WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Уклонение от налогов облегчалось наличием очевидных «пробелов» в законодательстве о налогах и сборах, а также отсутствием в законодательстве четких механизмов, позволяющих предотвратить необоснованное уклонение (например, при применении «трансфертных» цен) от налогообложения. В результате этого процесс уклонения от налогов вследствие возникновения негативного отбора носил самоподдерживающий характер – добросовестные налогоплательщики, выполняющие требования налогового законодательства, оказывались неконкурентоспособными и либо выталкивались с рынка, либо начинали уклоняться от налогов.

Использование кредитно-депозитных и страховых схем для косвенной выплаты заработной платы являлось до реформы часто используемым способом занижения обязательств физических лиц по подоходному налогу.

При страховой схеме предприятие заключает договор со страховой фирмой на добровольное имущественное страхование, расходы на которое исключаются из базы налога на прибыль в размере 1% от себестоимости Анализ и описание результатов работ по оценке эластичности предложения труда, сбережений по предельным ставкам подоходного налога представлены в работах Feldstein (1985), Auerbach, Slemrod (1997), Gruber, Saez (2000), Auten, Carroll (1999), Bosworth, Burtless (1992), Leibfritz, Thornton, Bibbee (1997).

http://www.iet.ru/papers/52/index.htm продукции предприятия, с заведомо маловероятным наступлением страхового случая. Параллельно сотрудники предприятия заключают договор с этой же страховой фирмой о добровольном страховании, вероятность наступления страхового случая по которому равна 100%. В наиболее распространенном случае в схеме также участвует перестраховочная компания, осуществляющая обналичивание через оффшорные банки средств, которые потом выплачиваются сотрудникам предприятий.

Кредитно-депозитная схема имеет схожие принципы организации. В ней договор заключается между банком и предприятием, с одной стороны, и банком и сотрудниками данного предприятия – с другой. Банк за счет средств, задепонированных предприятием, осуществляет выдачу ссуд сотрудникам предприятий, которые ими вкладываются под существенно более высокий процент, нежели обслуживание ссуды. Проценты по данным депозитам представляют собой средства, используемые для выплаты заработной платы.

Широкие масштабы приобрела практика применения схем с использованием так называемых короткоживущих фирм при искажении объявленной сторонами сделки цены товаров (работ, услуг) и занижении объема реализации продукции и услуг, фиксируемого в бухгалтерской отчетности.

Суть операций с использованием короткоживущих фирм состоит в концентрации экономической активности на короткоживущих фирмах, которые «исчезают», не выполнив налоговых обязательств. При этом найти их фактических владельцев невозможно, поскольку регистрация таких фирм чаще всего производится по подложным документам. Для получения неучтенных наличных денег с помощью таких фирм с ними заключаются фиктивные договоры на поставку товаров, работ или услуг, перечисляются необходимые суммы, которые за определенное вознаграждение возвращаются в виде наличных, использующихся для выплаты зарплаты работникам.

Разновидностью операций с участием короткоживущих фирм являются операции с участием оффшорных фирм, которые, будучи зарубежными налоговыми резидентами, ведут деятельность на территории России без регистрации в налоговых органах. Различие заключается лишь в том, что прибыль и неуплаченные налоги переводятся на банковские счета оффшорных предприятий за границу, и уже с их счетов производится выплата заработной платы.

Кроме того, для уклонения от подоходного налогообложения широко используются так называемые дополнительные вознаграждения в неденежной форме (fringe benefits) сотрудникам, в особенности администрации, 16 http://www.iet.ru/papers/52/index.htm позволяющие, с одной стороны, уменьшать базу налога на прибыль, а с другой – не уплачивать с таких вознаграждений социальные платежи и подоходный налог.

1.2. Политические аспекты реформы подоходного налогообложения Таким образом, подоходный налог в России обладал низкой бюджетной отдачей и играл незначительную роль в перераспределительных процессах, поскольку его плательщиками были в основном граждане, получавшие заработную плату, т.е. имеющие низкие и средние доходы. Для преодоления подобной ситуации могли быть предложены два крайних подхода к пересмотру шкалы налога. Первый заключался в усилении номинальной прогрессивности подоходного налогообложения, второй подход, на первый взгляд, противоречащий поставленной задаче, заключался в снижении ее номинального уровня и применении единой ставки налога.

В рамках первого подхода при стремлении к увеличению уровня справедливости подоходного налогообложения возможным могло бы быть повышение ставок налогообложения высоких доходов при снижении ставок, применяемых к низким доходам. Одновременно можно было бы повысить степень прогрессивности шкалы подоходного налога путем увеличения размеров необлагаемого минимума дохода. В результате, при сохранении неизменным уровня собираемости налога могло бы произойти увеличение налоговой нагрузки на обеспеченные слои населения и некоторое снижение налогового давления на низкодоходные группы. Однако, наряду с возможным нежелательным воздействием увеличения ставки подоходного налога на склонность к сбережению и склонность к риску, в российских условиях подход, связанный с увеличением номинальной прогрессивности налогообложения, вряд ли принес бы ожидаемые результаты в области повышения уровня справедливости. Дело в том, что дальнейшее повышение предельных ставок налогообложения в условиях невысокого уровня администрирования данного налога, существующего как по субъективным причинам, так и в силу несовершенства законодательства, резко повысило бы стимулы к уклонению от налога. Поэтому вместо ожидаемого усиления налогового пресса на лиц с высокими доходами, наиболее вероятным развитием событий было бы лишь дальнейшее расширение масштабов уклонения от налогов с использованием всевозможных легальных, квазилегальных и незаконных методов. В результате перераспределения налогового бремени, последовавшего за увеличением уклонения от налогов, малообесhttp://www.iet.ru/papers/52/index.htm печенные слои населения стали бы платить относительно возросшую долю подоходного налога, и несправедливость налоговой системы возросла бы еще больше.

В итоге, задаче повышения уровня справедливости налоговой системы больше соответствовал подход, заключавшийся в снижении предельной ставки подоходного налога для крупных доходов при одновременном осуществлении мер по усилению контроля за сбором налога, в частности, путем перехода к обложению большинства видов дохода у источников его выплаты и ликвидации большей части льгот, позволяющих уклоняться от налога. Именно этот подход последовательно отстаивался ИЭПП8 и правыми фракциями Государственной Думы накануне реформы.

Одним из возможных решений в данной связи являлось установление единой пропорциональной ставки подоходного налога на уровне 13%, что в совокупности со ставкой отчислений в фонды обязательного социального, пенсионного и медицинского страхования примерно равнялось бы ставке налога на прибыль9, с установлением необлагаемого минимума на уровне прожиточного минимума. Применение единой ставки было также важным с точки зрения снижения издержек на администрирование налога.

При подобной системе отсутствует необходимость пересчета налоговых обязательств по истечении налогового периода, при получении доходов на нескольких местах работы, из разных источников.

Поскольку роль подоходного налога в налоговой системе России была до реформы значительно меньше, по сравнению, например, с НДС, налогом на прибыль, отчислениями в государственные внебюджетные фонды, постольку изменения в подоходном налоге не были предметом серьезной борьбы между авторами стратегии реформы и различного рода группами специальных интересов. Естественно, что изменения в других «отраслевых» налогах – акцизах, налогах на добычу полезных ископаемых – в большей степени интересовали различные лобби. Это стало одной из причин достижения согласия между основными центрами принятия политических решений по поводу столь радикального преобразования подоходного налога. Оппозицию этому решению составляло лишь «левое» меньшинство Государственной Думы, активно проповедовавшее прогрессивный подоходный налог – как номинально (по определению) обладающий сущест См. Синельников и др. (2000), Золотарева (1999), Баткибеков (1999).

На момент проведения реформы подоходного налога ставка налога на прибыль была равна 30%.

18 http://www.iet.ru/papers/52/index.htm венно большими перераспределительными свойствами и, как следствие, с их точки зрения, более социально справедливый.

Отметим, что подобная ситуация была характерна не только для России. В работах Agell, Englund, Sodersten (1996), Lodin (1996) отмечается, что важной характеристикой ситуации, приведшей к налоговым реформам в Швеции, являлось наличие политического консенсуса (включавшего и левую часть политического спектра) относительно того, что подоходный налог, вследствие наличия большого количества специальных режимов и льгот для разных видов доходов, сократил свои редистрибутивные свойства и прогрессивность. Аналогичное положение возникло и во многих других странах (см. Haggeman, Jones, Montador (1987)).

Следует отметить, что при невысокой роли подоходного налога в общих доходах всей бюджетной системы России его поступления составляли пятую часть налоговых доходов территориальных бюджетов – бюджетов регионов России и муниципальных образований. Соответственно, у региональных властей могло возникнуть опасение, что снижение предельной ставки подоходного налога может повлечь за собой сокращение доходов их бюджетов. Однако тот факт, что объем уклонения достиг чрезвычайно больших масштабов (в силу, как отмечалось, социально неприемлемого для России уровня номинального налогового бремени на доходы физических лиц и отсутствия реальных административных механизмов по борьбе с этим уклонением), привел, в конечном итоге, к пониманию необходимости снижения ставки подоходного налога, как важного условия легализации «теневых» доходов населения. В этой связи ожидание увеличения налогооблагаемой базы и, как следствие, роста доходов бюджетов стало основной причиной поддержки таких изменений со стороны регионов.

Важным при этом явилось решение о включении в облагаемые доходы денежного довольствия военнослужащих, за исключением проходящих военную службу по призыву. Это увеличило налогооблагаемую базу и фактически являлось своего рода трансфертом доходов из федерального бюджета в бюджеты регионов, в которых дислоцируются воинские подразделения.

* * * По результатам анализа ситуации, сложившейся в России в системе подоходного налогообложения к концу 1990-х гг., можно сделать вывод о том, что основной причиной, определяющей необходимость проведения реформы подоходного налога, явилась его незначительная роль в качестве http://www.iet.ru/papers/52/index.htm инструмента фискальной политики из-за низких поступлений и слабых перераспределительных свойств данного налога. Среди причин, которые обусловили подобное положение, выделяются три – низкий уровень доходов населения; сложность законодательства, регулирующего подоходный налог, при наличии большого количества льгот; а также слабое его администрирование и массовое уклонение от его уплаты.

Выбор между существовавшими альтернативными подходами к реформированию налога определялся, в частности, следующим. Возможность увеличения поступлений налога за счет увеличения предельной ставки налога была ограничена, так как наряду с нежелательным воздействием увеличения ставки подоходного налога на склонность к сбережению и склонность к риску в российских условиях подход, связанный с увеличением номинальной прогрессивности налогообложения, в условиях невысокого уровня администрирования данного налога резко повысил бы стимулы к уклонению от налога. В этой связи установление плоской ставки налога на уровне наименьшей ставки ранее действовавшей шкалы10 позволяло, по мнению авторов реформы, стимулировать легализацию доходов.

Авторам реформы удалось добиться политического консенсуса, во многом сложившегося по причине малой роли, которую подоходное налогообложение играет в России. Возможность привлечения дополнительных средств в территориальные бюджеты за счет роста поступлений налога в результате реформы, в том числе в виде скрытой субсидии из федерального бюджета, заключавшейся во включении в налогооблагаемые доходы денежного довольствия военнослужащих, позволил расширить круг сторонников реформы.

С учетом 1% ставки отчислений в ПФ, осуществлявшихся непосредственно работником, нижняя ставка становилась равной 13%.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.