WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |

Массовое возрождение православия наблюдалось в 1988 году, когда в СССР отмечали 1000-летие крещения Руси. К тому времени объявленная в 1986 году М. С. Горбачевым перестройка экономики и гласность в области заний уже дала свои первые плоды. Население более открыто выражало интерес к религии, прежде всевернуться к оглавлению кросс-релиГиоЗные асПекты меЖрелиГиоЗноГо диалоГа го — к религии предков. При этом, если учесть, что подготовка празднования началась уже в 1985 году, можно условно считать, что инициаторы перестройки не исключали возможность замены коммунистической идеологии православной. Для этого периода характерно возвращение церкви и другим религиозным организациям их имущества, реабилитация (большей частью посмертная) многих репрессированных духовных лиц. В апреле 1988 г. состоялся прием М. С. Горбачевым (тогда — главой правящей партии и правительства) Патриарха Пимена и членов Священного синода в период подготовки к празднованию Тысячелетия Крещения Руси.

Именно в этот период наблюдается обращение или возвращение в православие многих россиян. Для Русской Православной Церкви, как и для мусульманских общин характерно появление большого числа неофитов — новообращенных верующих, для которых как раз и характерны как неведение в основных вопросах веры, так и агрессивность по отношению к инаковерующим и неверующим.

С усилением позиций религиозных организаций государство попыталось законодательно выразить свое отношение к религии и к основным конфессиям. Свидетельство тому — два закона, касающиеся религий в России. Это федеральные законы «О свободе вероисповеданий» (1990) и «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997).

Закон о Свободе вероисповеданий разрешал свободное выражение религиозности для всех. Однако эта свобода обернулась анархией, ростом организаций, часто объединенные названием Новые Религиозные Движения, некоторые из которых, включая печально известное Белое Братство, имели деструктивный характер.

Закон Российской Федерации о свободе совести и религиозных объединениях был сформулирован жестче. Параграф 3.27 этого закона выделял так называемые «традиционные конфессии». Принятие Федерального Закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях» сопровождалось острой дискуссией в прессе. В его преамбуле содержится говорится: «Российская Федерация является светским государством, признавая роль Православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

При этом включается и принцип сотрудничества государства с религиозными объединениями, заключающийся в том, что государство содействует развитию общественно-полезной деятельности религиозных объединений, содействует сохранению духовного и культурного наследия традиционных религиозных организаций в соответствии с законодательством РФ.

Несмотря на значительные достижения и огромную положительную роль руководства Русской Православной церкви и мусульманских организаций, следует отметить и их «ахиллесову пяту» — зависимость от центральных или региональных властей, привычку опираться на них, надежду на административный ресурс. Это обстоятельство определяет негибкость многих местных православных и мусульманских организаций в ряде ситуаций, когда человеку или даже местной общине, порой — жителям целой деревни или города нужна конкретная помощь. Оппоненты православия и официальных представителей ислама часто оказываются более гибкими и способны оказать конкретную помощь страждущим как из обще-гуманных соображений, так и в «ловле душ».

Эта ощущаемая самими представителями православных и мусульман уязвимость перед новыми игроками на формирующемся «рынке религий» порой делает их особенно ранимыми, даже агрессивными в отношении оппонентов. В ряде случаев эта агрессивность на наш взгляд — излишняя. В частности это касается деятельности римско-католической церкви и некоторых баптистских (баптисты, методисты) церквей. Однако, стремлевернуться к оглавлению Христанство и ислам в контексте современной культуры ние сохранить «свою» «этническую», «традиционную» паству несомненна созвучна интересам централизованного государства, природу которого мы не обсуждаем, но, которое в силу специфики развития в Евразии не является, да и не может быть государством либерально-демократического типа.

Одной из групп населения России, оказавшейся на фронтовой полосе между радикальными представителями двух конфессий стали так называемые «крешены»- татары-христиане. Не в последнюю очередь в связи с дискуссией о происхождении и судьбах крешенов, но также в связи с ростом конфессионального самосознания как отдельного фактора, не только являющегося частью факторов, определяющих национальное самосознание, но порой противостоящий, противопоставленный им, поднимался вопрос о включении категории «конфессиональная принадлежность» в чило вопросов переписи населения. Сторонниками включения этой категории в перепись населения были, прежде всего, представители различных мусульманских организаций.

В переписи 2002 года такой категории не появилось, хотя, например, в Великобритании подобная категория в переписи 2001 года была введена, и это не привело к каким-либо серьезным негативным последствиям. Пока же мы можем лишь ориентироваться на оценки, сделанные этнологами3. Можно предположить, что около половины населения России в 2002 году не считали себя верующими, 10–12% россиян исповедовали ислам, более 30% относили себя к православным, а из остальных протестанты и католики составляли менее 1% населения. Хотя сейчас выросла доля православных, степень их религиозности не слишком ясна. Скорее, можно говорить о более осознанном отождествлении себя с русскими и православием как частью русской традиции. В то же время традиционными считаются в России и ислам и буддизм и иудаизм.

Итак, в России усилиями правящей элиты создан режим покровительства четырем так называемым традиционным религиям. Но вопрос представительства этих религий не решен окончательно в силу как специфики той или иной общины, так и в силу тех или иных личных амбиций, расстановки сил в той или иной группе давления.

В частности, отнюдь не проста проблема представительства мусульман России в Межконфессиональном Совете.

Центральное Духовное Управление мусульман России и Совет муфтиев России наряду с Русской православной церковью, Конгрессом еврейских организаций России и Буддийской традиционной сангхой выступили соучредителями этого учреждения, в котором каждая конфессия, по взаимной договоренности, должна быть представлена равным числом представителей. В идеале это формула: одна религия — один голос. Однако, на деле оказывается неучтенной позиция муфтиев ряда регионов России, в частности, — Северного Кавказа и Татарстана, имеющих собственные независимые управления, но не представленные в Межрелигиозном Совете России. При этом существует также Верховный муфтият СНГ, возглавляемый верховным муфтием Талгатом Таджуддином.

Традиционно дружеское и уважительное отношение к господину Таджуддину со стороны Русской Православной Церкви не снимает еще одного возникающего при межрелигиозных контактах вопроса. Резонно задаться вопросом, является ли Русская Православная церковь, которой подчинены многие церковные приходы Украины и Беларуси, собственно национальной организацией, или она — наднациональна, и тогда имеет смысл сравнивать ее с Муфтиятом СНГ, а Межконфессиональному Совету нужно придать наднациональный характер. Очевидно, что вопросы иерархии, подчинения и соответсвия не являются первостепенными, но при отсутствии их рационального решения наблюдается несагасованность действий заинтересованных сторон.

Представители Русской Православной Церкви о межконфессиональных проблемах и перспективах христианско-мусульманского диалога.

Подробнее см.: Казьмина О.Е. Конфессиональный состав населения России // http://cbook.ru/peoples/obzor/konfess1.shtml.

вернуться к оглавлению кросс-релиГиоЗные асПекты меЖрелиГиоЗноГо диалоГа Еще будучи митрополитом Смоленским и Калининградским, нынешний патриарх Всея Руси Кирилл осветил ряд важнейших вопросов взаимоотношений Русской Православной Церкви и мусульманских организаций России в интервью издания «НГ — религии» Он, в частности, сказал: «Существующие разногласия в исламском сообществе России являются его внутренним делом, и Русская Православная церковь не может в него вмешиваться. С другой стороны, наличие в современной российской умме нескольких сопоставимых по значению центров, претендующих на представление интересов всей общины на федеральном уровне, в целом значительно осложняет контакты Русской Православной Церкви с исламом». Речь не идет, однако, о неразрешимой проблеме. Митрополит Кирилл заявил, в частности, что не считает, «что для эффективного диалога обязательно объединение всех российских мусульман под единым руководством. Было бы неправильно полагать, что административно-территориальная схема, принятая в Русской Православной Церкви, является оптимальной для любой конфессии, и требовать от исламского, буддийского или иудейского сообщества России организационного единства как необходимого условия совместной работы. Исламская умма России неоднородна и в этническом и в религиозном аспектах. Сосуществование различных духовных центров для нее вполне оправдано при условии мира между ними».

В то же время такую на взгляд многих исследователей и журналистов проблему как обращение русских в ислам, митрополит Кирилл не выделил в качестве пугающих, достаточно взвешенно обозначив ситуацию:

«Ежегодно несколько десятков русских принимает ислам в результате духовных исканий или смешанных браков, однако еще больше этнических мусульман сегодня становятся христианами по этим же причинам.

Подобные случаи смены веры не являются следствием целенаправленной деятельности Русской Православной Церкви или традиционных мусульманских центров России и не осложняют межрелигиозных отношений. Для наших религий первоочередной задачей является возрождение традиционной религиозности в своем собственном пространстве, и очевидно, что отказ от взаимного прозелитизма является одним из важнейших условий добрососедского сожительства».

Как мы видим, виднейшие представители Русской Православной Церкви и мусульманской общины России не склонны акцентировать догматические различия. Общим местом в их заявлениях является акцентирование общих («авраамических») корней христианства и ислама, уважение к личности Иисуса Христа и Девы Марии, почитаемых представителями обеих религий. В то же время вопрос религиозной символики и ее трактовки оказался неожиданно болезненным для ряда мусульманских муфтиев. В частности, так называемые «якорные кресты», на которых Крест помещен над полумесяцем, воспринимались некоторыми муфтиями как «попрание полумесяца крестом». В данной статье нет необходимости подробно рассматривать происхождение христианской и мусульманской символики, хотя ошибочность такого утверждения мусульманских муфтиев специалистам очевидна. Полумесяц христианской традиции — символ чистоты Девы Марии и ни в каком случае не несет никакого уничижительного смысла. Итак, христианская символика, например, изображение Георгия Победоносца на гербе Москвы, воспринимается некоторыми муфтиями как символ союза центральной власти и православия. Между тем мы наблюдаем скорее оформление союза властей и ведущих местных религий. В Татарстане и Башкортостане, например, предпочтение властей явно отдается исламу.

В связи с желанием многих жителей Росси дать детям хотя бы базовые знания об учении Христа и стремлением центральной власти найти или создать идеологию, объединившую бы большинство населения страны, и обеспечивших бы лояльность этого населения власти, возник вопрос о преподавании Закона Божьего в российских школах. Нужно отметить, что практические шаги в этом направлении не вернуться к оглавлению Христанство и ислам в контексте современной культуры могли не вызвать возражений как среди мусульман, часть которых склонна требовать введения предметов, посвященных основам ислама, так и со стороны атеистически настроенных деятелей культуры и, прежде всего, науки. Шагом на пути предотвращения конфликта стало переосмысление уроков Закона Божия в виде курса «Основы православной культуры», что могло усторить атеистическю оппозицию, но, по прежнему не устраивает и многих мусульман. Точку зрения мусульманских авторитетов высказал ректор Московского исламского университета Марат-хазрат Муртазин, увидевший в этом противоречие с конституционным принципом равенства религий перед государством и светским характером образования»4. В ряде регионов, в частности, в Дагестане, предложили заменить уроки «Основы православной культуры» курсом «Религиоведение». При очевидном академическом преимуществе подобного курса отметим, что введение его лишает смысла инициативу, предпринятую пропагандистами уроков «Основ православной культуры». По существу, вместо азов идеологии, объединяющей общество, предлагается академическая общеобразовательная дисциплина. Последнее, бесспорно, важно, но, очевидно, что не соображениями повышения уровня образования учащихся руководствовались государственные и церковные мужи. Решить возникающее между представителями разных конфессий да еще в рамках светского государства противоречие очень сложно. Между тем, в Министерство образования и науки Республики Дагестан уже обратились представители мусульман Дагестана с просьбой разрешить преподавание ислама в школах в качестве факультатива5.

До некоторой степени введение религиозного обучения в школах является нарушением принципа государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями в Российской Федерации, а именно:

принципа отделения религиозных объединений от государства (принцип светского характера государства), предполагающий обеспечение государством соблюдения следующих условий: никакая религия, либо нерелигиозная, включая атеистическую, идеология не устанавливается в качестве государственной или обязательной, государство не оказывает поддержку пропаганде антирелигиозных идей и учений.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.