WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 27 |

Горечь мусульман на арабском Востоке усиливается, когда они видят иностранные армии, а именно американскую — ошибочно считаемую христианской или, по крайней мере, неверной — базирующиеся в Саудовской Аравии, недалеко от святых мест Мекки и Медины, а также в Наджафе, в Ираке. Далее, те же мусульмане оказались бессильными защитить своих палестинских братьев от израильской оккупации их земель. Эта оккупация приняла драматический оборот, поскольку затронула Иерусалим (Аль-Кудс), в котором находится мечеть Аль-Акса. Бремя ответственности, таким образом, преобразилось в вину мусульман региона: это чувство невозможно игнорировать, когда речь заходит о контактах христиан и мусульман на арабском Востоке. Эта горечь порождает в свою очередь другое чувство: гнев. Очевидно, что он направлен на узурпаторов власти в этих обществах за их неверность ценностям — которые трудно определить однозначно — мусульманского сообщества и их бессилие в защите его прав.

См.: Charfi A. De quelques regards musulmans sur les juifs et les chrtiens // A. de Pury, J.-D. Macchi (d.), Juifs, Chrtiens et Musulmans.

Que pensent les uns des autres — Genve, 2004. — P. 93.

The creed of the Muslim Brothers, N. 5 // O. Carr and M. Seurat, Les Frres Musulmans (1928-1982). — Paris, 2001. — P. 26.

вернуться к оглавлению кросс-релиГиоЗные асПекты меЖрелиГиоЗноГо диалоГа 3. Гнев на несправедливости Несправедливость на арабском Востоке велика и многоаспектна. Это, в первую очередь, международная несправедливость, выраженная большим количеством резолюций ООН об израильско-палестинском и израильскоарабском конфликте, оказавшихся неэффективными, поскольку государство Израиль продолжает оставаться безнаказанным. Несправедливость видна также в эксплуатации природных ресурсов региона, доходы от которой идут в основном в страны Запада, эксплуататорам этих богатств и лидерам этих стран и их окружению. Несправедливость, таким образом, и внутренняя — в плохом распределении богатств и плохом управлении природными и человеческими ресурсами. Несправедливость и в злоупотреблении политическим и военным влиянием, в ущемлении прав человека и препятствовании свободе общества. Несправедливость также есть в структуре общества и семьи.

Эта несправедливость, множественная и разнообразная, пестуется в подобных нашему обществах с молодым населением, более половины которого не старше 25 лет. На деле, эта молодежь, снедаемая безработицей, дефицитом возможностей для достойной жизни и приличного культурного и финансового уровня, стесненная в личных свободах и т. п. оказывается перед дилеммой — завидовать своим западным сверстникам или отказаться от своих политических и общественных идеалов. Таким образом, беда христианской и мусульманской молодежи на арабском Востоке состоит в выборе между привлекательностью современной жизни с ее возможностями личностного роста, с одной стороны, и верностью традициям семьи и общества в рамках общества, которое, как кажется, утратило продуктивность, с другой.

Обобщая, мусульманин с арабского Востока гордится своим прошлым и наследием его предков, но огорчен тем, что происходит с этим наследием, и своей неспособностью «защитить» это наследие должным образом. Поэтому он зол на себя и на всех тех, кто, по его мнению, чинит препятствия на его пути верующего человека и мешает его жизни гражданина. Это мое личное понимание долгой и насыщенной истории и чрезвычайно сложного и порой неоднозначного положения. Но, по моему мнению, о контактах между христианами и мусульманами на арабском Востоке, эти моменты в основном важны для мусульман. От них, стало быть, и зависят эти контакты.

II. Христианство на арабском востоке 1. Вызов изначальной множественности Согласно Деяниям Апостолов, первая волна евангелизации вне Иудеи и Галилеи последовала за смертью Стефана (которому было около 36 лет) через Финикию до Антиохии (Деян. 11, 19). Постепенно, но достаточно быстро — согласно традиции, еще во времена апостолов — евангелизация охватила весь регион, называемый сегодня арабским Востоком. Эта область была отмечена множественностью культур. Поэтому Восток, «будучи колыбелью рождавшейся Церкви»8 станет местом множественного процесса успешной инкультурации, что приведет к существованию многих местных церквей, в соответствии с многообразием культур. Христианство даже сыграет определяющую роль в развитии этих культур. Так появились коптская церковь в Египте, ассирийская церковь Востока там, где сейчас Иран и Ирак, сирийская церковь, от которой появились маронитская и греческая мелькитская церкви, а также армянская, грузинская и эфиопская церкви. А в VI веке это многообразие также дополнялось кроме того и арабской церковью определенных сиро-иорданских племен, которая называлась «церковь в шатрах»9.

См. Иоанн Павел II // Orientale Aramaic. — 1993.

См.: Corbon J., L’Eglise des arabes. — Paris, 1997. — P. 33–39.

вернуться к оглавлению Христанство и ислам в контексте современной культуры Само по себе многообразие христианства в регионе ни в коем случае не вредит вере. Наоборот, это своеобразный процесс инкультурации, позволивший Евангелию войти в разные существующие культуры обосноваться в жизни и языке их народов. Иоанн Павел II отмечает в своем апостольском послании Orientale lumen (Свет Востока): «С самого своего возникновения христианский Восток является способным, во всем многообразии своего содержания, воспринять характерные черты любой отдельной культуры при величайшем уважении к каждой общине»10. Этот опыт часто служит примером для других церквей, а именно молодых церквей, старающихся укорениться в Африке и Азии11. Тем не менее, обратная сторона медали — это трудности в общении и взаимопонимании между разными церквями, особенно в кризисные эпохи12, что, несомненно, усиливало определенные конфликты, которые привели к разделению церквей в V веке. Эта множественность церквей, ослабленных отсутствием единства и борьбой друг друга между собой и каждой внутри себя, привела к их «кристаллизации», когда они оказались на правах димми, во время доминирования ислама.

2. Бремя вынужденного коммунитаризма Религиозный призыв Пророка Мухаммеда к в 610 году сопровождался стремительным военным захватом земель Востока. К 642 году на всей территории сегодняшнего арабского Востока уже восторжествовал ислам. Христиане, как «люди Книги», имели особый гражданский статус «димми»13. «Ислам, гарантируя выживание церквей через признание их автономии, на самом деле толкал их на конфессионализм14, который навсегда определил их внутреннюю религиозную и гражданскую структуру», — пишут католические патриархи Востока15. На деле этот новый статус христиан на Востоке привел церкви к относительной изоляции от общества и друг друга. Более того, он принудил их бороться за выживание и соблюдение их собственных интересов. Он также лишил их миссионерского запала, поскольку миссионерство по исламским законам было запрещено. Христиане оказались подобными чужакам в своих собственных землях, выплачивая подати (харадж) за право существовать на них. Один выдающийся историк характеризует церкви в этой трагической ситуации как «символ плененной веры и реальное воплощение чуда выживания»16.

Османская империя (1516–1918 гг.) законодательно закрепила это положение. Это стало решающим шагом в трансформации церквей в этнические сообщества и социполитические субъекты. Католические патриOrientale Aramaic.

Там же. — N. 7; Paul V. Essential unity of the Church in the diversity of its expression, Speech of the pope to the participants at the 400th anniversary of the Greek Pontifical College, April 30 1077. — L’Osservatore Romano, May 17, 1977. — P. 4.

Экуменический диалог в последнее время позволил разным церквям Востока признать единство веры несмотря на то, что они были разделены на протяжении столетий, и мы теперь можем прочитать, что «непонимания и раскол прошлого не затрагивают сути их религии, поскольку эти сложности возникли лишь по причинам расхождений в терминологии, культурных различий, различных формулировок, созданных в разных богословских школах, чтобы выразить одну и ту же реальность». Цит. по: Bouwen F.

Le consensus christologique entre l’Eglise catholique et les Eglises orthodoxes orientales. — 1993. — P. 338.

See: Cahen С. Dhimma // Encyclopedie de l’Islam. — Vol. 3. — P. 234–238.

Конфессионализм означает такое положение вещей, при котором религиозное сообщество не ограничивается областью духовного опыта и практик. Оно оказывает социо-политическое влияние на своих членов. По этой причине государственные власти признают этическое и политическое влияние религиозных сообществ, а каждый гражданин вынужден одновременно соблюдать конфессиональные и национальные интересы.

Council of the Catholic Patriarchs of the Orient, Mystery of the Church, 4th pastoral letter. Christmas 1996. — Bkerke, 1996. — N. 9. — P. 19.

Hajjar J. Les chrtiens uniates du Proche-Orient. — Paris, Seuil, 1962. — P. 128.

вернуться к оглавлению кросс-релиГиоЗные асПекты меЖрелиГиоЗноГо диалоГа архи Востока признают, что «мы до сих пор живем с этой ментальностью»17. Они идут дальше в своих суждениях, признавая, что «это положило начало конфессионализму, являющемуся опасной деформацией религии и ужасающим противоречием со значением церкви». Патриархи добавляют: «Конфессионализм означает заботу в первую очередь о выживании, самозащите и сохранении прав и привилегий в гораздо большей степени, чем о знании веры как таковой. Достижения людей значат больше, чем достижениями веры, и больше внимания уделяется внешним проявлениям, чем внутренним — духовным. Из традиций создается тюрьма, верующие привязываются к давно прошедшему, чуждому современной жизни, религия лишается развития, способного придать ей силу актуальности и постоянного обновления»18.

В конце концов, то, что поначалу было вынужденным социополитическим фактом, стало с течением времени социальной реальностью, интегрированной в структуры церквей и укорененное в ментальности пасторов и паствы. Статус димми неумолимо толкал христиан Востока на принятие коммунитаризма19 как коллективной формы существования и сопротивления и к конфессионализма как способа жизни. В этом контексте другой становится неизвестным, соперником. Еще одно следствие из этого — «геттоизация» христианских сообществ — вопреки некоторым периодам, когда изоляция нарушалась20, — серьезно ограничивала процесс инкультурации христианской религии в регионе в арабскую культуру и, особенно, в исламскую традицию. Ф. Паоло далль’Ольо, основатель сирийского сообщества Аль-Халил, который в диалоге с мусульманами пытается сочетать монашескую традицию и исламскую культуру, отмечает «серьезное церковное сопротивление, особенно на Востоке, к инкультурации христианской религии в арабо-мусульманский контекст, будто бы это угрожает местному христианству с греческими, коптскими, сирийскими или армянскими корнями»21.

Это двойное затруднение для христиан Востока — воспринять иное и открыться арабо-мусульманской культуре — является вызовом, а иногда — препятствием к действительному и обновленному диалогу с мусульманами и исламом. Более того, желание этого диалога осуществимо только через исцеление памяти и, возможно, определенные изменения и гарантии социальной справедливости.

3. Дилемма инкультурации и права на уникальность Мир, в котором мы живем, позиционируется как многообразный, и защита наследия культуры и общества как достояния человечества является приоритетной. В 2001 году увидела свет важная Декларация ЮНЕСКО — о культурном разнообразии22. Ее можно рассматривать как дополнение к декларации о правах человека и как гарантию этих прав на общественном и историческом уровнях. Кроме того, арабский Восток на геополитическом уровне переживает серьезные перемены, которые несомненно определят его характер и облик в буMystery of the Church. — N. 10. — P. 20.

Ibid. — N. 11. — P. 21.

Коммунитаризм является общественным и политическим следствием конфессионализма. Он превращает целое религиозное сообщество в политический субъект и минимизирует политическую роль каждого из граждан.

Здесь я имею в виду первое арабское культурное возрождение, у истоков которого стояли христиане сирийской церкви, во времена Аббасидов (IX-X вв.) и второе возрождение в XIX веке, у истоков которого были христиане Ливана, Сирии и Египта. См.: Khalil S. Cultural role of Christians in the Arab world, 1 and 2 (на арабском яз.), coll. “La pense arabe chrtienne”, n. 4 and 5. — Al Mashreq, Beirut, 2004.

Dall’oglio P. Eloge du syncrtisme // Juifs, Chrtiens, Musulman. Que pensent les uns des autres — Paris, 2004. — P. 80.

Cultural diversity, common heritage and plural identities. Universal declaration of the UNESCO, adopted by the 31st session of the General Conference of UNESCO. — Paris, November 2nd 2001.

вернуться к оглавлению Христанство и ислам в контексте современной культуры дущем. В таких региональных и глобальных условиях христиане Востока имеют право задаться вопросом, нужно ли им акцентировать свою культурную и религиозную идентичность, обращаясь к своему античному наследию и тем самым увеличивать дистанцию с арабо-мусульманской культурой. Католические патриархи Востока утверждают, что «наше арабское общество характеризуется разнообразием и высокой степенью плюрализма во многих отношениях». Они приходят к выводу, что «необходимо дать этому разнообразию возможность проявляться и беспрепятственно развиваться во имя общей пользы народа»23. Те же патриархи с горечью отмечают, что «ни один современный режим в арабских странах, несмотря на тексты конституций, не смог разрешить проблему религиозного плюрализма в этих странах»24.

Отметив этот факт, они заключают — но только в сноске, как будто бы это заключение не настолько серьезно, чтобы разместить его в основном тексте — когда разделение между временным и духовным оказывается невозможным в определенных обществах (надо понимать, в наших обществах), «не создает ли конфессиональный режим барьеров для доминирования одной религиозной группы над другой в обществе, в котором много религий, но одна из них представляет большинство, а другая — меньшинство»25.

Греко-православный митрополит Гор Ливанских преподобный Жорж Ходр кажется несогласным с такой перспективой. Он утверждает, что «именно через память того, что они [христиане Востока] — частица христианского сообщества, они освободятся от комплекса меньшинства, тонущего в безмерности арабского мира»26.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.