WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Системы поддержки принятия политических решений (СПППР) и политические системы поддержки принятия остальных… Артюхин Валерий Викторович, научный редактор журнала «Прикладная информатика» член Экспертного совета МОО «Информация для всех» Сложно писать об альянсе политики и информационных технологий с точки зрения здравого смысла, поскольку, с моей точки зрения, политика и здравый смысл часто оказываются «на противоположных берегах». Союз между технологией и политикой – это всегда любовь со стороны первой (информационные технологии многое могут дать политике – подсчет голосов в законодательных органах власти, обработку результатов голосования, онлайн-услуги для населения, приложения для служащих, электронный документооборот и так далее) и часто сугубый расчет со стороны второй (яркие лозунги, громкие возгласы и необоснованные заявления).

Все дело в том, что технология неполноценна без практики. Какой бы она ни была, с ее помощью всегда предполагается что-то создать, разрушить или изменить. Политика, с другой стороны, - это музыка высших сфер и материй, и практическую, осязаемую пользу ее методы дают далеко не всегда.

Такой вот мезальянс (фр. msalliance) — брак между людьми разных сословий или классов, между людьми, сильно отличающимися по имущественному или социальному положению). Потому взаимосвязи между информационными технологиями и политической жизнью следует рассматривать, как мне кажется, с двух направлений1:

1. С позиции того, как достижения информационных технологий влияют на политические решения и жизнь.

2. С позиции PR, где практическая необходимость в технологии (а вместе с нею и здравый смысл) теряет какое-либо значение, либо просто неизмеримо менее ценна, чем ее популярность, известность (хотя бы по отдельным словам в названии) и масштабность.

Признаюсь, после того, как я это написал, я «встал в ступор» примерно на три месяца, поскольку не знал, что еще сказать, - и поделом мне. Во многих отраслях люди радуются, когда политики обращают внимание на их проблемы, и, действительно, когда они обращают свой взор к информационно-коммуникационным делам, мне становится скорее страшновато, чем радостно, но, все же, такой взгляд на ситуацию сильно страдает однобокостью, а потому неконструктивен. Чтобы вернуться в конструктивное русло, начнем с самого начала.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона определяет политику как «одну из социальных наук, а именно учение о способах достижения государственных целей». (1) Нужно сказать, что это определение не слишком отвечает всем сегодняшним реалиям, но, к счастью, можно обнаружить и другие, например:

это сфера жизнедеятельности общества, связанная с получением, удержанием и использованием власти;

это деятельность организации (её поведенческая модель) по реализации своих целей (интересов), например: – техническая политика;

2 – это вообще магическое число, мать и отец антонимов в мире информационных технологий (1/0, истина/ложь и так далее).

совокупность мер и действий, направленных на достижение заведомо заданного результата и так далее. (2) Под политической властью я понимаю возможность и способность навязывать свою волю другим, а также совокупность людей, которые такую возможность имеют и используют. Например, когда речь идет об информационных технологиях, политическая власть представлена людьми, принимающими решения и очень часто не обладающими квалификацией в данной сфере. То есть политическая власть здесь – это человек или группа людей, которые, например, принимают решение о выделении денег на закупку программного продукта, а не эксперты, которые будут его устанавливать, или сотрудники, которые будут его использовать.

Политика бывает «большой» (на уровне государств и правительств) и «маленькой» (на уровне отрасли, ведомств, компаний, организаций). Большая политика – это финансирование проектов на национальном уровне (иногда вызывающее вопросы в таком количестве, что уже даже не хочется над ними думать) и национальные программы, это государственные заказы и законы. Политика поменьше – это то же самое, но менее заметное извне и на меньших плацдармах: корпоративные стандарты и рекомендации, решения и финансирование проектов внутри компаний, обязательные программы повышения квалификации сотрудников (иногда совершенно не связанные с тем, что сотруднику приходилось когда-либо делать в прошлом или придется делать в будущем) и так далее.

Внутри же общественных и профессиональных организаций, занимающих, на мой взгляд, промежуточное место между большой и множеством малых политических сфер, рождаются отраслевые профессиональные стандарты и регламенты, меморандумы и манифесты; представители таких организаций участвуют в обсуждении и принятии политических решений (если «большая» политическая власть это дозволяет).

Понятно, что в идеале, любая политическая власть должна озвучивать и пытаться удовлетворить не свои собственные потребности (власть имущих людей), а потребности «нижележащих», подчиненных ей граждан или сотрудников, но, конечно, так бывает не всегда.

Любая политика способна оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на развитие информационных и телекоммуникационных технологий.

Например, государственная политика оказала огромное влияние на развитие мобильной связи.

Первая мобильная система была предложена американской компанией AT&T, которая, с согласия комиссии FCC (Federal Communications Commission – Федеральная комиссия по коммуникациям), установила мобильную связь (аналоговую) на всей территории Соединенных Штатов (начав в году). В результате целая страна обрела единую систему связи, и мобильный телефон, купленный, например, в Калифорнии, успешно работал в Нью-Йорке. А в Европе все получилось наоборот: когда туда пришла мобильная связь, каждая страна бросилась разрабатывать собственные системы, в результате чего проиграли все. Однако Европа кое-чему научилась на своих ошибках, и с появлением цифровых систем государственные телефонные службы объединились, чтобы создать единый стандарт (GSM или Global System For Mobile Communications – глобальная система мобильной связи, которая по сей день используется и в большей части телефонов на территории России), по которому могли бы работать любые европейские мобильные телефоны. К тому времени в США государство вышло из бизнеса, связанного со стандартизацией, поэтому новые цифровые мобильные системы стали заботой коммерческих структур. Это привело к тому, что разные производители стали выпускать разнотипные мобильные телефоны, и в США появились две основные (и одна поменьше) несовместимые цифровые мобильные телефонные системы. (3) Политика поменьше дает отрасли профессиональные стандарты. В нашей стране ими активно занимается АП КИТ (Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий)2 (4), на международном уровне – такие организации, как ACM (Association for Computing Machinery (5) - Ассоциация вычислительной техники) и IEEE CS (Institute of Electrical and Electronics Engineers:

Computer Society (6) – Компьютерное общество Института инженеров в области электроники и электротехники) и другие. Помимо этого, частично из политических, частично из практических соображений, общества, организации, компании и учреждения создают различные «правила ведения бизнеса», что бы это ни означало – от правил поведения операторов хостинга сайтов и продавцов компьютеров до методов разрешения споров. Такая деятельность во всех ее видах чаще всего конструктивна в той или иной мере, и к негативным обстоятельствам здесь можно отнести, разве что, недостаточный ее размах. В частности, за все годы существования и развития ИТ-отрасли были сформулированы только какие-то кусочки кодекса профессиональной этики для нее. Честное слово, даже на ум ничего такого широко известного не приходит, а ведь вопрос этот важный, потому что с появлением все новых технологий иногда даже не знаешь, как относиться к тому или иному их использованию. Думается, что такая дыра существует потому, что среди людей, крепко связанных с «железом» или «байтами» (непосредственных участников разработки технологий или программного обеспечения) довольно-таки мало людей, интересующихся политикой: мы слишком конкретные люди для всего этого. А, кроме того, нужно очень четко понимать, что, например, разработка программного обеспечения – это бизнес, деньги, прибыль, простите – «бабки» (и не малые при том), а не этика или политика в чистом виде (впрочем, это свойственно любой отрасли, если задуматься, а политики «в чистом виде» вообще не существует). Наша отрасль слишком уж бурно развивается, об этике думать особо некогда, и ее неизбежное и столь нужное формирование начнется не раньше, чем это развитие хотя бы слегка затормозится, буде оно на такое способно.

На уровне компаний и организаций политикой определяются многие вещи – от цвета клавиатуры и фонового рисунка на «рабочем столе» компьютеров сотрудников до требований к формату паролей.

Что-то из этого имеет понятный обоснованный практический смысл, некоторые вещи – полный абсурд с точки зрения смысла здравого.

В общем виде схему связи между политической властью на разных уровнях и представителями ИТотрасли можно изобразить так, как это сделано на Рис. 1. На этом рисунке направления и характер взаимоотношений между политической властью и ИТ-функционерами отображены для «идиллического», нормального сценария. Для случая большой политики в качестве власти выступает государство, а в качестве функционеров – все остальные; для случая масштабом поменьше, когда речь идет о компании или организации, в качестве власти выступает ее руководство, а в роли функционеров – сотрудники или рядовые члены. Глобально все виды взаимодействия можно разделить на две сферы: удовлетворение потребностей политической власти в ИТ-продуктах и услугах и регулирование деятельности ИТ-функционеров.

Адекватность стандартов я в данном случае не рассматриваю, важно то, что работа в данном направлении активно ведется.

Рис. 1. Политика и ИТ: вариант относительно безоблачных отношений Проблемы начинаются тогда, когда одна из сторон пытается взять на себя функции другой, игнорирует ее интересы или манкирует собственными обязанностями по взаимодействию.

Популярные варианты таких вот нестыковок с примерами из нынешней жизни и истории мы и рассмотрим далее по тексту.

Табл. 1. Размыкание рук у верстовых столбов: варианты недопонимания между политической властью и ИТфункционерами Схема Описание Примеры Она же - попытка «продеть слона сквозь игольное ушко», она же – желание «купить за копейку канарейку, и чтоб басом пела». Проще «Семь шапок из овцы» говоря, стороне заказчика хочется «всего, много и сразу», но при этом за неадекватно малые деньги, с которыми он (заказчик) готов расстаться в пользу исполнителя (ИТ-функционера). Схема повсеместно распространена на уровне компаний/организаций и значительно реже встречается (как минимум в случае РФ) на уровне государственных политических властей.3 На том уровне у нас другая распространенная проблема, мы ее позже рассмотрим.

Схема начинает вычерчиваться с неправильного выбора ИТфункционера для производства продукта или другого способа удовлетворения потребности, сформулированной политической «Как сможем… если сможем» властью, может продолжаться халатным отношением исполнителя к взятым на себя обязательствам или форс-мажорными обстоятельствами, а заканчивается тем, что заказчик вообще не получает того, за что заплатил, или получает нечто, несоответствующее заказу. В случае, если в качестве реализации предлагается «нечто», процесс его сдачи заказчику может сопровождаться ментальной атакой на последнего, в процессе которой исполнитель пытается убедить заказчика в том, что именно «это» и было ему нужно.

Никогда бы не подумал 10 лет назад, что доведется это сказать, но сейчас даже жаль, что схема «семь шапок из овцы» так редко встречается на государственном уровне.

Есть один исторический пример, который хорошо иллюстрирует одну из описанных выше схем.

Интересно, что выбор схемы, под которую он подходит, зависит от того, какое из прочтений истории вам ближе. Речь идет о Чарльзе Бэббидже и его Разностной машине.

Первые идеи относительно машины, которая могла бы выполнять вычисления, появились у Бэббиджа в 1812 или 1813 году. В конце XVIII – начале XIX века в Европе широкое распространение получили арифметические, логарифмические и тригонометрические таблицы; банки и ссудные конторы применяли таблицы процентов, а страховые компании – таблицы смертности. Для Англии – великой морской державы – исключительное значение имели астрономические и навигационные таблицы.

Они вычислялись вручную, и в процессе вычислений и дальнейшей печати в них появлялось множество ошибок, приводящих к весьма серьезным последствиям. В июне 1822 года Бэббидж заканчивает и успешно испытывает модель машины для табулирования многочленов, а вот дальше начинаются проблемы: Бэббидж вступает в финансовые взаимоотношения с правительством.

Фактической точкой в этих взаимоотношениях стало письмо, полученное Бэббиджем от английского министра финансов Генри Гоулберна. Вот фрагмент из этого письма:

Мы оба (Г. Гоулберн и сэр Р. Пиль – тогдашний премьерминистр) сожалеем о необходимости отказаться от завершения работы над машиной, на которую было затрачено столь много научной изобретательности и труда.

Но с другой стороны, затраты, которые необходимы для того, чтобы довести машину до состояния, удовлетворительного для Вас, или сделать ее вообще полезной, даже по самым скромным подсчетам настолько превышают допустимые для нас вложения, что мы не видим иной альтернативы. (7) Письмо было получено Бэббиджем 3 ноября 1842 года – через 20 лет после того, как он начал работы над машиной. Она так и не была закончена, а ее действующая часть в итоге Рис. 2. Ю.Л.Полунов «От абака до компьютера: судьбы людей и оказалась в музее.

машин», том Некоторые источники утверждают, что правительство недостаточно финансировало Бэббиджа, а у него самого не было средств на строительство машины (реализацию проекта, как сказали бы сегодня), и в этом основная причина провала (который, впрочем, не умаляет его заслуг). (8) Однако были и другие причины, на которые довольно трудно закрыть глаза:

за все время Бэббидж так и не смог наладить взаимоотношения с наемными инженерами (в основном с Джозефом Клементом), что часто приводило к остановке работ;

бухгалтерия проекта постоянно находилась в беспорядке;

сам изобретатель уехал в путешествие по Европе в августе 1826 года, а вернулся лишь в декабре 1828 – удивительная «самоотверженность» и преданность проекту;

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.