на бизнес. Проще говоря, теперь компании могут законно не делать того, чего раньше они просто не могли делать физически (в частности, использовать криптографические средства). Все это замечательно, но, как мне кажется, это шаг назад, а не вперед – вместо того, чтобы уточнить нормы и привести их, наконец, в божеское состояние, эти нормы просто отменили, как будто они никогда не были нужны, и их вообще никогда не было. Лукавство! электронная торговля и так далее). Однако главная проблема, по которой ведутся дебаты и в России, и в остальном мире касается не торговли и преступлений, а куда более широкого понятия – контента или содержания, то есть текстов, фотографий, видео и всего остального, размещаемого в Сети. Когда я говорю «главная проблема», я не имею в виду, что она важнейшая – по крайней мере, я сам так не думаю. Основные вопросы, задаваемые в ходе дискуссий по содержанию информации в Интернете, касаются того:

какая информация может и не может размещаться;

следует ли ограничивать доступ пользователей к определенной (плохой или «грязной») информации;

кто должен ограничивать этот доступ и, как следствие, следить за перемещениями пользователя по Сети;

как законодательно закрепить решения по данному вопросу, и нужно ли это делать.

Почва для дебатов тут весьма плодородная. Было много разных слухов и мыслей, например, о том, что нужно приравнять сайты к СМИ, и тем самым заставить их владельцев соблюдать Закон о СМИ.

С моей точки зрения это примерно то же самое, что назвать кошку курицей, и на этом основании ждать от нее яиц и заставлять высиживать птенцов. Сегодня содержание и доступ к сетевой информации регулируется либо самими пользователями, либо косвенно через смежные законы.

Проблема в том, что один из перечисленных вопросов: следует ли ограничивать доступ пользователя к какой-либо информации, и имеет ли кто-нибудь право следить за ним, чтобы это сделать, - еще не решен на уровне этики, а значит – никакой принятый в этой области закон не решит ни одной проблемы и, уж тем более, не решит их все. Иногда мало сформулировать и принять закон – нужно еще предварительно хорошенько подумать, а может быть и подождать. Мне кажется, что следовало бы пойти несколько другим путем: сначала локализовать эту крупную проблемную область, окружив ее со всех сторон действующими законами (то есть принять те самые пылящиеся на полках законы о цифровых документах, электронной торговле и так далее), а потом уже браться за нее. Я не утверждаю, что обсуждение проблемы излишне, я лишь предостерегаю от поспешных законотворческих действий в этой области. К чему могут привести такие поспешные действия, основанные лишь на непоколебимой уверенности ответственных лиц в своей правоте, мы уже видим на примере реформы образования (и я говорю не о федеральных университетах, а о ЕГЭ и реализации болонского процесса). Так вот Интернет – это не меньшая ни по важности, ни по интенсивности происходящих процессов область общественной деятельности, чем образование… на самом деле, куда большая.

На уровне компаний схема «Диктатура» также имеет место, но здесь она всегда в большей или меньшей степени аргументирована необходимостью оплачивать общие счета за доступ в Интернет и требованиями информационной безопасности. Конечно, такая аргументация выглядит довольно странно в случаях, когда единственное, чего требует «политика безопасности» компании – это удаление с половины всех компьютеров системы мгновенных сообщений Skype, в то время как сотрудники на другой половине машин свободно используют ICQ и приклеивают к монитору листочки с паролями. Однако это уже другой вопрос.

Все, содержащееся в этой главе, должен признать, отдает негативом. Однако напоследок хотелось бы обнадежить читателей, да и себя заодно – поговорить не о том, какие проблемы возникают на стыке власти и информационных технологий, а о том, как информационные технологии влияют на власть.

По ходу книги я часто фактически ставлю знак равенства между «информационными технологиями» и Интернетом, но таковы уж сегодняшние реалии: трудно иллюстрировать какие-либо концепции на примере того, что случилось с пользователем Ивановым, когда он перешел от использования Microsoft Office к применению Open Office; с другой стороны Интернетом – одним и тем же Интернетом, хоть и по-разному – пользуются многие, а в перспективе будут пользоваться практически все. Как следствие, Интернет меняется, отношение людей к нему меняется, отношение компаний меняется и отношение государственных органов (к их собственному удивлению) вынуждено меняться под давлением обстоятельств. Известный блоггер и колумнист Джефф Джарвис написал книгу о том, что с его точки зрения сегодня представляет собой успешный бизнес в Интернет, и на каких постулатах или законах следует его строить. Затрагивая, что бизнес, что Интернет, невозможно не касаться и политической темы, поэтому мысли, высказанные автором, очень хорошо отражают специфику нынешних взаимоотношений не только между организациями и индивидуумами в разрезе коммерции, но и между властью и пользователями (или ИТфункционерами). Позволю себе привести несколько цитат:

Вслушайтесь в риторику корпоративных ценностей:

компании владеют клиентами, контролируют поставки, заключают эксклюзивные договоры, блокируют конкурентов, хранят коммерческие тайны. Интернет взрывает все эти контрольные точки. Он не терпит централизации. Он формирует равенство всех участников и разрушает входные барьеры. Он презирает секретность и поощряет открытость. Он предпочитает сотрудничество, а не владение. Власть предержащие смотрят на Интернет с ужасом, понимая, что не могут его контролировать.

[…] Рис. 3. Дж.Джарвис «Что сделал бы Нам больше не нужны компании, учреждения и Google» правительство, чтобы организовывать нас. Мы можем найти друг друга и собраться вокруг политических дел, плохих компаний, талантов, бизнеса и идей.

Мы можем делиться и сортировать наши знания и поведение. Мы можем мгновенно связаться и собраться вместе. Кроме того, у нас появились новая этика и модель поведения, выросшие из этой организации и изменяющие общество способами, которые для нас пока незаметны, с помощью открытости, щедрости, сотрудничества, эффективности. Мы используем соединительную ткань Интернета, чтобы преодолеть границы - государств, компаний, социальных слоев. Мы реорганизуем общество. Это новый мировой порядок Google, Facebook и Craigslist.[…] Доверие - в гораздо большей степени двусторонний процесс, чем думает большинство людей, особенно обладающих властью. Лидеры правительств, масс-медиа, корпораций и университетов думают, что они и их учреждения могут владеть доверием, тогда как на самом деле, конечно, они получают его от других. Доверие трудно завоевать и легко потерять. Когда эти учреждения относятся к клиентам и избирателям как к массе дураков, детей, еретиков или заключенных - когда они просто никого не слушают, - они вряд ли смогут вызвать теплые чувства взаимного уважения.

Доверие - это акт открытости; это взаимоотношения, основанные на прозрачности и обмене. Чем больше способов открыться и прислушаться к другим вы найдете, тем с большей вероятностью сможете выстроить доверие - а это ваш бренд.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.