WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

То есть областей применения пруд-пруди, странно, что это не озвучивается. Кроме того, скорость и количество (поштучно) суперкомпьютеров в стране – это один из показателей ее индустриального развития. Однако и здесь у нас все хитро.

Существует три основных пути получить что-либо:

купить (украсть, одолжить и т.д.) целиком;

произвести из собственного сырья/компонентов собственными же силами;

закупить сырье/компоненты и собрать.

Закупать суперкомпьютеры мы не можем из-за экспортных ограничений, например, в США и Японии – эти страны не горят желанием снабжать нас стратегическими ресурсами. Производить из всего своего – тоже не можем, я уже писал про отсутствие элементной базы. Остается один единственный путь, по которому мы и идем: собирать суперкомпьютеры из зарубежных комплектующих (и не только их, но и все персональные компьютеры), фактически постоянно оставаясь зависимыми от их поставок, то есть, находясь под дамокловым мечом. Кроме того, компьютерные комплектующие – это не сырье, они сами по себе уже высокотехнологичны и дороги, сборка агрегата из них далеко не так выгодна, как производство элитной иноземной мебели из русского леса. В применении к суперкомпьютерам сборка их из чужого добра – это худший из возможных путей. Непонятно, откуда тогда всеобщая радость Из-за запуска компьютера «СКИФ МГУ» Так и до него были «супермашины», например МВС-100, МВС-1000, МВС-1000М. Правда разработаны они были еще в 90-е гг. прошлого века, а запущены – в начале этого (МВС-1000М) и, естественно, тоже собраны из «заморского» железа.

Лично я уверен, что производством компьютерных комплектующих у нас в стране все же займутся на государственном уровне, и лучше бы, чтобы это случилось побыстрее. Вот в этом отношении у нас точно никакого выбора нет. Иначе, если завтра наши собранные суперкомпьютеры окажутся лучшими и быстрейшими в мире, послезавтра у нас оперативно начнутся проблемы с поставками всего того импортного, из чего мы их собирали – это очевидно. К тому же теоретические разработки в области вычислительной техники и ее компонентов в России не останавливались все эти годы, так что при должной организации и финансировании лет через 10-15... Да, это долго и, наверное, не модно строить заводы, из продукции которых потом еще нужно что-то собирать, зато в этом есть реальная потребность.

В отличие от предыдущей схемы («Что творю, что делаю») при реализации данной реальная потребность в создании/закупке/внедрении продукта или услуги существует.

Частные интересы и/или непонимание вопроса не заменяют эту потребность, а пристраиваются ей «в хвост». Например, может быть объявлен конкурс на поставку аппаратного или программного обеспечения, когда уже заранее известно, какая фирма его выиграет (и явно не по причине экономичности или эффективности предлагаемого решения). В случае же, если ожидается явное противоречие между желаемым (и уже принятым) решением по конкурсу и здравым смыслом, можно изначально составить требования к решению таким образом, чтобы воплотить его в жизнь «Да будет так… и никак иначе» мог только нужный претендент.

Это все на государственном уровне, а на уровне компаний политические власти иногда проводят странный ритуал: сначала заказывают экспертизу предлагаемых вариантов решения силами своих ИТ-функционеров, а потом по ее итогам принимают решение, полностью противоречащее всем их выводам вне зависимости от степени аргументированности последних. (Кто сказал: «Откат» Я не говорил.) Самым примитивным вариантом развития схемы является, например, ситуация, когда вы смотрите в накладную на доставленные хозяйственниками расходные материалы и понимаете, что цена картриджа для принтера в ней в полтора раза выше, чем на ценнике в соседнем розничном магазине. Бывают, конечно, и более изысканные подходы.

Обращаю внимание на то, что в итоге даже при реализации схемы «Да будет так… и никак иначе» можно получить положительный результат от проекта. Просто этот результат будет не так дешев, не так эффективен, и, возможно, что-нибудь сломается или закончится раньше, чем ожидалось.

В начале XXI века в одном крупном вузе г. Москвы принималось решение о внедрении системы дистанционного обучения «Прометей» взамен уже использовавшейся WebCT. Система дистанционного обучения – это такое программное обеспечение, которое позволяет пользователю учиться через Интернет, то есть изучать материалы, сдавать тесты, следить за своим прогрессом и так далее, а администратору на стороне обучающей организации – управлять процессом обучения, то есть зачислять новых обучаемых, выписывать им сертификаты по итогам курса, открывать/закрывать доступ к материалам и прочее. Для обоснования положительного решения об этом внедрении (у меня не повернется язык сказать «для того, чтобы оценить эффективность продукта и потом принять решение» - это не тот случай), сотрудникам вуза, отвечающим за организацию учебного процесса, и техническим специалистам было дано указание провести экспертизу и изложить свое мнение о системе. Было организовано два мероприятия, где специалисты, уже ознакомившиеся с «Прометеем», должны были рассказать о нем сотрудникам деканатов, которые его до этого в глаза не видели (многие вообще не знали, что такое система дистанционного обучения). На первое мероприятие пришло два человека: я и тот самый специалист, мы мило побеседовали; на второе – ни одного. Не могу сказать, насколько хорош «Прометей» в его нынешней версии (4.3 на момент написания этого текста) – давно с ним не работал, но в те годы он, с моей точки зрения, был ужасен. Я не поленился и нашел тот самый документ, который был мною составлен, подписан и отправлен руководству в качестве отчета по экспертизе. Позволю себе небольшую цитату:

Несмотря на достаточную легкость освоения интерфейса и многие плюсы системы, имеются и серьезные нарекания:

1. «Прометей» ориентирован на индивидуальную работу со студентом, что сильно затрудняет выполнение некоторых операций при большой численности контингента.

2. Насколько я понимаю, одним из основных обоснований необходимости ввода «Прометея» в эксплуатацию является тог факт, что WebCT работает слишком медленно. По этому поводу в свою очередь возникает два тезиса:

a. Информация, курсирующая внутри и вне WebCT или «Прометея», очевидно, примерно одинакова по характеру и, если и не одинакова по объему, то сопоставима по нему.

Это наводит на мысль о том, что, возможно, не отдельные системы работают медленно, а линии связи внутри и вне вуза не соответствуют их потребностям.

b. В связи с вводом в эксплуатацию оптоволоконных линий связи, очевидно, потребуется дополнительное время на анализ изменившегося быстродействия WebCT: возможно, данная проблема отпадет сама собой.

3. Как было установлено «Прометей» реализован без учета международных стандартов (в отличие от WebCT), что затруднит в случае его внедрения интеграцию вуза в мировое образовательное пространство. Также это сводит на нет усилия подразделений вуза по разработке системы автоматизированного проектирования учебно-методического обеспечения, которая реализуется в расчете на стандарты IMS.

Самыми серьезными и, я бы сказал, непробиваемыми аргументами тут являются первый и третий (впрочем, второй аргумент тоже ничего – в тот период сеть из одного корпуса вуза в другой «подавалась» на сотню-другую компьютеров по единственной витой паре). В «Прометее» невозможно было выполнить операцию над группой студентов, никакую операцию – все нужно было делать с каждым отдельно, вплоть до просмотра отчетов об успеваемости, а речь идет о крупном вузе с тысячами студентов – было сразу понятно, что при использовании «Прометея» многократно и необоснованно возрастет нагрузка на сотрудников деканатов. Что касается международных стандартов в части структуры, хранения и передачи учебного материала, то приверженность им руководство вуза озвучивало постоянно и безостановочно. Вывод моей экспертизы был ясен, как день. Конечно, руководство целого вуза не могло и не прислушалось к выводам заместителя директора одного из своих институтов (то есть меня), тем более что он был единственным экспертом.

Хотя, видимо, были еще какие-то неизвестные мне эксперты, пришедшие к выводам прямо противоположным, потому что через неделю я узнал, что по итогам экспертизы решение о внедрении «Прометея» было благополучно принято. Впрочем, это было не так уж важно, поскольку также выяснилось, что закуплен он был еще до того, как эта самая экспертиза вообще была затеяна.

Далее рассмотрим более свежий и крутой, но тоже забавный пример. Существует «Официальный сайт Российской Федерации для размещения информации о размещении заказов» (12). Название само по себе отличное («для размещения… о размещении»), но мы сейчас не о словесности. На этом сайте можно найти описания того, что требуется министерствам и ведомствам, например описания компьютеров. По идее ведомство размещает такое описание и другую информацию, например максимальную цену закупки, а потом проводится конкурс, по результатам которого и определяется компания, готовая поставить все нужное в лучшем виде по минимальной цене. Проблема в том, что иногда описания до такой степени точны, как будто они не составлялись до конкурса на основании потребностей организации, а опять-таки до конкурса копировались из спецификации конкретных компьютеров конкретной компании. То есть порой возникают весьма настойчивые подозрения, переходящие в смутную уверенность, что ведомство выбрало поставщика еще до размещения заказа.

Мелкие, но, видимо, крайне важные для заказчика детали описания нужной техники, такие как обязательное «указание логотипа производителя» на клавиатуре, эту уверенность только укрепляют.

Я честно пытался придумать некую конструктивную необходимость в логотипе, прямо-таки заставившую заказчика требовать его наличия на клавиатуре, но дальше мыслей об упрощающейся инвентаризации и усиления гордости за «бренд»-овые, а не безликие компьютеры, не ушел.

Некоторые описания заказов таковы, что по ним еще до начала конкурса можно вычислять будущего поставщика-победителя и даже модель компьютера, а потом делать ставки.

Она же – «я прокукарекал, а там - хоть не рассветай». Тут нужны дополнительные пояснения. ИТ-функционеры могут сделать сайт по заказу, но они не ответственны за то, какая информация будет впоследствии выкладываться на этом сайте и насколько оперативно, за ее достоверность, за то, как будут обрабатываться запросы пользователей – посетителей сайта, клиентов. Все работы по «Ввяжемся в бой, а потом…» содержательной поддержке сайта и связанных с ним услуг, исключая работы по поддержанию его работоспособности, как таковой, и доступности в сети, я и называю «наполнением».

Практика показывает, что с этим наполнением очень часто возникают проблемы, поскольку:

ответственность за него лежит на функционерах политической власти, а не на ИТ-функционерах;

деятельность по содержательному наполнению и обслуживанию услуги, подкрепленной некими информационными технологиями, в отличие от производства программного продукта (например, сайта) – это деятельность непрерывная, а не разовая или ограниченная по времени.

Здесь снова привет «Электронной России»: на каждой странице портала государственных услуг в самом низу имеются следующие фразы: «Информация об ошибках будет оперативно передана в ведомство, разместившее информацию. Обращаем ваше внимание на то, что оператор Портала не несет ответственности за некорректную информацию, размещенную на портале». Формально все правильно: как я и сказал, те, кто разработал портал и обеспечивают его работоспособность (то есть техническую поддержку), не ответственны за то, что на портале размещается. Тут здравый смысл не бунтует. Однако сразу возникает вопрос: а кто, собственно, ответственен Если представить себе, что каждое государственное ведомство (коих сотни), которое может и будет размещать на портале информацию, несет исключительную ответственность за ее содержание, достоверность и актуальность… Вам никогда не доводилось скачивать бланки с сайта какого-нибудь конкретного учреждения, заполнять их, приезжать в само учреждение и обнаруживать, что бланки, на «персонификацию» (заполнение) которых вы потратили полдня, год назад, как устарели Мне доводилось. Но хватит сарказма! Очень надеюсь, что на портале государственных услуг все будет организовано грамотно, и подобные опасения граждан, подкрепленные негативным опытом, будут приняты в расчет.

Кстати, и у политических властей поменьше проблемы по схеме «Ввяжемся в бой, а потом…» возникают очень часто. То есть проблемы-то возникают не у них, а у нас. Возьмем, к примеру, отдельные оргкомитеты конференций и симпозиумов: мне по долгу редакторской службы приходится постоянно просматривать множество сайтов поддержки таких мероприятий. Только вот очень часто, на мой взгляд, такие сайты перестают «дышать» (обновляться) сразу же после окончания мероприятия. То есть вначале все прекрасно: продвижение, реклама, освещение, «приезжайте к нам», «оргвзнос такой-то», «тезисы до такого-то числа», «после окончания конференции опубликуем сборник и выложим тезисы на сайте». Но вот настал час «Ч», мероприятие прошло, итогов на сайте нет, пресс-релиза – нет, тезисов – нет, даже информацию о том, что они принимаются до 1 января давно канувшего в лету 2000 года («Поторопитесь!»), никому не приходит в голову убрать. Так вот и стоят вымершие сайты давно прошедших конференций, как покинутые хутора… Честное слово, мне их даже жалко.

«Беззаконие и полузаконие» Суть схемы проста, как просека: есть необходимость что-то делать, но нет документа, который регламентирует подобного рода деятельность. Такая ситуация либо тормозит развитие информационных технологий и всего, что с ними связано, либо заставляет функционеров искать некие длинные легальные или полулегальные обходные пути.

Речь идет о принятии и введении в действие законов и подзаконных актов, связанных с информационными технологиями, при одном «Сами разберемся» взгляде на которые становится совершенно понятно, что при их разработке рядом не было ни одного технически грамотного человека. Прочтение подобных документов вызывают путаницу в мыслях. Со многими законами дело обстоит именно так, и это представляет собой интересный парадокс. Вдумайтесь: мы – программисты, проектировщики и др. создаем нечто, что должен «съесть» компьютер, понимающий только жесткую формальную логику, у нас все четко и точно. Однако законы в нашей отрасли, кажется, с лихвой компенсируют эту точность своей двусмысленностью, избыточностью, неполнотой и красотой формулировок.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.